Женский век, женский день
Истории, которые поймет только женщина
Woman’s Day



18 Марта 2018

+++ Случайная закономерность

Судьба человека – что это: стечение обстоятельств, результат собственных усилий или исполнение предначертания свыше? Наверное, всему есть место в жизни, но история моей доброй знакомой Марии Петровны позволяет предположить, что случай бывает подозрительно похож на гениальное воплощение высшей воли.

…В ту пору, когда поженились Маша и Максим, медицина еще не была оснащена современной диагностической аппаратурой, да и лабораторные исследования находились на примитивном по нынешним меркам уровне. Возможно, поэтому никто не мог сказать толком, почему у них нет детей. В поисках ответа они обошли всех медицинских светил города, но те лишь разводили руками: мол, вы оба абсолютно здоровы, а почему не наступает беременность, одному Богу ведомо. Поняв, что медицина не может им помочь, отчаявшиеся супруги начали ездить по святым местам в надежде вымолить дочку или сыночка. Но годы шли, а их по-прежнему было двое. Отчаяние постепенно сменилось смирением: стало ясно, что родить своего ребенка не получится. Правда, семьи без детей они по-прежнему не представляли. И решили, что единственный шанс обрести родительское счастье – взять малыша из детдома. Но этим планам не суждено было сбыться из-за Машиной сестры Любы.

Она была младше Маши на пять лет, но уже имела двоих детей. Поняв, что ждет третьего, впала в отчаяние: они с мужем и двумя маленькими сыновьями и так ютились в крохотной комнатушке перенаселенной коммуналки, куда тут еще рожать? Да и с деньгами совсем плохо: сыновья чужую одежонку донашивают, даже нормальную пару ботинок купить не на что. Одним словом, третьего ребенка их семья точно не сдюжит. Вот и пришла к старшей сестре, чтобы та присмотрела за мальчишками, пока она на аборт сходит (у мужа не получилось отпроситься с работы).

Услышав про столь некстати случившуюся беременность Любы, Маша чуть не заплакала. Боже мой, кому-то дети лишние, а она и одного зачать не может! Ей бы такую «проблему», как у сестры! И тут Машу осенило: зачем брать ребенка из детдома, если можно растить по сути свою кровиночку? «Оставь эту беременность, прошу тебя, - неожиданно для себя сказала она, как будто все давно обдумала и решила. – Пусть у нас с Максимом будет родной человечек. Ты и грех на душу не возьмешь, и меня выручишь».

Люба, ошарашенная таким предложением, отправилась домой посоветоваться с мужем. «Ну, оставляй, раз такое дело, - пожал плечами Виталий. И поинтересовался. – А они точно не передумают в последний момент, когда поздно будет? Нам лишний рот в семье не нужен. Да и жить негде – и так спим как кильки в банке».

Перспектива скорого появления в семье малыша круто изменила жизнь Маши и Максима. Они расторопно перепланировали свою квартирку, разделив единственную комнату на гостиную и детскую, купили кроватку, ванночку, потихоньку стали готовить детское приданое. По поводу имени будущего малыша к согласию пришли сразу – либо Евгений, либо Евгения. Чем больше округлялась талия Любы, тем сильнее нарастало нетерпение: они так долго мечтали взять на руки свою кроху!

Долгожданное событие должно было произойти в июне. А весной Маша почувствовала себя неважно: кружилась голова, мучила необъяснимая слабость, по утрам подступала тошнота. Решила, что это сезонное обострение гастрита. А однажды, собираясь утром на работу, грохнулась в обморок. Перепуганный Максим вызвал «скорую». Пожилая фельдшерица, выслушав жалобы Маши, поинтересовалась, как у нее обстоят дела по женской линии. Та задумалась: а действительно, не как обычно. На задержку она внимания не обратила, потому что перестала фиксировать регулярность цикла. «Идите-ка вы, милая, к гинекологу», - напутствовала многоопытная фельдшерица, складывая в чемоданчик тонометр.

На приеме у врача Маша едва не свалилась с кресла, когда доктор уверенно произнесла: «Беременность. Срок – шесть-семь недель. Оставлять будете?». «Конечно, буду!» – почти закричала Маша, не помня себя от счастья.

Максим, ожидавший жену около кабинета, не смог сдержать слез, услышав от Маши вердикт врача. Боже мой, пятнадцать лет ожидания – и вот она, долгожданная радость, случившаяся в тот момент, когда они уже потеряли надежду! «Ну вот, то ни одного ребенка не было, а тут будут двое», - радовался Максим. О том, чтобы изменить планы относительно малыша, которого вынашивала Люба, и речи не было – это был ребенок, которого они ждали.

Зато в семье младшей сестры после известия о беременности старшей случился грандиозный скандал. «А мне все равно, что Машка на сносях! – не стеснялся эмоций Виталий, заподозривший, что ребенок, которого носила под сердцем его жена, семье родственников больше не нужен. – Они заказывали – вот пусть и забирают! Если бы не эта их дурацкая идея, и проблемы бы не было. Сами кашу заварили – сами и расхлебывать должны!».

Люба родила солнечным июньским утром. Акушерка, принимавшая роды, удовлетворенно крякнула: «Справная девка! Как из учебника – рост 51 сантиметр, вес три с половиной килограмма, покровы чистые, рефлексы четкие. А хорошенькая какая!». Люба, глядя на новорожденную, заплакала. Как она могла пообещать отдать свою кровиночку? Да не бывать этому никогда!

Раздосадованный Виталий, узнав о решении жены, даже не встретил ее с ребенком из роддома. Зато вечером явился домой в стельку пьяный и заорал на Машу и Максима, помогавших Любе с обустройством комнаты, что по их вине он стал многодетным отцом. «Убирайся! – глаза обычно добродушной Любы сузились в щелочки от обиды и возмущения. – Я сама выращу своих детей, всех троих. А ты можешь катиться на все четыре стороны. Например, к табельщице Надюшке, которая давно по тебе сохнет. Иди-иди, она тебя пожалеет, у тебя же такая беда – дочка родилась!».

От шума проснулась малышка и громко расплакалась. Люба схватила ее на руки, прижала к груди и принялась успокаивать. А разъяренный Виталий, уходя, в сердцах так долбанул дверью, что едва не разлетелся косяк. Тут заревела не только новорожденная, но и перепуганные старшие дети.

Виталий пришел домой на следующий день. У подъезда он увидел «скорую» и санитаров, выносивших из дверей носилки. На них лежала Люба с разметавшимися влажными волосами – на почве пережитого стресса у нее началась горячка. Следом шла Маша с новорожденной на руках, а Максим вел за руки мальчишек. «Любу кладут в больницу, дети пока будут у нас», - сухо сказала ему Маша и, наклонившись к носилкам, шепнула сестре: «Выздоравливай, родная, и о детишках не волнуйся – я отпуск оформлю. Все будет хорошо, главное, поправляйся».

Когда машина неотложки скрылась за углом, Виталий, не глядя на родственников, сказал: «Маленькую берите, я с ней все равно не справлюсь, а пацаны со мной останутся: я сейчас поеду на работу и оформлю административный отпуск. Только вот что… Погорячился я вчера. Конечно, дочка эта вроде как незапланированная получилась, но это все-таки мой ребенок, и как только Люба поправится, мы ее заберем. И на меня зла за вчерашнее не держите - просто выпил лишнего».

Люба провела в больнице две недели. Выписалась слабая, но счастливая: муж навещал ее каждый день, просил прощения. Вместе они придумали для дочки замысловатое имя – Виолетта. Маша, смеясь, говорила, что Виолетта Витальевна – это просто «масло масляное», но уж как родители решили, так тому и быть. Одна незадача: пока Люба лежала в больнице, у нее пропало молоко, так что маленькая Витка росла на искусственном вскармливании. Но при этом ни аллергией, ни коликами практически не страдала и проявляла на редкость позитивный нрав.

А после ноябрьских праздников на свет появилась маленькая Женечка. На свою двоюродную сестру совсем не похожая: обе девочки внешне пошли в отцов. Народная примета гласит, что если дочка похожа на отца, она обязательно будет счастливой. Счастье – штука переменчивая, и нельзя сказать, что на долю сестер выпали только сплошные радости, но обе выросли, окруженные сумасшедшей родительской любовью. Виталий в своей дочери просто души не чаял. Как он сам не раз говорил, не представляет, что за жизнь бы была, если бы Витки не было. Она и ласковая, и послушная, и по дому первая помощница - одним словом, не девочка, а именины отцовского сердца.

Вита и Женя выросли, обзавелись своими семьями, но с самого детства они не только двоюродные сестры, но и лучшие подруги. И праздники стараются встречать вместе, и отдыхать любят большой компанией, и на помощь друг другу всегда прийти готовы.

Кстати, в семье старшей сестры детей больше не было, хотя супруги очень этого хотели. Мария Петровна по сей день уверена, что кто-то наверху специально так распорядился, чтобы ее единственная беременность случилась лишь после того, как дочка ее младшей сестры получила гарантированный шанс появиться на свет.

Ирина Александрова



3
Мне нравится