Женский век, женский день
Истории, которые поймет только женщина
Woman’s Day



14 Марта 2018

+ От праматери Евы до анатомии

Наша группа магистрантов второго курса истфака пришла на семинар по истории РПЦ. Занятие проводил доцент Усенко. В процессе обсуждения темы занятия мы упомянули праматерь Еву, и преподаватель нам вдруг сказал:

– Я мог бы вам сообщить кое-что о Еве, но не хочется вас огорчать.

– Сейчас Великий Пост – мы готовы смиренно нести все огорчения, – ответила я.

– Но скоро 8 марта, – возразил Александр Леонидович, – и вам не понравится то, что я скажу.

– Вы же сказали «раз», говорите уже и «два», – я была заинтригована и не унималась.

Но скользкий Усенко увильнул от ответа. Он быстренько перешёл к следующей теме «Эпоха дворцовых переворотов». Я проявила настойчивость и несколько раз повторила свой вопрос. Три раза Усенко уходил от ответа. Тогда я в четвёртый раз спросила:

– Александр Леонидович, так что там праматерь Ева?

Он подошёл близко-близко к моей парте и, глядя прямо в глаза, тихим голосом (это его манера преподавания, я бы сказала, что очень эффективная) произнёс:

– Напомните мне то место из Библии.

– Ой, но я так сразу и не вспомню. Кажется, это глава 4 «Книги Бытия». Господь поверг Адама в сон, разверз плоть, вынул ребро...

– Так вот, – тихим вкрадчивым голосом вклинился Устименко, – медики утверждают, что ребро – это единственная кость...

– В которой нет мозга? Алексей Леонидович, это старая шутка! – разочарованно произнесла я.

– Я же говорил, что вам не понравится, – смутился Устименко и отошёл. Оставшиеся двадцать минут занятия он говорил очень плотно, так что ответное слово про праматерь Еву мне сказать не удалось.

Прошла неделя и, явившись на его пару, я вызвалась выступать по первому вопросу домашнего задания. И тут же сказала:

– Но сначала я вам отвечу на шутку про праматерь Еву. Прошедшее воскресенье, – отметила я, – имеет в церковном календаре особое название «Торжество Православия». В смысле, торжество над ересями, в частности, над ересью иконоборчества. Предыстория праздника такова: в 9 в. н. э. византийский император Феофил выбирал себе жену. Для этого во дворец были свезены двенадцать красивейших девушек из самых знатных родов…

– Скромненько так жили византийские императоры, – прокомментировал Усенко, – а нашему Иоанну Грозному привозили аж триста девушек.

Я продолжала:

– Феофилу понравилась девушка по имени Кассия, но та была невероятно умна, так что её умное выражение лица возмутило императора. «Всё зло от женщин! Женщина погубила мир», – произнёс Феофил, когда, рассматривая девушек, проходил мимо Кассии. Он подразумевал праматерь Еву. – «Но и спасла мир тоже женщина!» – возразила Кассия, подразумевая, естественно, Деву Марию. «Перечить императору?» – возмутился Феофил и выбрал себе в жёны другую девушку, Феодору, более молчаливую и кроткую. А Кассия поняла, что если могущественнейший в империи мужчина не смог совладать с ней, то другие и подавно не смогут стать ей мужьями. И ушла в монастырь.

Император Феофил оставил в истории след жестокого иконоборца. Однажды он проезжал мимо монастыря, где подвизалась Кассия. Феофил застал монахиню за написанием стихир (церковных гимнов). Увидев тирана, Кассия удалилась в дальнюю келью, а император подошёл к её столику и дописал неоконченную стихиру. Эти строки до сих пор присутствуют в церковной службе Великого Поста. Половина стиха (сочинённая Кассией) – о праматери Еве, а вторая половина (дописанная Феофилом) – о Деве Марии.

Приехав домой, спустя некоторое время, император тяжело заболел. Перед смертью жена Феодора поднесла ему икону, и он к ней приложился, став снова иконопочитателем…

А ваше, Александр Леонидович, примитивное утверждение о том, что ребро – это единственная кость, в которой нет мозга, является полнейшим абсурдом с точки зрения анатомии! Ну а теперь можно поговорить и о дворцовых переворотах…

Елена Куздюмова 



14
Мне нравится