Женский век, женский день
Истории, которые поймет только женщина
Woman’s Day



10 Марта 2018

+++ Настины радости и печали

Это рассказ о жизни моей бабушки Насти.

Сначала ее жизнь складывалась не хуже, чем у других. В девках не засиделась, замуж шла по любви. Муж ладный достался, крепкий, шустрый, веселый, до жизни охочий. Все у него с подходцем, с шутками да прибаутками получалось, легко, но по делу, не попусту.  Константином его звали, что значит «постоянный». Хорошее имя  для главы семьи,  постоянство – качество наиважнейшее. С любой работой он справлялся, и Настя тоже. Один за другим двух сыновей они родили.

Затем началась Война, и Костю призвали на фронт, воевал пулеметчиком. А Настя ждала мужа как все солдатские жены того военного времени – работала в колхозе с утра и до поздней ночи, да еще растила, тянула детей. Как и другие семьи, лиха хлебнули, голодали. Константин вернулся в сорок пятом с наградами, живой и здоровый. То была для Насти радость великая. Бог миловал, возвратился муж и кормилец. Сыновья с батькой заново знакомились, подросли за четыре года, стали подмогой отцу. Одна за другой родились три дочери – мамино счастье и радость, помощницы. Доля такая была у женщин, материнская доля, одного ребенка в люльке качать, другого под сердцем носить. Да при этом до самых родов работать на поле, на ферме, на току. Никаких поблажек и послаблений роженицам и кормящим матерям не было. Без всяких врачей и медицинской помощи рожали, случалось - и на работе.

Так бы и жила семья Константина и Насти в Николаевской области Украины, хорошо там было, тепло, море рядом, земля хорошая, все при деле. Но надумали они поехать на Южный Урал, на целинные земли, которые распахивали, осваивали тогда всем народом. Причин было много: дочки малолетние постоянно  болели, нужно было менять климат. Старшие сыновья закончили школу-семилетку, их надо было учить дальше, а Целине требовались рабочие руки. Там можно было хорошо заработать, поднять детей.

Никто не предполагал, что переезд выявит то, о чем Анастасии лучше бы и не знать. Как погрузились на корабль, нежданно-негаданно попутчица объявилась из их деревни, красавица Маруся. Любила она Костю тайной любовью, знала, что женатый, что дети мал мала меньше. Но мужиков в деревне немного, судьба ее женская устроена не была. Вот и рискнула наудачу, поехала за Константином.

В дороге Маруся не оставляла попыток уговорить Константина оставить семью. Улучив момент, когда, как ей казалось, никто ее не услышит, она стала умолять Костю уехать с нею в Казахстан. Любит, мол, его и до конца дней любить будет. Предлагала с собой взять старшего сына, который к тому времени успел получить образование. Уверяла, что Настя с матерью и остальными детьми не пропадут. Не война ведь, не голод, время мирное. Они сами доберутся до места, не пропадут, устроятся.

Как Анастасия все это услышала, сразу же все уразумела. Выбора у Насти не было, гордость свою показать не могла, смолчала, стерпела обиду. Мужа, которого даже война не смогла у нее забрать, решила не отпускать от себя и детей. Пятеро детей на ней да шестым беременна… Вся душа изболелась на том корабле.

Нелегкий выбор был и у Константина.  О чем он думал? Может,  про то как на войне  мечтал выжить, уцелеть, вернуться к семье. Может,  про детей, которых стыдно обрекать на верный голод и нищету. Или о своем предательстве, которое не простит ему ни Бог, ни дети.  Не знаю, но поступил он, как, наверное, поступили бы и большинство мужчин на его месте: ничего не стал менять – и семью не оставил, и от Маруси не отказался. Так, печаль от измены мужа навсегда поселилась в сердце Насти.

Добирались долго. Сначала морем, потом поездами, где на перекладных, где и пешком. И разлучница Маруся со своими узлами так за ними и следовала до конца пути. Освоение целинной земли требовало большого труда многих людей, работа нашлась для всех.

Обустроились на новом месте, отец семейства зарабатывал, содержал семью, вскоре зажили хорошо. Дети были здоровы, подрастали, учились. Старшие сыновья получили профессии, служили в армии.

Маруся же на новом месте нашла мужа, родила сына. И чем старше он становился, тем больше походил на Костиных детей. Хорошо хоть рос в другом селе.

Следом за младшим сыном Настя еще доченьку родила, хорошенькую, черноглазую, благо нянек хватало. Полон дом был детворы. Бабушка так с ними и жила, приглядывала за внучатами да за хозяйством, готовила еду, обшивала семью, пока здоровье позволяло.

Жизнь проходила в ежедневных трудах и заботах, и ничто не предвещало беду. На ферме, где Настя дояркой работала, однажды случилось несчастье – побила ее корова-первотелка рогами, покатала по земле, копытами потоптала. Еле отбили, отогнав животину вилами.

Домой привезли бездыханную. Долго она между жизнью и смертью была, но очнулась, в себя пришла. Бабушка от дочери не отходила, выхаживала, отвары готовила, снадобья, шептала над ней молитвы, поставила на ноги. Смерть отступила. Настя поднялась, но прежнего здоровья и силы больше в ней не было. Подрастающие девчата мать жалели, оберегали, помогали во всем.

                                        ***

Время шло. Дети выросли, разъехались, семьями обзавелись, сами стали родителями. Приезжали с внуками, не забывали стариков. Бабушка Настя приветливо и хлебосольно принимала всех, была радушной хозяйкой. Привечала в доме малышню, внуков и внучек. Дед Костя всегда был главой семьи, поднимал рюмочку за семейным праздничным столом за Победу да за здоровье, был примером и опорой в жизни всем своим детям. Родной брат Насти с семьей поселился в соседнем доме, близкой родни прибавилось. Жить бы да жить старикам в покое, мире, уважении друг к другу. Но судьба распорядилась иначе.

Давние травмы напомнили о себе – заболела Анастасия, слегла и не встала больше. Всю жизнь незримо присутствовала в их с мужем жизни Маруся, а тут… Узнав, что слегла и обессилела жена Константина, явилась она незваная, заняла свой пост в их доме. Подходила к кровати больную проведать, поздороваться, мучила ее своим присутствием, напоминала о давней обиде на мужа, с которой пришлось мириться до самой смерти. Глава семейства против этих визитов "землячки" не возражал.  Дочери, жалея мать, тетку Марусю выпроваживали за порог, но та вскорости появлялась вновь.

Настя плакала, оглядываясь на прожитую жизнь. Все порывалась встать, никогда не могла позволить себе прилечь отдохнуть, заболеть, занедужить, весь дом держался на ней. А теперь все заботы в доме были связаны с ее здоровьем. Дочери, насколько могли, старались продлить жизнь матери.

Каждый день, как на службу, ходила в их дом Маруся, при живой еще жене, она открыто обхаживала ее мужа. Было видно, что между ней и Костей все давно решено. Так и доживала свой век Настя – прогоняла разлучницу с глаз своих, и плакала.

                                        ***

В то лето, когда баба Настя умерла, я поступала в институт. Прилетела по телеграмме, успела проводить бабушку. Тогда же впервые увидела рядом с дедом давнюю потаенную любовь, любовь всей его жизни – бабу Марусю. Эта пожилая, но все еще красивая женщина причинила семье моего отца много страданий. Всегда была она неподалеку, ждала своего часа. Собрала вещи, оставила в одиночестве своего мужа, с которым жизнь прожила, и прикатила со своим сундуком к нашему овдовевшему деду.

Никто уже не стоял между ними, больше не нужно было таиться, и старики объявили детям о своем решении сойтись. Как же трогательно они заботились друг о друге, ходили принаряженные и счастливые, расцвели оба, словно в молодость вернулись. Наверстывали время, прожитое порознь. Вместе они дожили до глубокой старости. Когда было им под восемьдесят, хотели сходить в ЗАГС, расписаться, но дочери не позволили, паспорт дедов забрали, чтоб не могла эта бабка, став законной женой, претендовать на долю в доме в случае смерти дедушки.

Когда пришел его час покинуть нас, Маруся была рядом. Прощалась с любимым, желанным мужчиной, плакала, причитала, просила не оставлять одну. Через сорок дней после похорон ее забрал родной сын. С Константином прожили они пятнадцать счастливых лет.

Есть ли на свете что-то важнее, главнее, дороже этой любви длиною в целую жизнь?.. Совесть, долг, вера, слезы детей, что-то еще? Кто ответит?

Я не берусь судить.

Наталья



13
Мне нравится