Женский век, женский день
Истории, которые поймет только женщина
Woman’s Day



28 Февраля 2018

+ Кража

Так  случилось, что я рано потеряла близких. Сначала маму, умершую из-за того, что поставили неточный диагноз и неправильно лечили. Потом  в ДТП погиб муж, сбитый  пьяным водителем на дорогом «вольво». Отец пережил супругу на семь лет и скончался от сердечной болезни. В самом начале «лихих девяностых» я осталась с трехлетней дочерью на руках. Пришлось вернуться из столичного города, где не было жилья, в родной провинциальный, в отцовскую квартиру.

Как я жила?.. В те несколько самых тяжелых лет, когда зарплату задерживали порой месяца на 3-4, занимала и перезанимала деньги у знакомых, пыталась продавать на уличных развалах какие-то вещи, взятые у подруги - «челночницы», потерпев фиаско в роли торговки, искала подработку в школах. В институте, где работала преподавателем, «тянула» двоечников, о чем слезно просили иные родители,  договаривалась  о пересдачах. Да, порой благодарили, «натурой». Два или три года на балконе стояла фляга с медом, никак не кончавшаяся, однажды студент-заочник, сельский житель, притащил на турбазу, где мы летом  с дочкой отдыхали, большой бидонище кумыса. Пили его всем знакомым и незнакомым населением турбазы.  От этого «служебного» бизнеса не разбогатела, квартира была запущенная, дверь входная стояла древняя, деревянная.

Подруга  называла меня  «воительницей», восхищаясь моей  стойкостью перед ударами судьбы, способностью к выживанию. Я вяло сопротивлялась этому прозвищу, напоминая ей о   рассказе Лескова, в котором героиня, «воительница», была не слишком привлекательна по своим человеческим качествам. Наверно, подзознательно узнавала в ней себя, хотя и не ощущала ещё, как исподволь менялась: становилась более жесткой, циничной, скупой на слезы и «сантименты». Не  придавала значения тому, что дочери все меньше достается материнской ласки. Она  - то  в детсаде допоздна, потом в школе на продленке, вечером мама готовится к лекции, либо пишет нескончаемые справки и отчеты. Торопливый поцелуй на ночь, несколько дежурных вопросов, домашние задания не проверяются, благо, дочка, умница, справляется, приносит пятерки…

В тот памятный  день в институте было очередное совещание, потом дожидались инспекторов, которые проверяли документы  о нашей научной и учебной работе, поили их чаем и не только - за то, что не сделали никаких существенных замечаний. Возвращалась с работы  уже затемно, надеясь, что ученица добежала домой как-нибудь, школа в ста метрах от дома, ключ с собой имеется. Не в первый раз. Телефона  дома не было, позвонить никак. Захватила с собой оставшийся кусок торта, чтобы побаловать дочку.

Я торопливо подошла к двери… и остановилась. Что-то было не так! Присмотревшись, увидела, что дверь чуть приоткрыта. Боязливо шагнув через порог, обнаружила темноту, пустоту и тишину. Позвала дочку – не отзывается. Включила свет. Платяной шкаф  распахнут, на полу валяются вещи, в большой комнате - пустая  тумба, без телевизора,  современного, недавно купленного, деньги откладывала с полгода. Дочери нет. Страх, отупение, отчаяние на несколько минут превратили меня в неподвижный столб. А вдруг дочка вошла в квартиру, когда грабитель был внутри ?!. Взяв себя в руки, помчалась по подъезду, стучалась во все двери. … Нет, не видели, только пришли, на дверь не обратили внимания. Выскочила на улицу, стала кричать, звать, а если дочка спряталась  от бандитов  в снегу, замерзла?..  Представляла себе её испуганную, зареванную. Вдруг крики «Мамочка, мама…». Из крайнего подъезда бежит дочурка, следом  едва знакомая женщина, разговаривали пару раз на детской площадке, когда дочь была ещё малюткой. Всхлипывания, поцелуи, судорожные стискивания, поглаживания: «Милая, прости, прости, прости… Слышишь, больше никогда…»

Потом вызывали милицию, те искали  отпечатки пальцев преступника на дверях, стенах, перемазав всё в квартире черной краской. Уже вечером, в постели, вернулись к случившемуся. Мои бесконечные поцелуи, обычно такие редкие, вызвали у ребенка густые слезы.  Рассказывая, она нагнетала ужасные подробности, и оправдывалась, и показывала свою храбрость,  чтобы снова и снова мама целовала её, жалела, хвалила.  Как влетела в открытую дверь радостно, думала, мама дома. Как выскочила, но не забыла прикрыть дверь,  извини, мамочка, ключом не могла  закрыть,  ведь замок бандит сломал. Как стучала к соседям, но никого не было, а сидеть в подъезде было страшно, вдруг он вернется. Как выбежала во двор, сидела-сидела  на скамейке, замерзла, а тебя всё не было, я хотела  бежать к тебе на работу, но тут тетенька подошла, сказала, пойдем ко мне, погреешься… Мама, мы три раза выходили тебя встречать, а в квартиру боялись зайти…

    Все хорошо, что хорошо кончается. И преступника нашли, из нашего же дома оказался начинающий воришка, а  телевизор даже  вернулся к нам, не успел  он его  загнать. Всеми правдами и неправдами я добилась установки в квартире телефона, купила себе и дочери популярную новинку – пейджеры, и  время нашлось для доверительных вечерних разговоров.

Но я долго не могла себя простить, да и сейчас  не прощаю. Нельзя ставить выживание, добывание денег на насущие нужды  на первый план, пренебрегая теплом общения с детьми и тем самым «обкрадывая», обедняя свою душу. Нельзя  оправдывать себя тем, что  всё  это делается только для блага детей, чтоб они  были сыты и обуты.  Детям более всего нужна наша любовь и  искреннее внимание. Слезы дочери в тот вечер навсегда остались на моей совести. А подруге называть  меня  «воительницей» с тех пор  я не разрешала.

Валентина



0
Мне нравится