Женский век, женский день
Истории, которые поймет только женщина
Woman’s Day



23 Февраля 2018

+++ Достучаться в закрытую дверь

С Евгенией Михайловной мы познакомились в… застрявшем лифте, хотя уже несколько лет жили в одном подъезде. Со стороны эта женщина мне нравилась: хоть и немолодая, но всегда подтянутая, ухоженная – всем бы так выглядеть в пенсионном возрасте. И только проведя с ней почти час в тесной кабине лифта, поняла, что моложавый вид не всегда отражает молодость души.

Когда лифт дернулся и замер, проехав не больше двух этажей, пожилая женщина изменилась в лице. Увидев испуг соседки, я попыталась ее успокоить, но дело оказалось не в банальном страхе: к ней с минуты на минуту должен прийти в гости сын, которого она очень ждала, а тут такое! Диспетчер лифтовой, узнав о нашей проблеме, не порадовала: мол, придется подождать, бригада ремонтников только что выехала по аналогичному вызову в другой конец района. С учетом вечерних пробок скорого вызволения она нам не пообещала.

«Не переживайте, сын подождет вас в квартире, -  ее волнение показалось мне чрезмерным. – У него же есть ключи?»

«Да ключи-то есть, но не факт, что он меня дождется, - с досадой сказала соседка. – Он ко мне обычно заскакивает на чуть-чуть, его жена с ребенком дома ждут».

Я попыталась пошутить, что застрявший лифт – уважительная причина, чтобы задержаться в гостях у матери, но Евгения Михайловна моего тона не разделила. Заметно нервничая, она стала рассказывать мне, почему этот визит для нее так важен. Вернее, не только этот, но и каждая встреча с сыном. Слово за слово – и я поневоле погрузилась в настоящую житейскую драму, скрытую от посторонних глаз.

«Сашка у меня ребенок поздний, я его родила почти в сорок лет, - говорила Евгения Михайловна. - Мы с мужем уже и не надеялись, что доведется стать родителями. Как мы были счастливы! Только вот муж недолго радовался – не пережил внезапного обширного инфаркта. Я была в шоке: он не только на сердце никогда не жаловался – даже карточки в поликлинике не имел. Саша тогда только в первый класс пошел. С того момента весь смысл моей жизни сосредоточился на сыне. Сашка очень гармоничной личностью рос: и в спортивные секции ходил, и английским занимался не из-под палки, и с техникой всегда был «на ты». Техника его и затянула, выучился на программиста, легко нашел работу, зарабатывает приличные деньги. Его и за границу работать не раз приглашали, да он не поехал. На кого, говорил, я тебя, мама, одну тут оставлю? Мы с ним всегда были очень дружны. Я мечтала, что сын женится, они с женой нарожают детишек – и будет мне о ком еще заботиться и кого любить.

Саша женился почти в 30 лет. Я уж переживать начала, что он слишком увлекается своим программированием и рискует навсегда остаться холостяком. Даже нашу большую квартиру в центре разменяла на две поменьше. Думала, вот будет у него свой дом – появится в нем и хозяйка. И действительно, в жизни Саши вскоре появилась Люба. Когда он привел ее познакомиться, я порадовалась: девушка симпатичная, образованная, немногословная. Тревоги за сына отпустили, я была счастлива, наблюдая, как он весь светится, глядя на свою Любу.

А потом начались странные вещи, которые мне трудно объяснить. То, что Саша стал бывать у меня все реже, я воспринимала как должное: у него своя семья, свои заботы, новые интересы. Но потом стала замечать, что даже когда зову по необходимости (розетку починить или кран новый привернуть), он норовит заскочить днем, в обеденный перерыв. На вопросы, почему бы не зайти вечером, чтобы сделать все без спешки и хоть немного пообщаться, всегда отвечал, что много дел.

В прошлом году накануне своего дня рождения я позвонила сыну, чтобы пригласить его с женой на ужин. Планировала приготовить любимый Сашкин плов, испечь абрикосовый пирог и тихо, по-семейному отпраздновать. Но невестка, которая взяла трубку, сказала, что на этот день у них намечена встреча с друзьями, поэтому прийти они не смогут. Я расстроилась: видимся ведь и так редко, а тут вроде и повод есть. Люба, уловив по голосу, что я огорчилась, отреагировала неожиданно резко. Спасибо за приглашение, говорит, но принять мы его не можем - у нас своя жизнь и свои интересы. Мол, этот вечер уже распланирован, и планы мы менять не будем.

В день рождения сын заскочил ко мне утром перед работой, торопливо сунул в руки подарок, пробормотал поздравления и исчез. Вечер я провела одна: настроение было такое, что и подруг звать не хотелось. Они звонили, хотели прийти, но я сказала, что праздную с сыном и невесткой. На следующий день одна из них перезвонила с вопросом, все ли у меня в порядке: накануне она видела Сашу и Любу, выходящих из кафе.

Дальше – больше. О беременности невестки я узнала от той же подружки. Говорит, видела твою Любу на улице, ей, судя по всему, скоро в декрет. У меня ком в горле застрял: почему такие новости я должна узнавать от посторонних людей?

Родился внук, которого в честь моего мужа и Сашиного отца назвали Мишенькой. Ребенка я впервые увидела в три месяца… по скайпу! Сначала мне говорили, что до месяца младенца никому показывать нельзя, потом – до крестин, и так далее. Я не выдержала и позвонила Любе: «Почему мне нельзя внука видеть? Я ведь бабушка». Невестка сказала как отрезала: «Я не обязана давать вам отчет в своих действиях и объяснять свои резоны. Покажу, когда сочту нужным» – и положила трубку. Я целый день после этого разговора проплакала. А на следующий день позвонил Саша: «Мамуля, выходи в скайп. Люба ушла на маникюр, меня с Мишкой оставила. Сейчас я тебе его покажу!» Вот так я и увидела своего внука в первый раз. Смотрела на него и ревела. Он ведь Сашкина копия, мне так захотелось его на руках подержать – но нельзя.

С Сашей я не раз заводила разговоры на тему, которая не дает мне покоя. Почему невестка не хочет со мной общаться и отдаляет от меня сына, а к внуку даже приблизиться не дает? Он эти мои вопросы не любит, говорит, что все люди разные, и я должна воспринимать Любу такой, какая она есть. И что мои претензии – всего лишь проявление материнской ревности. Но о какой ревности может быть речь, если главное для меня – счастье сына? Вижу, что Сашка любит жену, и его тяготит ситуация, что у нас с ней отношения не складываются. Но своей вины в этом не вижу. Я не лезу в дела молодых, не даю им советов, не настраиваю сына против жены. Все, что я хочу - не чувствовать себя одинокой, но… Не знаю, чем я невестке не угодила. По каким-то неведомым причинам я не вызываю у нее симпатии. Но это ведь не повод изолировать меня от сына и внука, правда?»

Мне стало немного не по себе, что волей обстоятельств я стала обладательницей чужой семейной тайны. Понятно, что этот поток откровенности был вызван беспомощностью и отчаянием пожилой женщины. Чтобы прервать неловкую паузу, я решила высказаться по поводу непонятной для меня ситуации. Смысл моих слов сводился к тому, что если нельзя изменить сложившиеся реалии, надо изменить свое отношение к ним. В данном случае – взять паузу и не делать попыток к сближению, пока невестка не сменит гнев на милость. А пока время все расставляет по своим местам, все внимание направить на себя. В конце концов у молодых вся жизнь впереди, а пожилому человеку совсем не лишним будет о себе подумать. Евгения Михайловна, как мне казалось, слушала очень внимательно, словно старалась найти в моих словах спасительный путь выхода из возникшего тупика.

… С того дня прошло несколько месяцев, в течение которых мы с соседкой ни разу не виделись. Встретились ранней осенью у подъезда. Евгения Михайловна шла с рынка, с трудом волоча большую сумку с овощами. Я вызвалась помочь. Уже перед дверью ее квартиры не удержалась от вопроса, видится ли она с внуком. «Нет, - грустно покачала головой соседка. – К сожалению, в наших отношениях с невесткой ничего не изменилось. Люба меня так и не воспринимает. Пыталась я по вашему совету сосредоточиться на себе и не обращать внимания на то, что происходит, но поняла, что мне этого не дано. Не могу я жить ради себя. Мне ведь не так важно, чтобы меня любили, главное, чтобы не лишали возможности любить и заботиться. Поэтому продолжаю стучаться в закрытую дверь в надежде, что мне когда-нибудь откроют».

Эта ситуация теперь не выходит у меня из головы. Потому что не знаю, чем помочь хорошему человеку. А еще потому, что у меня самой подрастает сын…

Ирина Александрова



2
Мне нравится