Женский век, женский день
Истории, которые поймет только женщина
Woman’s Day



13 Февраля 2018

++ Женский век

История, которой я очень благодарна.

 

Посвящаю моим дедушке и бабушке, родителям.

 

Бабушка говорила, что я родилась на ОЛПе. В детстве мне казалось, что так  называется какое-то сказочное место. Потом в  школе, на  уроке истории, я узнала, что так называется Отряд Лагерного Поселения. Поселение, где отбывали свой срок заключенные, заслуженно или незаслуженно осужденные люди, кто теперь разберет... Даже историки неоднозначно относятся к этому отрезку нашей истории.

Моя родная Воркута вся изначально состояла  из таких ОЛП. Это потом, когда массово стали приезжать вольнонаемные рабочие на открывшиеся шахты, город превратился в архитектурного, интеллигентного  красавца. И от страшных  названий осталась  непонятная  молодым жителям этих мест аббревиатура. А вначале -  бараки, цинга, голод, смерть. Как бы не были виноваты эти люди, такого наказания никто не заслуживает.

В годы войны мой дед  работал главным инженером на промышленном заводе в городе Тбилиси.  В 1945 году, попал в сталинскую мясорубку, был приговорен к расстрелу. Время было страшное, военное. Долго не разбирались кто прав, кто виноват. План  выполнил — уже враг народа.

Бабушка,  совсем молодая женщина с двумя маленькими детьми-погодками, получила «расстрельный» приказ на мужа, приговор потом  заменили на 15 лет тюрьмы.  Сейчас невозможно представить, сколько было ею пережито в эти дни.  Но, делать нечего, надо мужественно держать  удар, на руках дети. Бабушка собралась и поехала за мужем из солнечной Грузии на Крайний Север. Так наша семья попала в Заполярье. Страшный приговор долго хранился  у нас  дома в сумочке с документами. Хорошо помню, как в детстве, играя с найденными бумагами, я  с недоумением прочла его. Конечно, ничего не поняла, но никогда на заданные мною вопросы  не получала ответы, не принято было говорить об этом. Слишком больно, слишком страшно вспоминать. Документы в последствии были уничтожены, чтобы и вопросов не возникало. 

Правду говорят, что человек старается выжить в любых условиях. Бабушка устроилась работать на шахту. Заливала каустик в шахтерские лампы. До сих пор помню ее незаживающие раны на пальцах от этой едкой щелочи. Растила в одиночку детей, моих маму и дядю. Дедушка вышел из заключения  больным человеком, который уже не мог полноценно работать и прожил после этого совсем недолго. Но он остался жив, и это уже было немало. Дети  узнали своего отца. Даже этого небольшого отрезка времени хватило, чтобы они впитали врожденные интеллигентность и культуру этого мужественного человека, на долю которого выпали такие тяжелые испытания.

Помню барак, в котором мы все жили. После пурги невозможно было выйти из дома из-за снежных заносов, мужчины вырубали тоннели в снегу напротив двери и окон. На шахту из-за перемёта дороги, автобусы не могли проехать, и люди, чтобы не опоздать на смену, шли пешком 7 км при отсутствии видимости даже на расстоянии вытянутой руки. Мужчины впереди, женщины за ними. Отправившись в путь по одиночке, люди могли потеряться в тундре и замерзнуть. Когда я подросла и тоже пошла работать на шахту, вспоминаю, как горные инженеры собирались в группы, встав на лыжи, ходили по заснеженным полям и  палками протыкали сугробы, чтобы отыскать своих коллег, которых не дождались дома. Один раз и я, пробираясь в пургу домой, пришла без единой пуговицы на шубе, они были сорваны порывами ветра. 

Мои папа и мама тоже посвятили свои жизни Северу и шахте. Правда, трагедии не отпускали мою семью и в мирное время. Отец потерял правую руку при работе на шахтном комбайне.  Ежеминутный риск, и ты  смиряешься с этим и работаешь, или уходи, слабаков шахта не терпит. К сожалению, и личная жизнь у него с мамой впоследствии разрушилась, не каждому по силам вынести такую тяжелую ношу. Красивый, молодой  мужчина не смог жить калекой, потерял семью, а очень скоро и жизнь.

Приветствовались и отмечались на Севере наградами династии шахтеров. В некоторых семьях уже ребята из четвертого поколения приходят на работу в тот же забой, где работал его прадед. Достоинство и мужественность этой профессии привлекает многих. Недавно подсчитывала общий стаж работы на шахте нашей семьи, получилось больше 150 лет на одном предприятии.

Сейчас, вспоминая то время, все кажется каким-то увлекательным  приключением, вспоминается с  романтическим восхищением. Скучной такую жизнь точно не назовешь, про каждого члена моей семьи можно написать целый роман или снять фильм, а про всю семью даже сериал. Для меня до сих пор нет ничего красивее и роднее Воркуты. Города, где прошла жизнь, который до сих пор не отпускает мое сердце. Там родились мои дети, дочь и сын. Там я испытала и заоблачное счастье от встреченной судьбы и глубокое горе от потери близких. Возможно это вечная любовь к тому, что называется родиной, а может быть, то, о чем написал Пушкин «что пройдет, то будет мило».

Сейчас я живу в Дмитрове, стараюсь принять и полюбить этот  город. Не сомневаюсь, что со временем придут похожие чувства и к этому месту. А следующая моя история несомненно будет про Дмитров, рассказанная с таким же восхищением и любовью. Надо только жить и быть благодарным этой жизни за любое ее проявление, за самую малость. И не быть равнодушным, это главное.

 

Лобачева Лариса, г. Дмитров



1
Мне нравится