Женский век, женский день
Истории, которые поймет только женщина
Woman’s Day



2 Февраля 2018

Синдром выученной несчастности

Иногда я задумываюсь о том, как влияют на нас люди, которые находятся рядом. И ведь какое-то влияние способен оказать каждый из них. Даже если с попутчиком в поезде или продавцом в магазине состоялся всего лишь недолгий разговор, а не удачная семейная жизнь, и то след остался. А уж близкие люди влияют особенно. Временами слишком сильно.

Юлька была несчастной. Никто из нас небывалую радость жизни вокруг себя не расплёскивал, все имели свои комплексы, свои проблемы, невзирая на юный возраст, но Юлька отличалась особой душевной подавленностью. Балованной и весёлой ей расти было не с чего. К последнему классу, когда все стали красивыми и целеустремлёнными, Юлька подошла нескладной и странной.

Я познакомилась с ней, попав в десятый класс. После девятого, когда часть учеников школу покинула, классы объединили, и мы стали учиться вместе. Моя подруга Эльвирка знала Юльку раньше. Их дома стояли рядом, девчонки гуляли в одном дворе, а я на такое диво обратила внимание впервые, хотя наверняка видела Юльку и до того. В какой-то момент мы все втроём сблизились: нашлись общие темы для разговоров и места, походы в которые мы предпринимали.
Юлька не только имела чудной характер, с фигурой ей тоже не повезло. Выглядела она неказисто. Этакий грузный, тяжело дышащий, далёкий от любого изящества арбуз на ножках. При этом блондинка с миловидным лицом и чистейшими, самыми красивыми в мире голубыми глазами.

Внешность значения ни для кого из нас не имела, но вот Юлькины странности… Вкусовые предпочтения её могли бы шокировать даже самую взбалмошную беременную. Приходя в гости, она сметала половину холодильника, причём так комбинировала продукты, что хозяйка сидела в ступоре. Гуляя с нами вечером, она вдруг могла начать танцевать: на дороге, остановке или в магазине. Юльке случалось не совсем адекватно реагировать на происходящее вокруг или услышанное от подруг. Она бесилась, как любой из братьев Кроликовых, когда слышала, что кто-то фальшивит. Оказавшись в гостях у малознакомых людей, она ни с того ни с сего могла начать разминаться. Водились за Юлькой ещё кой-какие причуды. Иногда мы стыдились подруги и со временем начали отдаляться.

Свою диковинную дочь мать воспитывала в одиночестве. Отец существовал, как фигура эфемерная, являющаяся лишь воспоминанием из прошлого. Слух ходил такой: мол, Юлькина мать принципиально не имела с мужчинами никаких отношений, противоположным полом не интересовалась и в тридцать с лишним лет оставалась невинной. При этом выглядела, словно звезда заокеанского кинематографа. Однажды она лежала в больнице, и будто бы кто-то вошёл в палату да совершил насилие над обездвиженной пациенткой. Врачи, ссылаясь на проблемы со здоровьем, не советовали Юлькиной матери оставлять ребёнка, но она решила поступить по-своему.

Неизвестно почему мать так ненавидела мужчин, что вовсе не желала с ними связываться. После того случая она, зная, что больше никогда ни с кем из них не окажется наедине по своей воле, прибегла тем не менее к средству предохранения. Поставила спираль: «Вдруг опять изнасилуют». Однако тема межполовых взаимосвязей Юлькину мать волновала. Подруга рассказывала, как, возвращаясь с работы, из школы, где преподавала географию, её мама иногда садилась на стул и, аккомпанируя себе на гармони, распевала похабные частушки собственного сочинения. Героями этих литературных опусов являлись коллеги учительницы, и все они оказывались абсолютно развратными. Полагаю, эта женщина тоже была несчастной, очень несчастной, ибо не могла проводить свои вечера лучше.

Вот и Юлька выросла с кучей душевных проблем. Все парни выступали для неё персонами нон грата, так постановила мама. Не просто отношения с ними, а даже разговоры на тему этих отношений попали под запрет. За малейшим нарушением следовало жестокое наказание. А Юльке хотелось изведать скрытую сторону жизни. Ведь это так естественно – влюбляться. Особенно в юности. К тому же подруги уже встречались с мальчиками, гуляли под руку, выслушивали комплименты, целовались.

В один прекрасный момент, классе в одиннадцатом, Юлькина мать решила, что мы с Эльвиркой плохо влияем на её дочь, разговоры о противоположном поле ведём, и отослала кровиночку в дальний посёлок к своим родителям. Юлька провела там несколько месяцев, ходила в другую школу, скучала. Она мечтала похудеть и посвятила себя этой задаче. Похудела, вот только вернулась к нам совсем уж дурнушкой. Как выяснилось, под слоем жирка у неё скрывалась совершенно мужеподобная фигура. Огромные плечи, тело без положенных выпуклостей. Позднее подруга снова набрала вес, но жир осел на костях так несуразно, что Юлька растеряла всякие остатки женственности. А желание нравиться парням никуда не исчезло.

После школы мы как-то прекратили общение. Я поступила на юридический, Эльвирка пошла учиться на экономиста, а Юлька надумала стать стоматологом. Она жила дома с мамой, в общежитии не нуждалась, но оно манило девушку, как зачарованный огонёк из легенд. Ведь там каждый день случались вечеринки, куда являлись и парни. Любой город живёт своей упорядоченной жизнью, а его жители не всегда готовы терпеть странных и порой навязчивых людей рядом. Ведь эти странные люди иногда являются без приглашения, пытаются урвать часть общего внимания и потому нередко вызывают агрессию. Однажды Юлька исчезла. На дворе стоял февраль, шёл второй курс её обучения. Мама сходила с ума, изводила милицию. А работники органов искали, искали…
Поиски увенчались успехом лишь в мае. Юльку нашли в канализационном люке.

Много лет спустя Эльвирка вышла замуж за человека, работавшего в то время в милиции и имевшего отношение к этому делу. Он говорил, что преступников отыскали. Какие-то парни избили Юльку, да, видать, настолько от души, что ни один из студентов медиков, каковых немало обитало в общаге соответствующего вуза, уже не смог оказать ей помощь. Потому ублюдки, совершив преступление в общежитии, вынесли тело и спрятали. Надеялись, вероятно, избежать последствий.

Мать не пережила утрату. Я ни разу не видела её после чудовищного происшествия, но могу говорить с уверенностью. Ибо после таких утрат можно жить дальше, но пережить их – никогда. Она могла изначально планировать провести всю свою жизнь в одиночестве, но после появления дочери планы просто обязаны были рухнуть. И ведь не злоба матери сделала дочку чудной, не её комплексы заставляли Юльку дневать и ночевать в той общаге, а всего лишь несчастность. И дикое желание уберечь. Вероятно, множество страшных вещей случается в жизни по причине чьей-то несчастности. И по причине излишней заботы тоже.

Елена Суханова

2
Мне нравится