Женский век, женский день
Истории, которые поймет только женщина
Woman’s Day



5 Января 2018

Бабочки

Первый раз Ленка поцеловалась в пять лет. Это случилось на море, в пансионате. Шестилетний Женя, увидев вечером Ленку, выползшую из такси после длительного перелета, заявил своим родителям, что готов на ней жениться. Ленка, которая ни сном, ни духом, была страшно удивлена, увидев следующим утром на крыльце Женю с полудохлым цветочком в руке.

— Женя, — чинно представился он. — Мы живем там, — И махнул рукой в сторону соседского номера. — Пойдем завтракать?

Ленка молча рассматривала неожиданного кавалера. Затем строго спросила:

— Ромашку зачем сорвал?

Женя посмотрел на поникший цветок.

— Папа сказал, что девочки любят, когда им дарят цветы.

- Я люблю, когда цветы на клумбе. Больше не рви, пожалуйста.

Она смотрела на Женю, ожидая ответа.

- Если не хочешь, больше не буду.

Ленка удовлетворенно кивнула.

- Я Лена. Ладно, пошли завтракать.

Ее родители вышли на крыльцо. Женя также чинно представился, и они немного подождали, пока Ленкина мама, пытаясь реанимировать, выпрямляла ромашку в стакане с водой. Папа и мама Жени сидели напротив в тени плетущейся розы и видели весь процесс знакомства. Потом родители Ленки и Жени тоже познакомились и они все вместе отправились в кафе.

Женя с Ленкой не обращали на взрослых внимания. Они должны были выяснить гораздо более важные вещи: кто дольше провисит на турнике вниз головой, сколько у кого зубов уже выпало, и заодно похвастаться шрамами. У Ленки был отличный шрам на подбородке — месяц назад слетела с качелей, рассекла губу, подбородок и выбила молочный зуб. Врач сказал маме, что со временем шрам исчезнет, но пока он ниточкой светился на подбородке, и Ленка им страшно гордилась, а Женю она зауважала. Потому что у него были шрамы от зубов собаки. Тщательно осмотрев четыре точки над щиколоткой, Ленка спросила:

- Больно  было?

Сначала Женя хотел соврать, но, вздохнув, признался:

- Больно. Я даже плакал.

- Это ничего. Я бы тоже, наверное, плакала.

Они здорово подружились, почти все время проводили вместе, и две недели пролетели незаметно.

Женя с родителями уезжали на день раньше. Вечером, накануне отъезда, он решил признаться Ленке в своих чувствах и пригласил ее на лавочку под розами. Ленка расстроилась, что он уезжает, и думала, чем будет одна заниматься, поэтому не очень внимательно слушала Женю, но его последние слова привели ее в ужас.

- Что мы должны???

- Мы должны поцеловаться, и я на тебе женюсь.

Ленка задумалась.

- Я не хочу.

- Но так нужно, - растерянно проговорил Женя. – Так все делают, если хотят жениться.

Ленка сомневалась насчет женитьбы, но целоваться не хотела совершенно точно. Женя доказывал, Ленка не соглашалась, потом долго сидели молча. В конце концов, Ленка произнесла решительно:

- Знаешь, давай уже, целуй, да я пойду. А то холодно.

Она повернулась к нему и закрыла глаза — в фильмах всегда целовались с закрытыми глазами.

Ленка почувствовала, как к ее губам прикоснулось нечто мокрое и холодное. Это было очень неприятно, почти противно. Она резко открыла глаза. Женя торжественно смотрел на нее.

- Все. Теперь мы поженимся. Ну, не сразу, конечно. Когда подрастем.

Больше всего ей хотелось сразу же сбежать и, как говорила мама, если Ленка повторяла ей странные слова, услышанные на улице, вымыть рот с мылом. Но она откуда-то знала, что сбегать нельзя, неловко сползла со скамейки и сказала:

- До свидания, Женя. Увидимся в следующем году.

И пошла в свой номер. По дороге, не удержавшись, вытерла губы. Все-таки взрослые очень странные.

Придя домой, Ленка не могла усидеть на месте.

— Доченька, что случилось?

Ленка посмотрела на маму. Если ей рассказать, она не будет смеяться. Она никогда не смеялась над Ленкиными рассказами. К тому же, она взрослая.

— Я не хочу замуж!

Мама спокойно сказала:

- И не надо. Может, расскажешь?

- Мама, почему взрослые целуются? Это же так противно! Это как лягушек целовать.

- А ты что, целовала лягушек?

Ленка внимательно посмотрела, не смеется ли мама, отвернулась и кивнула.

- Но зачем? – мама изумленно смотрела на нее.

- Ну, Катька прочитала, что принца заколдовали лягушкой. И мы думали, а вдруг у нас где-нибудь живет заколдованный принц, и хотели его освободить.

- А когда это было?

- В прошлом году, на даче. Мамочка, ты не переживай. Катька просто дура. Я прочитала на следующий день эту книжку. Там было написано, что у принца-лягушки на голове корона, поэтому мы уже не целовали лягушек, а просто смотрели, есть корона или нет. А Катькина бабушка сказала, что все неправда, потому что сказка. Зачем писать неправду?

Ленка вздохнула. Мама тоже. Ленка забралась к ней в кресло.

- Мам, целоваться обязательно, когда вырастешь?

Они сидели, тесно прижавшись друг к другу, и Ленка смотрела, как мама задумчиво улыбается.

- Ну, во-первых, если не хочешь, никто тебя не заставит. Во-вторых, когда вырастешь, целоваться… — мама помолчала, подбирая слово, — …приятно.

- Мам,  я не хочу замуж, не хочу целоваться, и не хочу сюда в следующем году ехать. Давай, лучше на дачу поедем.

- В следующем году мы обязательно что-нибудь придумаем… - Мама крепко обняла Ленку и звонко чмокнула в макушку. Как же это было приятно…

 

Следующую попытку себя поцеловать Ленка пресекла в восемь. В нее влюбился один мальчик. Игорь. Они жили в одном дворе и учились в одной школе, но он был старше на три года и выглядел недосягаемо взрослым.

В тот вечер ничего не предвещало неприятностей. Ленка с подружкой Катькой догуливала последние минуты на улице — мама вот-вот должна была позвать ужинать. Они старательно долепливали снеговика — снег шел два дня, и намело порядочно. Снеговик получился большим, и они никак не могли взгромоздить голову — не хватало сил и роста. Ленка огляделась — может, кто знакомый идет, и увидела его, Игоря, со своим неразлучным другом, Сашей, который так нравился Катьке. Когда они подошли и стали молча разглядывать недоделанного снеговика, Ленка посмотрела на раскрасневшуюся Катьку и, вдохнув побольше воздуха, выпалила:

- Помогите голову поставить!

Игорь и Саша взяли голову и поставили на место. Все так же молча они вместе оценивали, насколько удачным получился снеговик, как вдруг Игорь повернулся к ней:

- Лена…

Ленка изумилась так, словно с ней захотел поговорить инопланетянин.

Не обращая внимания на ее круглые глаза, Игорь произнес:

- Лена, я тебя люблю и хочу тебя поцеловать.

«Нет!» — из памяти всплыло торжественное лицо Жени. Ленка, став намного старше, прекрасно знала, что может быть после поцелуев. Когда родители желали спокойной ночи, выключали торшер и прикрывали за собой дверь — из их комнаты доносился приглушенный звук телевизора. Ленка вылезала из кровати, подкрадывалась к двери и в щелочку смотрела фильмы, в большинстве которых после особенно долгих поцелуев непременно появлялись дети. Родители, обнявшись, смотрели телевизор и улыбались, а что к чему, она выспрашивать утром у мамы все-таки боялась.

Кроме того, было непереносимо стыдно перед Катькой и Сашкой, пялившихся на нее и Игоря.

Все эти мысли вихрем пронеслись в голове. Ленка сделала единственно возможное: изо всех сил толкнула Игоря и бросилась бежать. По дороге попались спасительные кусты, и она юркнула туда, как мышка. Игорь, упав, свалил снеговика и смешно барахтался на спине. Сашка, наклоняясь, отряхивал снег с куртки — видимо, Катька оттолкнула и его.

Ленка понимала, что ее укрытие быстро раскроют. Сразу за спиной проходила теплотрасса, на зиму спрятанная в деревянную оболочку. Тяжело дыша и оглядываясь, Ленка перелезла через трубы и плюхнулась в сугроб. Дальше расстилалась снежная целина, между соснами тепло светился подъезд, где была ее квартира, но она боялась даже пошевелиться, и не зря — Игорь и Саша остановились совсем рядом.

- Куда она подевалась? — спросил Игорь.

- Дома уже, наверное, — весело сказала Катька.

- Пошли, а? — загундосил Саша.

«Давайте, идите уже!» — заклинала Ленка. И тут произошло непоправимое. На третьем этаже открылась дверь и на балкон вышла Ленкина мама, кутаясь в шаль.

- Лена! Домой! – негромко позвала мама, помолчала немного, давая возможность ответить. Но отозваться не было никакой возможности.

- Лена! – уже намного громче и с тревогой в голосе крикнула мама.

Ленка, как распрямленная пружина, рванула напрямик через целину, на ходу крича: «Мам, я иду!»

Подбежав к подъезду, она оглянулась. Игорь, Саша и Катька, взобравшись на теплотрассу, молча смотрели ей вслед. Катька неуверенно подняла руку. Ленка отмахнулась и побежала по ступенькам, а к третьему этажу она уже рыдала в голос.

Мама с белым, как снег, лицом стояла у раскрытой двери.

- Ты ушиблась? Тебя обидели? Что?

Ленка, с перехватившим спазм горлом, мотала головой по сторонам.

Папа, услышав ее вхлипывания, выскочил в коридор с чашкой воды.

- Что случилось? – он присел рядом с мамой.

Мама придерживала чашку, папа обнимал ее вздрагивающие плечи, а Ленка, выхлебав воду и растирая слезы, чуть не кричала:

- Ну почему они постоянно пристают ко мне со своими поцелуями?! — И она уткнулась маме в плечо.

Папа издавал звуки, похожие на что-то среднее между хрюканьем и кашлем.

«Подавился, что ли?» — Ленка перестала реветь. Шмыгая носом, она разделась и поплелась в ванную. Потом, когда они поужинали и уже пили чай, Ленка сказала:

- Я вообще никогда ни с кем не буду целоваться. Это гадко!

Мама подошла к Ленке и притянула к себе.

- Солнышко! - мама ласково смотрела на нее и улыбалась. – Любовь — это волшебство, добрая сказка. Просто тебе надо немного подождать. Когда ты встретишь своего принца, то сама захочешь его поцеловать. И когда его поцелуешь, внутри тебя будут порхать бабочки.

Ленка смотрела недоверчиво. Но… пришло время, и она узнала, что мама оказалась права. Как всегда. И это было так приятно — чувствовать, как внутри тебя порхают бабочки…

Елена



14
Мне нравится