Женский век, женский день
Истории, которые поймет только женщина
Woman’s Day



5 Декабря 2017

Все тот же Данька

 

     Судьба повернулась к Марине спиной, когда свершилось то, о чем сильно мечтала. Она, провинциалка, поступила в московское театральное училище, куда безуспешно пыталась попасть три года подряд! И сразу влюбилась в старшекурсника Антона, обаятельного парня с рыжей шевелюрой - увидела его на репетиции этюда, поняла, что особенный, и других замечать перестала. Чувства свои поначалу скрывала, не думала, что столичный парень обратит на нее внимание. Но ошиблась. В пылу отчаянных попыток поступления, она просто не отразила в зеркале момент, когда из угловатой школьницы превратилась в очень привлекательную девушку. Изящный овал лица, тонкие черты, длинные до пояса волосы с удивительно пепельным оттенком. Словно аристократка прошлого века! Антон не смог пройти мимо!

     Первый год учебы пролетел как во сне. Когда выяснилось, что Марина забеременела, любимый резко изменился. Повел себя так, будто знать ее не знает и не хочет иметь с ней ничего общего. Куда ушла нежность? Откуда взялась холодность? Марина не находила ответов. Утешала себя тем, что он просто испугался, но скоро осознает, прочувствует, вернется. Как-то даже попыталась поговорить с ним, объяснить, как сильно его любит. Впустую. Тогда решила прервать беременность, пошла в больницу, но услышала  отказ - время упущено. Как сомнамбула продолжала ходить на занятия. Хорошее самочувствие и отсутствие токсикоза позволяли ей даже заниматься танцами, делать акробатические этюды. А по ночам в общежитии лила слезы в подушку.

     Мама Марины словно почувствовала неладное,  стала звонить чаще обычного, но дочь никак не осмеливалась ей сказать о случившемся.

     – Как  дела? – Не волнуйся, все будет хорошо.

     – Как сессия? – Все хорошо.

     – Не голодаешь? – Не переживай, все будет хорошо…

     Это «все будет хорошо» взволновали маму больше любых истерик. Она без предупреждения приехала в Москву. Вошла в комнату и обомлела: на кровати возвышался один большой живот. Справившись с волнением, просто сказала: «Что же ты лежишь, гостей не встречаешь?» И всю неделю, пока гостила у дочери, ни разу ни в чем ее не упрекнула, не задала ни одного вопроса. Когда уезжала, Марина пошла провожать ее на вокзал. На перроне мама быстро попрощалась и зашла в вагон. И вроде отвернулась, но дочь успела увидеть – она плачет…

     После неожиданного визита Марина словно очнулась. Стала думать о своем будущем, о  ребенке, следить за здоровьем. На одном дыхании сдала экзамены за первый семестр второго курса и поехала домой к родителям рожать. Где-то в душе затаилось не проходящее чувство горечи, что не оправдала надежд родителей и преподнесла им такой сюрприз, но знала, что поймут и поддержат. Рожала тяжело: неделю после родов лежала в реанимации. К счастью, все закончилось благополучно, и спустя три недели они с сынишкой уже были дома.

     Данька рос неспокойным, плохо спал, много плакал. Такое состояние малыша  приходившие врачи списывали на  тяжелые роды и родовую травму. А через полтора года у малыша обнаружилась задержка в развитии речи. В участковой поликлинике провели обследование, отклонений не нашли. Врач успокоил: «Ничего страшного. У мальчиков часто с опозданием все проявляется». Но когда исполнилось два года, а сын по-прежнему не мог произнести ни одного слога, Марина встревожилась не на шутку. Пошла к другим врачам – узким специалистам: провели массу обследований, получили результат и… мир рухнул.

     – Мы уже ничем не можем помочь вашему ребенку, – как будто издалека  доносились слова доктора. – Его мозг сформировался. Если бы вы обратились на год раньше…

     – Господи, что вы говорите? – Марина никак не могла вникнуть  в происходящее. – Мой сын постоянно находился под наблюдением участкового врача!

     – Раньше наше вмешательство принесло бы пользу, – неумолимо продолжали звучать страшные слова. – Ваш мальчик ни в чем не уступал бы сверстникам. Пришли бы полгода назад – была бы хоть какая-то степень развития...

      Последующие дни Марина помнила плохо. Когда шок прошел, и семья смогла трезво оценить ситуацию, выяснилось, что в недосмотре психического отклонения  Данилы виноваты участковые медики, не сделавшие вовремя нужный анализ мочи. Если бы диагноз был поставлен вовремя, лечение восстановило бы хоть в какой-то степени  функцию отказавшего участка головного мозга, и Данька был бы более-менее нормальным человеком. А теперь он… дебил. Услышав это слово впервые, Марина шарахнулась от него как от огня. О ком это? Неужели о ее сыночке? Не может быть! Разве у неполноценных бывают такие милые личики? Нет, конечно, нет!   

      В участковой поликлинике врачи без единого слова оформили все документы на «инвалида детства». Но даже получив документы, удостоверяющие непоправимую болезнь, молодая мама не могла поверить в реальность. И стала собираться в Москву, в лучшие институты и клиники. Родители поддержали.

     Кандидаты и доктора наук – один второй, третий проходили чередой. Импортное оборудование, современные методики, сумасшедшие деньги…

     – Марина, послушайте совет: не мучайте больше сына обследованиями, других результатов не будет, – подвел черту очередной профессор, подтвердив диагноз предыдущих. –  Вы можете поехать даже за границу, но и там не услышите ничего нового. Поберегите деньги на содержание сына, ведь ему всю жизнь придется жить на лекарствах, причем, дорогостоящих.

     Встречавшие в аэропорту родители поняли все без лишних слов. Дочь отдала им на руки Данила и заплакала в голос. Еле-еле смогли успокоить.

     Бабушка с дедушкой старались вести себя с внуком как с нормальным ребенком, приходившие в гости друзья и знакомые тоже. И Марина привыкла к его поведению - оно перестало казаться ненормальным.  Но порой беда прорывалась, как змея обхватывала за горло, и жалила, жалила, жалила…

     Когда сыну исполнилось три года, в гости к Марине приехала школьная подруга, учившаяся в другом городе. Она была в курсе истории, тоже старалась вести себя, как ни в чем не бывало. Но однажды утром из ее комнаты раздался крик. Марина прибежала и увидела: подруга сидит на кровати, зажав рот руками, в глазах - вселенский ужас. Рядом стоит Данил и мычит, мотает головой, бьет руками по стенке. Зрелище не для слабонервных. Подхватив сына, попыталась разрядить  обстановку:

    – Не пугайся, такое бывает у деби… – договорить не смогла, стало невозможно дышать.

     Но прошло еще два года, прежде чем Марина смогла спокойно произнести вслух  слово «дебил». Два года она заставляла себя свыкнуться с этой мыслью, ходила и повторяла: «Мой сын – дебил, мой сын – дебил». И вот произнесла. Оглянулась – все тот же Данька, улыбчивый, рыжий, солнечный, которого очень любит. Значит, жизнь продолжается.

     Как-то вечером папа вдруг заговорил с Мариной о ее будущем:

      – Дочка, тебе надо учиться. Сейчас денег нам хватает, но так ведь не будет вечно. Куда ты потом сунешься без образования?

      – Да-да, поезжай в свой театральный, восстанавливайся, – поддержала мама. – Пока здоровье есть, я с внуком буду заниматься. Выйду на пенсию пораньше.

     И спустя четыре года после последнего экзамена Марина вновь оказалась в Москве. Увы, никто ее в родном  училище не ждал. Пошла в другие театральные вузы, но везде слышала одно: «Милочка, в таком возрасте вылепить что-либо приличное из вас уже невозможно». Пришлось вернуться домой.

     После «ахов» и «охов» на семейном совете решили, что стоит попытать счастья в местном институте – на заочном отделении филологического факультета. Для Марины это было удачное решение: она могла учиться и заниматься с Данькой. Училась легко, через несколько лет успешно защитила  диплом. И начала работать  редактором в издательстве. Обрадовавшиеся поначалу родители вскоре приуныли: дочка сидела ночи напролет с текстами, а получала крохи. Тогда вновь на горизонте возникла Москва.

     – В столице легче найти приличную работу, – веско сказал отец.

     – Давай попробуем, – поддержала мама. – Вдруг толк выйдет. Еще и личную жизнь устроишь.

    Марина бросилась маме на шею.

    На этот раз в Москве дела стали складываться на редкость удачно. Устроилась менеджером в ювелирный магазин и сняла сравнительно недорогую квартиру. Чтобы не терять квалификацию, подрабатывала в столичном издательстве. Торговля в магазине шла успешно. Центральное место привлекало иностранцев, а Марина очень неплохо знала английский, да и внешние данные ее от жизненных перипетий не пострадали. Владелец магазина заметил, что у новенькой больше всего клиентов и стал более щедро оплачивать ее работу. 

    Уже через год она смогла отправлять домой достаточно денег: хватало не только на безбедную жизнь и лекарства для Данилы, но и на обустройство. В доме сделали ремонт, установили новую бытовую технику, чтобы легче управляться по хозяйству. На саму себя у Марины уходило немного денег – любительницей тряпок никогда не была, приобретала  лишь костюмы для работы.

     Москва – город-планета: встретить прежних сокурсников по училищу не надеялась. Но пути-дорожки однажды скрестились: на Тверской столкнулась с одной из прежних подруг. Разговорились  –  узнала, что та стала актрисой столичного театра. Тут же получила приглашение в гости - в театральное общежитие. И надо же такому произойти: именно в это время туда к своему другу пришел с женой и годовалым сыном Антон, ставший актером другого московского театра. Марина увидела, застыла, но потом резко развернулась и ушла в комнату подруги. Села на стул, обхватила голову руками. Тихо стала бормотать: как мальчишки похожи, как похожи...

     – Конечно, ведь у них один отец, – банальной фразой попыталась подруга отвлечь ее от горьких мыслей.

     – Да нет, другое. У малыша тот же странный взгляд, как у Даньки – куда-то внутрь себя. Ты поговори с Антоном, пусть покажет ребенка врачу, пока что-то еще можно исправить...

     Спустя годы Марина так не осознала, действительно ли сын Антона  имел похожее заболевание или это ей лишь показалось из-за пережитых страхов за сына. Но после той встречи стало легче. Если помогла – хорошо, ошиблась - еще лучше. Прошлое будто отпустило, из сердца исчезла боль. И будущее с Данечкой окрасилось в теплые краски. 

Татьяна Кравец



7
Мне нравится