21 Июля 2017

Не бежала – летела домой

Когда началась война, семья Ветлугиных – мама, папа и их дети, старшая Римма и младшие Олег, Юра и Люба – жила в селе Трудфронт. События военного времени от нас отделяют десятилетия, сейчас Римма Гавриловна мало что помнит о них – память сохранила только наиболее взволновавшие эпизоды.

- В центре села, на холме, находился сельсовет, - вспоминает она. - На его крыльце стоял военный и читал по спискам фамилии мужчин, которые должны были уйти на войну. С одной стороны играла музыка, а с другой доносился плач жён, матерей, детей, провожавших мужчин на войну. Папу тоже призвали на фронт, но вскоре вернули домой – он был инвалидом гражданской войны и не мог воевать из-за полученных раньше ранений. Ещё помню, что около села находилась военная часть, а в двух метрах от нашего дома рыли окопы.

Гавриил Порфирьевич работал инспектором по охране рыбы. В августе 1942 года в Трудфронт пришёл баркас – семью переселяли в посёлок для работников рыбоохраны и их семей, находящийся в 3 километрах от Житного. По дороге дети ели свеклу, которую заботливая мама, Антонина Иосифовна, потушила в алюминиевой кастрюльке.

В посёлке люди от голода не страдали: выручали огороды, но больше - рыба, благо её тогда было много. А дети собирали корни чакана, в которых был сладкий мучной стерженёк, сушили в печке «свинушки», коренья, которые находили на озерах. Это было лучше лакомство.

В то же время, в лето 42-го года, враг приближался к Астрахани, город бомбили. Римма Гавриловна видела лучи прожекторов во время бомбёжек, окна дома дребезжали, казалось, в них полопаются стёкла.

На новом месте жительства Римма Гавриловна пошла в школу.

- Помню фамилию моей первой учительницы – Курьянова. В нашем посёлке школы не было, поэтому на занятия ходила в Житное. Дорога была единственная – через степь. Зима 1942 года запомнилась мне сорокоградусными морозами, а одевать было особенно нечего, у меня даже чулки были разных цветов. Я ходила в парусиновых ботинках, байковом пальто, без варежек, обняв книги, перевязанные верёвкой, прятала руки от мороза в рукава пальто. Как только я приходила в школу, меня ставили к печке, и я грела, прижимая к ней по очереди то одну, то другую ногу. Когда была грязь, приходилось пропускать занятия.

В 1943 году в семье случилось горе – умер Гавриил Порфирьевич. На работе его заменила Антонина Иосифовна. Дома её не было неделями. На плечи 11-летней Риммы легли заботы по хозяйству, уход за маленькими братьями и сестрёнкой. До Победы оставалось 2 года.

День 9-го мая Римма Гавриловна помнит очень хорошо. Об окончании войны объявили в школе и отпустили учеников по домам.

                - Был тёплый майский день, и змеи грелись на солнышке, - вспоминает она. - Я всегда боялась змей, испытывала к ним отвращение, но в тот день я не бежала, а летела домой, не замечая их. Когда я прибежала, рассказать радостную новость было некому: рыбаки спали, устав на промысле, а все женщины ушли сажать тыкву. Я никому не сказала об окончании войны, потому что боялась, что в школе ошиблись и сказали неправду. Вечером все узнали, что враг капитулировал. Я очень сильно плакала, потому что папа не дожил до конца войны.

Сведения о рассказчике:

Танас Римма Гавриловна. Родилась в 1933 году 9 июля.

С 1941 по 1942 жила в селе Трудфронт, затем – в рабочем посёлке в 3-х км от села Житное (Астраханская область).

Мать – Ветлугина Антонина Иосифовна.

Отец – Ветлугин Гавриил Порфирьевич.

ИСТОРИЯ ПРИСЛАНА ЛЮДМИЛОЙ КОЧИНОЙ

1
Мне нравится