12 Сентября 2017

Дальняя Сибирь

Если человек хороший, то не важно, какие у него зубы. Зубы же учителя географии Эдуарда Леонидовича Милкина были мелкими, острыми и под наклоном. Внешность он имел неприятную. Редкие волосенки, вечно грязные, имели тенденцию к росту, а географ тенденцию к походу в парикмахерскую не имел, поэтому жидкие кудри свешивались, придавая географу чуть растерянный и даже жалобный вид. Но это когда молчал. Стоило ему открыть рот и начать говорить, как вся жалость к нему вмиг улетучивалась. Сам же Милкин держался о своей персоне весьма высокого мнения. Он считал себя умным, образованным и эрудированным и любил поговорить, потому что считал, что ему есть что сказать. На самом деле, зануднее человека, чем Милкин, не сыскать на всю Сибирь. При этом он гордо носил звание заслуженного учителя России.

Уроки Эдуарда Леонидовича не отличались веселостью и проходили весьма заунывно, хотя Милкин сам себя считал весьма остроумным, а в манере говорить подражал одному известному писателю-сатирику. К ученикам географ относился с долей пренебрежения. Требовал безукоризненного знания предмета. За мелкие недочеты существенно снижал оценки. Получить у него пятерку было почти немыслимо, если только очень постараться и чем-то угодить географу.

Лена Краснова очень, очень старалась, поэтому и ходила в отличницах по всем предметам. Даже по географии, хотя Милкину ничем не угождала, а просто он смирялся перед ее знаниями. Лена с первого класса слыла лучшей ученицей. Девочка она и впрямь была не глупая, к тому же прилежная и послушная. Но не из категории ботаников-заумников. Краснова не жадничала своими знаниями, помогала на контрольных, объясняла домашние задания, подсказывала, если кто-то чего-то не знал. Сама же она, казалось, заранее освоила всю школьную программу и уверенно шла на золотую медаль, которая ей была необходима для поступления в институт международных отношений.

Близился к концу последний учебный год. Лена, как и все ее одноклассники, переживала и волновалась за то, как она сдаст экзамены.

— Ленка, да брось ты так мучиться! — успокаивали ее подруги. — Тебе-то и переживать?

Наступившие экзамены шли как по маслу, и пятерки бежали в аттестат наперегонки.

— Везет тебе, Краснова! — говорили одноклассники. — А медаль-то хоть из чистого золота?

— Не сглазьте! — отмахивалась Лена.

Наступил день экзамена по географии. Краснова, разумеется, была к нему готова.

Лена вошла в класс. Все невольно залюбовались ее сибирской красотой, статью, дивным блеском умных глаз. Видя это, Лена улыбнулась всем белоснежной улыбкой. Плавным движением она взяла билет и сразу вызвалась отвечать. Краснова на одном дыхании, без запинки, выложила свои знания по предмету. Довольные члены комиссии утвердительно кивали. По всему было ясно, что медаль у нее уже на шее. Лена бойко отвечала на вопросы экзаменующих, поражая их своей эрудицией.

Милкин за все это время не произнёс ни слова. Он рисовал на бумаге каких-то двурогих существ.

— Ну что, Эдуард Леонидович? Отпускаем будущую золотую медалистку? — спросил председатель экзаменационной комиссии. — Очевидная пятерка.

Милкин демонстративно медленно поднял голову.

— Пятерка? — он пристально посмотрел на Лену. — На пять знает Бог, на четыре я, а она… В общем, так. Ответишь на мой вопрос — будет пятерка.

Милкин неприятно улыбнулся.

— Какими географическими условиями определяются особенности ландшафта и геологического строения Дальней Сибири?

Видно было, что Краснова растерялась. Плечи ее сначала опустились. Потом она с каким-то вызовом выпрямилась… И снова поникла.

— Итак, какими? — географ презрительно посмотрел на ученицу.

— Не знаю.

— Так о какой пятерке речь. А? — Милкин холодно посмотрел на Краснову.

— Ставьте четыре, — упавшим голосом произнесла Лена.

— Четыре, так четыре.

Краснова, виновато улыбаясь, попятилась к выходу.

После ее ухода в классе повисла пауза.

— Эдуард Леонидович, а чем определяются особенности этого ландшафта? — робко спросила завуч школы.

— Ну, вы даёте, сударыня! Вы в Сибири живёте или где? Есть Восточная Сибирь, есть Западная. Есть Дальний Восток. А про такое понятие как Дальняя Сибирь я что-то не слыхал.

Наталья Романова-Сегень


Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook






30
Мне нравится