1 Марта 2017

Арбуз - это ягода

Лидия Ильинична очень любила возиться с молодёжью, не то что другие учителя из её школы.

   Время от времени у них в коллективе появлялись молодые специалисты, и им, конечно, надо было помогать. Они все такие неопытные в первый год работы!

   Лидия Ильинична, глядя на них, всегда думала, что они похожи на маленьких детей, которые не умеют плавать: барахтаются на отмели, молотят ножками по воде, упираясь руками в дно, и думают, что всех обманули. А на самом деле видно, что плавать не научены…

   Конечно, Лидия Ильинична много лет назад и сама была такой же беспомощной и наивной молоденькой учительницей, но зато с полезными амбициями. Все молодые учителя думают, что, как только они переступят порог школы, уж тогда они себя покажут, куда там Макаренко или Сухомлинскому! Дайте только где развернуться – и вы все ахнете!

   Но жизнь быстренько вносит свои поправки, и уже к концу первого месяца работы специалисты понимают, что они пока что – никто и ничто… И ох как далеко им до настоящего педагогического мастерства! А пока – учиться, учиться и учиться…

   Многие этого не выдерживают, и после первого же года работы покидают её навсегда. Но те, которые остаются, - вот они-то и становятся со временем неплохими учителями. Правда, до этого – годы и годы…

   Лидия Ильинична работала в школе вот уже тридцать лет, видела всяких учителей. И сама успела стать опытным педагогическим «волком», закалённым в испытаниях. Она не скупилась ни на совет, ни на помощь, понимая, что такие, как она, - это опора всей школьной системы.

   И в новом учебном году ей поручили шефство над молодым коллегой, Александром Петровичем. Так и хотелось сказать ему «Саша, деточка!» - такой он был весь юный, беззащитный!

   «Наверное, долго не выдержит, сбежит», - сразу же решила про себя Лидия Ильинична.

   Молодому учителю (по диплому – биологу и химику) дали нагрузку в среднем звене, хотя он больше хотел преподавать химию, а не ботанику. Но «часы» химии много лет железно были закреплены за Лидией Ильиничной, и она их не уступила.

   - Вот уйду на пенсию – тогда и берите! – гордо заявила она.

   Ну и то правда: с её опытом – вдруг, ни с того ни с сего, отправить к старшеклассникам Сашу – это абсурд. Сам же Саша взмолится!

   И Александр Петрович стал работать на «пестиках-тычинках», как он сам говорил. Странно, но дети сразу полюбили его (а странно – потому, что Лидию Ильиничну, с её готовностью к самопожертвованию, ученики на дух не переносили. Это для неё был болезненный вопрос, и в то же время – загадка: за что?..)

   А тут – прямо в рот этому сопляку заглядывают!!! Лидия Ильинична с трудом уговорила себя, что завидовать нехорошо; надо, наоборот, радоваться успеху Сашеньки. И надо, конечно, ему помогать.

   Она интенсивно взялась за дело: начала посещать уроки молодого коллеги. А он и не возражал, хотя очень переживал и стеснялся:

   - Ой, Лидия Ильинична! Вы уж ругайте меня побольше, пожалуйста! Я понимаю, что у меня пока что плохо получается…

   - Ничего, ничего, - по-матерински снисходительно ободряла юношу Лидия Ильинична. – Ты, Саша, только не ленись и слушайся более опытных!

   Саша и не ленился, но, чем дальше, тем больше раздражал «химичку».

   Всё у него как-то не так, как ни толкуй! Этапы урока не перетекают плавно один в другой, а держатся на сплошных экспромтах.

   «Плохой учитель, видно, получится», - такой вывод напрашивался всё чаще и чаще. И Лидия Ильинична наконец не выдержала.

   - Александр Петрович! – повела она однажды решительно. – Саша! Так дальше продолжаться не может! Ты погубишь и детей, и их знания! Давай-ка вот что сделаем, милый: походи на мои уроки, присмотрись. Пойми, у тебя с методикой – полный завал. А что дальше тогда будет?!

   Александр Петрович был полностью согласен; он и сам чувствовал, что на уроках его «заносит». Надо исправляться.

   Он стал аккуратно ходить к Лидии Ильиничне. Очень удачно вышло, что их расписание таким посещениям только помогало: все «окна» у Саши как раз совпадали с уроками наставницы, и наоборот – все её свободные часы приходились на рабочее время молодого учителя. Как будто специально кто-то подгадал!

   Саша всегда внимательно слушал, что-то записывал; потом пытался подражать… Но это всё было, на взгляд Лидии Ильиничны, «не то». А ведь прошло уже три месяца, пора и дирекции докладывать, как там «молодёжь», какие успехи! А он – ну никакой, и всё тут.

   У самой Лидии Ильиничны уроки отличались идеальной дисциплиной и тишиной; дети знали материал «от сих до сих». Правда, учительница в глубине души признавалась себе, что никто из учеников её предмет не любит.

   «Но это же не литература!» - искала она утешение в своей душе. Что такое химия? – наука сухая, точная. А дети есть дети; им только развлечения подавай!

   Ничего, ну и пусть не любят. Главное, знания есть, и неплохие.

   …И вот однажды, в среду, директор вдруг сказал:

   - Лидия Ильинична, пора уже и мне глянуть, как работает ваш Саша. Не будем откладывать в долгий ящик, сегодня на пятом уроке вместе с Вами к нему сходим. Ведь у вас, кажется, «окно»?

   Учительница расстроилась. Ну вот, теперь и директор увидит, как плохо у Александра Петровича получается! А кто виноват? Наставница, конечно!

   Лидия Ильинична срочно бросилась к молодому учителю: надо предупредить, ведь уже сейчас – начнётся четвёртый урок, времени почти нет!!! Эх, если бы хоть вчера знать! – уж она бы сама для Саши конспект написала от «а» до «я». Вызубрил бы – и всё! А так…

   Но всё равно других вариантов сейчас уже быть не могло.

   «Хоть бы не потянуло его опять на экспромты!» - переживала Лидия Ильинична. Она успела всё-таки просмотреть Сашин план урока, «причесать» его по мере сил… Методика, опять методика хромает, что ты будешь делать! Исправляла и ужасалась: ну кто даёт домашнее задание в начале урока?! Не говоря уже об остальных «ляпах»…

   Быстро, чересчур быстро пролетел четвёртый урок (хорошо, что Лидия Ильинична имела сегодня в расписании только три!!!) – и вот, пожалуйста, теперь – пятый. Что будет?!

   Директор ещё на перемене пришёл в кабинет Саши и удобно устроился на последней парте; но, видно, что настроен он был доброжелательно.

   Мелькнула перемена (в течение которой Лидия Ильинична в коридоре ещё раз внушала Саше, какие должны быть этапы занятия), и урок, наконец, начался. Учительница тоже уселась на заднюю парту и следила за работой Александра Петровича, необыкновенно волнуясь.

   Саму-то её никогда не критиковали, нет! У Лидии Ильиничны, по отзывам начальства, всегда было «всё правильно» и «на должном уровне».

   А этот урок!.. Александр Петрович сначала пытался делать так, как просила наставница (она уже даже начала успокаиваться), но вдруг – опять, опять не по методике, хоть ему кол на голове теши!

   «Осёл упрямый!!!» - разозлилась химичка.

   - Дети, а кто знает, что такое арбуз? – спросил Саша у пятиклашек. – Кто первый угадает?

   В классе стало шумно (полное безобразие!), дети наперегонки выкрикивали свои версии.

   - Нет-нет-нет! – смеялся учитель. – Никто не угадал! – Ладно, ребятки, давайте пока что поговорим о другом, а про арбуз я вам скажу в конце урока, ладно?

   Он подошёл к доске и размашисто, крупными буквами написал на ней:

   «Арбуз – это…»

   И продолжил урок как ни в чём не бывало. Это действо и дальше не отличалось ни тишиной, ни какой-то продуманностью (опять ненавидимый Лидией Ильиничной экспромт; и ещё – эта дурацкая манера называть всех детей только по именам. Сколько раз она ему твердила, что это неправильно! Как об стенку горох! Сама-то Лидия Ильинична называла учеников всегда по фамилиям и была уверена – это только на пользу делу). Нет, надо отказываться от этого наставничества, решено. Вот сейчас кончится урок – Лидия Ильинична так прямо директору и скажет. Нет уже никаких сил смотреть на этот позор!

   …От этих грустных рассуждений её вновь отвлёк тот же вопрос Александра Петровича:

   - Ну что, ребятки, а теперь кто-нибудь догадался, что такое арбуз?

   И тут прозвенел звонок. Дети закричали:

   - Мы не знаем! Скажите сами, Александр Петрович, вы же обещали!!!

   Саша засмеялся, снова подошёл к доске и, торжествуя, дописал:

   «Арбуз – это ягода!»

   Все завопили: «Вот это да-а-а!!!»

   - Урок окончен! – звонко крикнул Александр Петрович. – Все свободны!

   И дети, толкаясь, ринулись в коридор.

   Лидия Ильинична не знала, куда глаза девать. Но делать нечего, надо было встать, подойти к коллеге и мужественно выслушать «приговор» директора. Да, поражение Саши – это и её провал…

   Но директор вдруг неожиданно радостно подбежал к молодому биологу, схватил его за руку и восторженно затряс:

   - Спасибо, дорогой!!! Было так интересно! Я чувствовал себя просто как мальчишка! Ну кто бы мог подумать, что арбуз – это ягода, а?! А я ведь знал об этом, да забыл… Спасибо, спасибо ещё раз, Александр Петрович!

   И, повернувшись к Лидии Ильиничне, торжественно добавил:

   - И Вам спасибо, коллега! Ведь какого учителя вырастили! Надо вам обоим премию, наверное, выписать! – неожиданно закончил он и, извинившись, убежал («Дела, дела!!!»).

   Премия – это, конечно, хорошо. А в остальном – ну что вы на это скажете?.. Во всяком случае, у Лидии Ильиничны слов так и не нашлось, и она молча, сухо кивнув Саше, вышла из класса. В её голове настойчиво вертелось: «Арбуз – это ягода!!!»

Лариса Ратич

Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook

Конкурс «Были 90-х»

Не забывайте размещать свои истории о 90-х годах в Facebook, помечая их хэштег #Были90х






2
Мне нравится