Большой урок на Non/fiction
В презентации книга «Школа жизни», состоявшейся в рамках программы ежегодной международной выставки-ярмарки интеллектуальной литературы Non/fiction, приняли участия два известных педагога – Евгений Александрович Ямбург и Дмитрий Львович Быков, а также глава редакции современной российской прозы издательства АСТ - Елена Даниловна Шубина. Чтобы послушать именитых гостей выставки и вступить с ними в дискуссию, в авторском зале выставки собралось такое большое количество читателей, что многим из них пришлось разместиться буквально на полу… Состоялась яркая, эмоциональная беседа, затрагивающая не только тему книги «Школа жизни», но и проблематику современного школьного образования.
Вышла в свет народная книга «Мы родом из школы
В презентации сборника приняли участие автор-составитель Дмитрий Быков и победители конкурса, авторы книги.
«Школа жизни» — так называется сборник воспоминаний победителей конкурса «Мы родом из школы». Его презентация книги с участием Дмитрия Быкова состоялась 2 сентября на Московской международной книжной выставке-ярмарке на ВДНХ, в павильоне 75, на стенде издательства АСТ. На мероприятии присутствовали участники и победители конкурса, авторы книги. Мы все – бывшие дети, и многого о себе не договорили, не поняли. Попытка реконструкции школьных времен довольно мучительна, но эти времена есть за что благодарить. Цель этой книги – составить хронику ушедших детских, школьных лет: кроме нас, это сделать некому.
Елена Шубина: Давайте работать дальше и чувствовать «соседа по парте»
Интервью с шеф-редактором редакции современной русской прозы издательства АСТ Еленой Шубиной.
Елена Шубина: "Советская — не значит одинаковая у всех. Школа — это то место, в которой личность учителя, директора определяла очень много. Вспомним хотя бы известные фильмы «Доживем до понедельника», «Ключ без права передачи», роман Людмилы Улицкой «Зеленый шатер». Да, это кинематограф и литература, но такие учителя были и в жизни. Я их знала. Они есть и сейчас. Они были своеобразным барьером и одновременно проводником между жесткой идеологией и миром, в который вступали дети.. Мы ждем РАЗНЫХ воспоминаний..."

Маленький маньяк
Ирина: В младшей школе я у мальчишек успехом не пользовалась, да и вообще на меня мало кто внимания обращал, училась я хорошо, но не настолько хорошо, чтобы в пример ставили, была тихая, не выпендривалась. Но забитой я тоже не была, поскольку знала, куда бить, чтобы отстали. В младших классах ведь все дерутся, и девчонки, и мальчишки, но не умеючи, так руками машут, пихаются, толкаются. Навыки-то специальные мало у кого. А я немножко умела, папа научил, что лучше всего по ногам бить в кость, реально больно и особой шумихи при этом не создаешь, и драка заканчивается, толком не успев начаться. И какая при таком раскладе может быть любовь со стороны пола противоположного...
Арбуз - это ягода
Лариса: Это действо и дальше не отличалось ни тишиной, ни какой-то продуманностью (опять ненавидимый Лидией Ильиничной экспромт; и ещё – эта дурацкая манера называть всех детей только по именам. Сколько раз она ему твердила, что это неправильно! Как об стенку горох! Сама-то Лидия Ильинична называла учеников всегда по фамилиям и была уверена – это только на пользу делу). Нет, надо отказываться от этого наставничества, решено. Вот сейчас кончится урок – Лидия Ильинична так прямо директору и скажет. Нет уже никаких сил смотреть на этот позор! …От этих грустных рассуждений её вновь отвлёк тот же вопрос Александра Петровича: - Ну что, ребятки, а теперь кто-нибудь догадался, что такое арбуз?
Орленок-орленок...
Петр: Конкурс стартовал. Мы вышли на сцену с героическими лицами и все вместе запели: «Орлёнок-орлёнок, взлети выше солнца, собою затми белый свет!» — пока всё нормально. «Навеки умо-о-лкли весё-ё-лые хлопцы...» — мы, кто вскинув руки, кто схватившись за грудь, картинно грохнулись на пол сцены школьного актового зала. К сожалению, я упал неудачно и больно ударил локоть, поэтому, «навеки умолкая», чуть слышно матюкнулся. Услышав мою ругань, «орлёнок» Куликов почему-то смутился и следующую фразу «В живых я остался один!», которую он должен был громогласно произнести, не исполнил. За него ее спели своими тоненькими голосками одноклассницы из «массовки».
Каа и бандерлоги
Александр: А теперь о том, как наша Каа, то есть учительница литературы Марина Александровна проводила свои эксперименты, то есть вела урок. — Ну, что, бандероги, — леденящим душу голосом, со стальными нотками произносила она, — усаживайтесь и трепещите, несчастные, потому что к доске пойдёт… к доске пойдёт… к доске пойдёт… Каа водила карандашом по открытому классному журналу, делая вид, что очень тщательно выбирает очередную жертву. Однако этого времени нам вполне хватало на то, чтобы отыскать в учебнике нужный текст и практически вызубрить его наизусть, ну или хотя бы знать, о чём в нём говорится.
Экзамен по географии
Алла: Парта, за которой я сидела в классе, стояла у стены, где висела физическая карта мира. Когда урок казался мне скучным, я незаметно косила глаза на эту карту (хорошо было видно западное полушарие) и «путешествовала» по всей Америке. В итоге физическую карту этого материка изучила так, что на «немой» карте ориентировалась лучше всех в классе.
Юрский период
Андрей:  Я  сидел в первом ряду и видел лицо ведущего певца. На нем отражалось столько эмоций, чувств, даже страдания, особенно, когда он вышел на такие слова:" Вдруг вдали за рекой засверкали штыки - это красногвардейские  морды".  Позже в кулуарах народ спорил: так все-таки морды или орды?  Ученики разделились на два лагеря и даже кто-то с кем-то подрался. Все закончилось увольнением учителя, а Юрок не стал новым Робертино, но авторитет его вырос даже среди старшеклассников. Ему стали предлагать покурить в толчке по-взрослому. Он парировал, мол, вас уважаю, но здоровье дороже.