Большой урок на Non/fiction
В презентации книга «Школа жизни», состоявшейся в рамках программы ежегодной международной выставки-ярмарки интеллектуальной литературы Non/fiction, приняли участия два известных педагога – Евгений Александрович Ямбург и Дмитрий Львович Быков, а также глава редакции современной российской прозы издательства АСТ - Елена Даниловна Шубина. Чтобы послушать именитых гостей выставки и вступить с ними в дискуссию, в авторском зале выставки собралось такое большое количество читателей, что многим из них пришлось разместиться буквально на полу… Состоялась яркая, эмоциональная беседа, затрагивающая не только тему книги «Школа жизни», но и проблематику современного школьного образования.
Вышла в свет народная книга «Мы родом из школы
В презентации сборника приняли участие автор-составитель Дмитрий Быков и победители конкурса, авторы книги.
Елена Шубина: Давайте работать дальше и чувствовать «соседа по парте»
Интервью с шеф-редактором редакции современной русской прозы издательства АСТ Еленой Шубиной.

Каа и бандерлоги
Александр: А теперь о том, как наша Каа, то есть учительница литературы Марина Александровна проводила свои эксперименты, то есть вела урок. — Ну, что, бандероги, — леденящим душу голосом, со стальными нотками произносила она, — усаживайтесь и трепещите, несчастные, потому что к доске пойдёт… к доске пойдёт… к доске пойдёт… Каа водила карандашом по открытому классному журналу, делая вид, что очень тщательно выбирает очередную жертву. Однако этого времени нам вполне хватало на то, чтобы отыскать в учебнике нужный текст и практически вызубрить его наизусть, ну или хотя бы знать, о чём в нём говорится.
Экзамен по географии
Алла: Парта, за которой я сидела в классе, стояла у стены, где висела физическая карта мира. Когда урок казался мне скучным, я незаметно косила глаза на эту карту (хорошо было видно западное полушарие) и «путешествовала» по всей Америке. В итоге физическую карту этого материка изучила так, что на «немой» карте ориентировалась лучше всех в классе.
Юрский период
Андрей:  Я  сидел в первом ряду и видел лицо ведущего певца. На нем отражалось столько эмоций, чувств, даже страдания, особенно, когда он вышел на такие слова:" Вдруг вдали за рекой засверкали штыки - это красногвардейские  морды".  Позже в кулуарах народ спорил: так все-таки морды или орды?  Ученики разделились на два лагеря и даже кто-то с кем-то подрался. Все закончилось увольнением учителя, а Юрок не стал новым Робертино, но авторитет его вырос даже среди старшеклассников. Ему стали предлагать покурить в толчке по-взрослому. Он парировал, мол, вас уважаю, но здоровье дороже.
Школьный крэш
Валерия: С такими навыками Машэ пошла в  первый класс.  Вот здесь произошло первое столкновение системы с нестандартным характером.  Через  три месяца родителей вызвали в школу и бросили под ноги документы. В другой школе она продержалась  до седьмого класса, так как директор хорошо знал и уважал ее папу.  Когда «крышу» отправили на пенсию, то на дверь указали и Машэ. Она училась хорошо, участвовала во всех конкурсах и школьных мероприятиях, получила много спортивных наград. Все это раздражало педколлектив, потому что самым главным достоинством современного ученика считаются  подарки, сделанные его родителями учителям.
Рок-н-ролл жизни
Владимир Бородкин: Достав потихоньку из тумбочки молоток, гвозди, прихватив аккуратно табуретку с голубым замшевым великолепием, осторожно открыв дверь, вынес всё в подъезд. Вынув стельки, он осторожно прибил  ботинки гвоздями к табуретке и положил подстилки на место, скрыв слегка торчащие металлические головки. Утром началась праздничная канитель, время стремительно летело, сестра хотела взять обновку, потянула её вверх… и ботинки поднялись вместе с табуреткой. От неожиданности она заверещала во всё горло:
Чудо новогоднее
Вадим Ионов: Вот таким образом Федька и попал в Сонькино рабство. Само же рабство было гнетущим, и заключалось в принуждении его, Федьки, к целованию. Коварная Сонька назначала ему встречу в укромном местечке, припирала спиной к стене, с минуту разглядывала, склонив голову, и принималась за своё чёрное дело. Федька при этом стоял по стойке смирно, и с закрытыми глазами ожидал окончания экзекуции. Когда Сонька отлипала от его губ и, подпрыгивая от радости, удалялась, кокетливо оборачиваясь и, помахивая ручкой, Федька вытирал рукавом губы и быстро убегал с проклятого места, униженным и оскорблённым