В День Победы После великой победы
Телерадиокомпания «Звезда» и издательство АСТ объявляют о сборе уникальных народных воспоминаний о Великой Отечественной войне для издания книги  «Как мы пережили войну. Народные истории». 


Ангел-хранитель для Веры
Сергей: Вот так две самые близкие женщины перевели когда-то не состоявшуюся трагедию в маленькую трагикомедию из семейных преданий, чтобы не травмировать детскую психику. В конце семидесятых годов прошлого века в одну из первых командировок проездом через Москву удалось удачно выкроить время и побывать в Третьяковской галерее. Перед картиной Пластова «Фашист пролетел» чуть больше обычного задержался, и почему-то защемило сердце, когда на доли секунды увидел вместо мальчика-пастушка черноволосую девочку.
Трагедия одного маленького человека на художественном полотне и  миллионы уничтоженных жизней и искалеченных судеб на мгновения слились воедино…
Велика сила искусства, если в нём  —  правда, жизни.


Город моего детства
Валентина: Современному человеку трудно представить землянку. А мне довелось побывать в доме  сокурсницы, внешне – обычном. Однако переступив порог, я оказалась на земляной лестнице из пяти ступенек, ведущих вниз.  Землянки обустраивало разношёрстное население: «хохлы», «кацапы», «казаки» и жители ближних сёл, бежавшие из родных мест не от хорошей жизни.  Пополняя армию рабочих, селились в слободе. Мои дедушка и бабушка, несмотря на то, что дед, воевал за «советы», считая, что «революция нужна была России, как воздух», а бабушка – сестра красноармейца, бежали с Кубани в период коллективизации и раскулачивания. Мой прадед, великий труженик, раскулачен как середняк.
Модная колбА
Иван: «А вот перенос именно на эту дату совершенно некорректен. 22 июня началась Великая Отечественная война, разумеется, устраивать демонстративных панихид и посыпать головы пеплом я не призываю, но и устраивать модный показ в день, когда вся страна вспоминает о скорбной дате, это, простите, словно танцевать на могилах, как-то странно... Не лучше ли будет ещё раз обдумать и принять разумное решение, ведь мы же не какое-то тупое стадо, в конце концов, что-то святое должно для нас быть!»
И что вы думаете?! В течение первых тридцати секунд моему комментарию уже поставили четыре минуса, да ещё и вразумили, чтобы я не мешал со своими советами нормальным людям развлекаться, когда хотят и как хотят.
Небесная любовь
Олег: Как-то раз, как раз перед Днём Победы, она собрала на стол, и выпив рюмочку, начала рассказывать мне разные военные истории. До этого тема войны была закрыта, а я не спрашивал. И, помнится, тогда спросил – Вера Сергеевна, а что особенно запомнилось на фронте? Она сказала – понимаешь, сейчас всё слилось в одну картину бесконечных вылетов, бомбёжек, зенитных обстрелов и желания, чтобы всё это скорее закончилось. Скорейшей победы, что мы сейчас и празднуем. Потом выпила ещё и улыбнувшись добавила – но была и ещё одна история, которую я пронесла через всю войну.
У них сахарок, а у нас корова пьяная
Екатерина: Один немец спросил у мамы, есть ли в доме хлеб. Мама ответила коротко: «Нет». А хлеб – семь булок – на самом деле был сохранен в дымоходе, что проходил от печки-голландки до русской печи. Немец приподнял плетью занавеску и увидел хлеб. Я поняла, что сейчас произойдет что-то нехорошее. Немец ударил маму плетью по голове и забрал наши запасы. Потом Веля шепотом говорила маме о том, что немец хотел ее пристрелить за обман, но напарник остановил. Наверное, Веля хорошо знала немецкий язык.
Война, страшное слово, страшное дело
Марина: Старшее поколение в полной мере его ощутило. Для меня война, Великая Отечественная, далеко не ушла. Спустя 14 лет после окончания войны я родилась, и поэтому она для меня, для моего внутреннего состояния души переживается так, как будто я её пережила, со всей её жестокостью, болью, страданиями. Наверное, это воспитание, воспитание патриотизма у детей и у всего советского народа, когда честь и слава, это не просто слова, а гордость за воинов, которые отдали свои бесценные жизни за нас, будущее поколение.