• Главная
  • Новости
  • Елена Шубина: Давайте работать дальше и чувствовать «соседа по парте»

Елена Шубина: Давайте работать дальше и чувствовать «соседа по парте» 11 Апреля 2014

Елена Шубина: Давайте работать дальше и чувствовать «соседа по парте»

Интервью с шеф-редактор редакции современной русской прозы издательства АСТ Еленой Шубиной.

Елена Даниловна, скажите честно, что не так в наших «школьных сочинениях»?

Мы с вами все-таки пробуем сделать книгу-бестселлер, которая должна выдержать конкуренцию, пользоваться спросом в книжных магазинах, вызвать интерес, не меньший, чем сборник «Детство 45—53: завтра будет счастье ». К сожалению, очень много работ, которые годятся скорее для школьного музея. В них все понятно и ясно изначально. Особенно когда рассказывают о любимом учителе. Порой ощущение такое, что их писали под диктовку.

Тогда скажите, как надо было рассказать о школе, пусть и о любимом учителе, чтобы попасть в книгу?

Мы выбрали для «народной книги» тему «Школа», потому что в школе, как в зеркале отражаются практически все проблемы и болевые точки времени: психологические, идеологические, социальные, вопросы воспитания, отношений в семье и пр. Школа 60-70-х, например, это уже Атлантида — надо постараться не уйти ей окончательно на дно. И Дмитрий Быков в своем обращении к участникам конкурса говорил именно об этом. Мы собираем в книгу самые яркие проявления прошедшей эпохи. Важно было передать это в деталях, по-документальному сохранившихся в памяти, в собственных репортажах с мест событий.

Но ведь школа у всех была одна - советская. Ваше мнение, почему мы ожидаем разные воспоминания?

Советская — не значит одинаковая у всех. Школа — это то место, в которой личность учителя, директора определяла очень много. Вспомним хотя бы известные фильмы «Доживем до понедельника», «Ключ без права передачи», роман Людмилы Улицкой «Зеленый шатер». Да, это кинематограф и литература, но такие учителя были и в жизни. Я их знала. Они есть и сейчас. Они были своеобразным барьером и одновременно проводником между жесткой идеологией и миром, в который вступали дети.. Мы ждем РАЗНЫХ воспоминаний, потому что у каждого бывшего школьника наверняка есть СВОЯ история отношений со школой.

Кстати, наверное бывало и так, что и школа одна, и учителя те же, а отношение к школе все равно разное, и разные воспоминания.

Да, в жизни каждого были еще дом и семья, и было домашнее воспитание. И отношение родителей к разным учителям было неоднозначное. Ведь на родительских собраниях кто-то испытывал гордость за своего ребенка, а кто-то получал свои «двойки» за воспитание, испытывал унижение. Наверное многим родителям не нравилось, что домашние правила и принципы не уживаются со школьными, идеологически выстроенными. Поэтому у многих из нас было две жизни — в школе и дома.

Что такое народный сборник рассказов? И какие тексты можно квалифицировать как «народная проза»?

Подчеркиваю: мы не ждем «рассказов». Рассказ — это худлит. Я призываю писать не рассказы с вымышленными героями. Только свое, только имеющее корни в биографии. В Ваших личных воспоминаниях. Хотелось бы прочесть воспоминание о школе в том же формате, которым пользуются бывшие одноклассники на встречах выпускников. Там не бывает литературных изысков.

Сколько времени занимает работа в редакции над сборником? И сколько времени надо планировать на выход книги из печати?

Это сложная кропотливая работа и о печати говорить пока рано. Например, книгу Улицкой «Детство 45—53» с воспоминаниями о послевоенном времени мы готовили полтора года.

Какой тираж может получится? И кто принимает решение о тираже? На чье мнение ориентируется издательство? Кто правит бал?

Это тоже преждевременный вопрос. Существует целая система определения тиража — это уже издательская «кухня». Не думаю, что это должно касаться наших мемуаристов.

Все-таки наш конкурс литературный и большинство участников уверено, что их рассказы в случае одобрения будут размещены в книге с минимальными редакторскими правками. Что вы делаете с текстами? Отбираете ли готовые рассказы по темам оглавления? Или собираете в тематические главы тексты по отрывкам, связываете все это в единую композицию?

Разумеется, с текстами будут заниматься профессионалы — так же, как было и в книге «Детство 45—53». Как выстроится книга — пока сказать трудно. На сайте вывешены темы, предложенные Дмитрием Быковым. Посмотрим, удастся ли им следовать. Ничего искусственного мы привносить не будем. Возможно, это будут главы по годам.

Какие критерии отбора составитель сборника предъявляет к рассказам? Ключевые и самые главные.

Умение рассказать ИСТОРИЮ. Не просто общелирические (или драматические) воспоминания - как было хорошо (или плохо). ИСТОРИЯ – со своим началом и концом. Обратите внимание – в «Детстве 45—53» это получилось. Именно такой критерий отбора был и там. Обязательно вспомните детали школьного быта – это очень ценно, многое уже не помнится – какие были парты, какие ручки, форма и пр. где встречались, как и где тусовались. Под какую музыку танцевали на школьных вечерах, что и под чьим контролем пили? Как одевались и как одежда влияла на отношения? Лексика, словечки, принятые тогда.

Какие ошибки чаще всего допускают участники конкурса?

Важный вопрос. Основная ошибка – пишущие ограничивают себя в основном стенами школы — а речь идет скорее о школьном возрасте - и любое неформальное общение вне школ, рассказы про разбор полетов после родительского собрания, как подделывали подписи и оценки в дневнике, как курили, ставили опыты в туалете, как на дворовых площадках общались школьники разных школ, какие школы чем славились. Про город, в котором вы жили тогда - вполне уместны, - про те места, где прогуливали уроки, про фильмы до 16 лет и про дворове сексуальное образование. Но – повторяю – это должна быть «история».Найдите такую в своей школьной жизни – и вперед.

Можно ли авторам, чьи работы не попадут в книгу, получить обратную связь от редакции, понять что именно у них не получилось? Ведь для многих это будет удар. Пишут не ради славы соавтора Дмитрия Быкова, а для своих детей и внуков. И то что их работа не попадет в книгу...

Я могу успокоить многих. Каждому из участников будет предоставлено право использовать макет книги для собственного издания книги - для себя, своих родных и друзей. Издательство сделает тираж автора-составителя Дмитрия Быкова для распространения по библиотекам и книжным магазинам. Те, чья работа по каким-то причинам не попадет в книгу, могут вставить свой рассказ в готовый макет и распечатать свой тираж. т.е. смогут издать свой вариант книги для себя. В этом им поможет партнер издательства « Книга по требованию». Конечно, все затраты на печать такого эксклюзивного тиража, для себя будут нести сами участники конкурса.

А можно авторам, которые уже прислали ранее свои работы, присылать новый переработанный материал?

Конечно, как и в школе, я предлагаю делать работу над ошибками и вновь прислать «домашнее задание». Только в теме письма лучше написать «Работа над ошибками». Все остальные требования к оформлению новых работ, обозначению файлов, остаются прежними.

Елена Даниловна, под занавес, что еще хочется сказать?

Думаю, в мае на официальном сайте конкурса мы начнем публиковать работы, которые вызвали у нас встречный интерес, со своими комментариями. Это поможет участникам почувствовать «соседа по парте», соавтора общей книги. Так, шансов собрать бестселлер школьных историй будет намного больше. Поэтому не прощаюсь, предлагаю всем работать дальше.

Беседу вела Маргарита Демкина, (Помощник директора по молодежным проектам РГБМ, куратор «школьного проекта»)






Поделитесь этим материалом в социальных сетях

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Liveinternet Mail.Ru