9 Января 2018

Метро Пушкинская

Письма на почту давно не ношу,

За интернетом совсем не сижу,

Часто не сплю и плюю в потолок...

Ты бы так долго не смог.

 

Черные думы, белые сны.

Не дотянуть мне теперь до весны.

Грач остроклювый орёт за окном,

Нет амфибрахии в том.

 

Книги дописаны, крышу снесло…

Кудри седые, … полнейший дурдом.

Львы перепутали яблочный сад,

Снова пришли на у-гад.

 

Пан ли-пропал, или конь вороной...

Где вам тягаться со мной.

 

***

 

 

Москва. Метро Пушкинская. Длинный ряд людей, торгующих в переходе на Чеховской и Театральной, где можно «купить с рук» красный диплом об окончании любой школы или института МАИ, «Плешки», «Щуки», «Строгоновки», вплоть до университета МГУ, или даже МГИМО. Трудовую книжку с печатями разных организаций, или, например, билет члена «Союза Журналистов», «Союза Кинематографистов», «Союза Литераторов», и многие-многие другие дефицитные в недавнем СССР «корочки», теперь уже никому ненужных блатных мест.

В женском туалете Столешникова переулка, в самом центре Москвы можно прихорошиться, купив настоящие французские духи от «Gucci», или итальянские «Dolce & Gabbana». На площади около ЦУМа каждый день стояла огромная толпа фарцовщиков, где было неплохо приодеться в «импортный прикид». И вся эта роскошь твоя, если у тебя есть деньги, конечно.

Но так обычно и бывает, особенно в России – нет либо вообще ничего, или есть, но – не на что.

В 90-х, для большинства людей, с деньгами было туго, если не сказать, их не было вовсе, особенно у «сокращённых с заводов и фабрик», но не у Сашки. Александра была в эти годы миллионершей! Когда зарплата была в 200 долларов, Александра владела четырьмя тысячами долларов при курсе примерно 1247 рублей за доллар.

Как «порядочный миллионер», красавица-Сашка купила себе греческую шубу за 200 долларов из норки, цвета шоколада, под свои огромные карие очи и замшевые полусапожки за 15 баксов, которые ей прислали родственники из-за границы, положив в Рождественскую открытку.

 

За эту шубку Сашку чуть не убили. В те времена, шубы могли себе позволить либо очень богатые люди, у которых был либо нефтяной заводик, либо проститутки для привлечения клиентов. Как-то раз Сашка пошла в ночной клуб с молодым человеком. Под утро они собрались ехать домой, несколько машин такси ждали посетителей заведения. Водитель сам подошёл и предложил подвезти. Молодые люди сели в машину. Водитель вёз их через центр города, но проезжая мимо Большого Каменного моста, такси резко подсёк и заставил остановиться синий тупорылый «Жигуль». Это были бандиты, которых в народе называли «шестёрками». Пустые глаза, не содержащие никаких эмоций. Таких посылают убивать. Им было всё совершенно безразлично, лишь бы платили деньги. Сашку взяли за шкирку её шубы, а друга потащили к Москва-реке. Спас их водитель, он вышел и что-то долго объяснял, внушая, что это, не ихняя "девка", что адрес свой сказала, он другой, не съёмной квартиры. Перепуганная до смерти Санька, догадалась, что водила работал на ту же банду. Удивительно, что – вышел. Люди бывают разными.  

 

Больше ничего сногсшибательного она себе не приобретала, а предпочитала стоять «на толкучке», но только не около ЦУМа, потому как, то – были платные блатные места и поэтому очень дорогие, а выбрала рабочий район напротив «Детского мира». Торговцев там гоняла милиция, они не платили за место, зато прибыль от продаж была раза в три значительнее. Товар продавался не по завышенной цене и «уходил влёт». Сашка всегда была при своих кровных, в отличие от её подруги детства Таньки Бесфамильной, с детства комплексующей от своего: высокого роста, афро-еврейской внешности и длинных вьющихся мелкой завитушкой волос, да ещё и с такой «беспризорной», как она считала фамилией. Выйти замуж заставила выгода, точнее, скорое получение «двушки» не по записи очередников, добытой потом и кровью её мамы, которая для этого работала председателем жилищного кооператива, хоть и была директором детской зубной поликлиники. Но старания Таничкиной мамы дочь не оценила, и, промаявшись всего год, так и не родив детей, и оставшись до старости бесплодной, только от своего эгоизма, Танюша развелась с отличным, на Сашкин взгляд, парнем, стоматологом, да ещё работающим в частной клинике, добрым и умным Костей, оставила себе и квартиру, и грозную фамилию мужа Морозова.

 

Решительно заявила нам всем, что пора начинать новую жизнь и стать не просто ****ью, а *****ю, которую бы обеспечивал бандит. По Таниному мнению, сиё означало, что ты не проститутка с «Ленинградки», а содержанка, причём, бандит обязан устроить девушку не кем попадя, а директором продуктового магазина и купить ей BMW, и непременно красного цвета. После того, как найденный, увы, не московский бандит выполнил все Танькины требования, он почему-то сразу захотел прописаться в её квартире. Но получил отказ. Это единственное, что Татьяна в своей новой жизни сделала правильно. Бандит её, чуть не пришиб и бросил. Но, на этом неприятности не закончились: из магазина её тут же уволили, а в автосервисе поймали на том, что номера BMW перебиты, а значит продать машину невозможно. И снова, от жадности и дури беды не оставили это существо: к Таньке на огонёк заходили многие, зашёл и друг давнего бандита, с которым Танька с радостью переспала. На следующий день, вернувшись домой, Танька увидела открытой свою железную дверь. Из квартиры были украдены: шуба, золотой кулон и последние двести долларов из-под ковра. После чего, Танька села на диету: самое дешёвое и сытное были макароны. Танча вбила себе в голову, что она обязательно снова будет директором магазина, поэтому, каждый день отправляла резюме, сдавала тесты, ходила на собеседования. Надо отдать должное её терпению. Ей наконец-то свезло стать  менеджером крупной торговой сети. Татьяна с огромным рвением стала организовать новый магазин. На долгожданной работе, она вкалывала, как лошадь, обучая продавцов, куда ставить банки с тушёнкой, а куда хлеб. Подбирала персонал, заключала договора с поставщиками, прикармливала чиновников. Но, как только Татьяна Васильевна Морозова образовала уютно-прибыльное пространство магазина, её уволили, не заплатив обещанных денег. Татьяна продолжала рассылать резюме, ходить на собеседования.     

 

И снова, опять работа директором, увольнение без денег. Финансов на макароны не было совсем, но тут на помощь в трудную минуту подоспела подруга детства Марья-Искусница, по фамилии Гутаренко, которая и денег взаймы дала и роскошь пообещала, в отличие от противной жадюги Сашки, поскольку та ведала, что деньжат ей никто не отдаст. Зато Маринка, красивая, белокурая, зеленоглазая хохлушка, чей отец работал оператором на студии «Мосфильма», а она, после окончания художественного училища, позже стала «люберецкой бандиткой», тоже знала, что, дав Таньке в долг, она получит на порядок больше. Марина уговорила Татьяну вместе с ней организовать риэлтерскую контору. Подруги позвали Сашку, но та наотрез отказалась, поскольку знала обеих подруг детства. Ровно через месяц, у Таньки не стало её двухкомнатной квартиры.

И неоплаченный огромный долг. Благо, вовремя умер Татьянин дедушка и лишь поэтому поселилась она не на вонючей помойке нашего двора.

 

***

А ещё у Сашки была подруга детства Надежда Рысь. Вечно ноющая, полная блондинка. Всем постоянно недовольная, она ещё со школы, привыкла и нуждалась в не утруждающей себя "халяве" жизни. Сашка бесконечно должна оберегать её «никчёмное Величество» от всяческих трудностей, в том числе; Сашка своей необычной красотой нужна была для поиска мальчиков, для разговоров с мамой её будущего мужа, для поиска ей работы, для выслушивания о пороках её любовников и поклонников, или, когда таковых не имелось, о том, как она ненавидит своего мужа-дальнобойщика, но родит от него ребёночка, которого она тоже будет ненавидеть, потому что она, Надька, жирная и страшная…

 

Сашка любила и жалела Надю, пыталась угодить подруге: устроила свадьбу, на работу к себе в Вычислительный Центр, нянчилась с Ликусей, дочерью Надежды, и тому подобное, не смотря бесконечные попытки отбить у Сашки первую любовь – Димулю, которого она честно ждала из армии, и буйную зависть от прочих Сашкиных красивых и интересных мужчин, даже не реагируя на слова: «Мне мой брат Лерик сказал, что видел тебя с твоим парнем. Не понятно, как он не стесняется хромой Саньки?», – «Да, сволота, так и сказал, хоть и сам в тебя влюблён, но жена его тоже твердит это!!». На что Саня лениво отвечала: «Передай своим, что ровно в 20-нуль-нуль, я буду в кустах под их окном делать минет своему парню, пусть берет телескоп». И эта Надька-дура верила. Не поверила она Александре много лет спустя, когда та писала книгу и была так занята, что не смогла выслушивать в сотый раз, чем заразил её новый обожатель. Ну, не было времени. Никак не было. Уж, извините!

 

***

 

В баре на Кузнецком Мосту, сидели очень красивые девушки: стриженая «под-мальчика» блондинка и длинноволосая брюнетка. На столе стояла бутылка шампанского и два фужера. Девушки смеялись и ждали… Вот, наконец, подошёл очень симпатичный молодой человек, чем-то похожий на Ричарда Гира, богемно одетый в белую рубашку, джинсы и высокие ботфорты. Представился: «Меня зовут Макс. У нас два лишних билета на концерт зарубежного пианиста. Мы с ребятами решили вас пригласить, барышни, вы согласны?». Тут девушки засмеялись ещё больше и согласились, велев подождать их на улице. Лайма с трудом встала, и оперевшись на трость сказала с явно прибалтийским акцентом: «Ну всё, Сашка, мужики влипли. Вон они стоят за окном. Сейчас, мы похромаем обе к выходу. Представляю, как они обрадуются». Мы с хохотом вышли на улицу, предвкушая то, что билетов нам не дадут. Но к нашему удивлению, молодые люди сделали вид, что ничего не произошло. И мы дружной компанией отправились в консерваторию.

 

Концерт был так себе, но лучше на халяву сходить в заведение, чем торчать в одиночестве на белой лавке тверского сквера. Мы вежливо попрощались, почапали к метро и уже прилично ушли от мажористой компашки, как вдруг нас догнал один из ребят, маленького роста, с длинными волосами, похожими на уши спаниеля.

 

Джулия Коронелли 





1
Мне нравится