28 Августа 2017

Дефицитные приключения

В ЦУМе «Новосибирск» я работаю тридцать шестой год. Начинала продавцом в салоне обуви, «Хрусталь, фарфор», затем была заведующей в секциях «Электротовары», «Мебель», « Постельные принадлежности».

Когда работала в секции «Хрусталь. Фарфор. Подарки», замечательное было время! Бригада - ух! 1985-1989год. На работу ходили как на праздник.

   Но были отрицательные моменты во времена моего «хрустального периода». Расскажу об одном. Торговали мы наборами к свадьбе: коробка с нарисованными обручальными кольцами, а в коробке на белом атласе- два пузырька духов для жениха и невесты. Стояла эта коробка в целлофане и с бантиком на полке рядом с кассовым аппаратом, т.е. под носом у кассира. Кассиром работала смешная девчонка Любаша. Короче, к бабке ходить не надо,- духи спёрли. 25 рублей Любаша заплатила, заведующая вытрясла с неё душу и велела глаз не спускать со второй коробки, которую получили со склада. Ясень пень, спёрли и эту коробку. Заведующая и Любаша волосы чуть на голове друг у друга не вырвали. Из третьей коробки я вытащила духи и положила рисунок с фигой. Такая у меня красивая фига получилась - загляденье, и я со смаком ещё написала - «выкуси!»

                Люба сидит за кассой. Я стою за прилавком напротив неё и грёбаных подарков, выставленных на полках поближе к покупателям. К Любе пришла подружка и встала по левую её руку. Подарки - по правую. Люба налево слово скажет, повернёт голову, подарок стоит. Налево слово скажет, на право - стоит. Некоторое количество раз повернула голову направо - нет подарка. Вихрем вылетела из кабины, как вратарь на воротах руки, ноги расставила у выхода: «Всех обыщу! Показывайте сумки!» Первый был мальчишка. Побелел весь. Та его обыскала: «Извини, мальчик!» И в спину- на выход. У всех сумки проверила. Странно, что никто не возмутился. В общем, и с фигой спёрли подарок. У нас эти два флакона духов, вытащенные из коробки, долго в прилавке болтались, пока одна из наших продавцов не нашла такую же коробочку у своих родственников и мы, наконец, продали сей свадебный подарок.

           После трех краж духов мы, конечно, хохотали до слёз. Я рассказывала, как лично наблюдала за Любаней, как она крутила головой и глаз не спускала с духов. Я думаю, что это мальчишка сунул эту коробочку в щель между оборудованием в другую секцию, где у него принял коробочку другой пацан, т.к. произошло всё мгновенно, я же тоже косвенно наблюдала за коробочкой и надеялась поймать вора. Потом я думаю, что только мальчишки с таким постоянством могли таскать эти духи. Кому- то дарили! Но напоследок фигу они конечно выкусили! На здоровье, мальчики!

              Вскоре мне предложили стать заведующей «Электротовары». 1989год. Я согласилась. Бригада подобралась весёлая, и поработать любили и хорошо отдохнуть.

            Была эпоха дефицита. Люди записывались с вечера возле магазина в очередь сами не зная за чем. Писали номера на руках, за ночь раза три делали перекличку, кто не приходил, того вычёркивали и утром, когда открывались двери универмага, летели, сломя голову в радио и электротовары. Я, работающая заведующей секцией «Электротовары», мечтала купить стиральную машину-автомат «Вятка», которых мы не получали в то время почему-то, импортных и в помине не было. Муж моей подруги надоумил меня: «Ты, Свет, купи телевизор, и дай объявление в газету, меняю дескать телевизор на стиральную машину». А в то время действительно все газеты кишели такими объявлениями, оттого, что урвут, сами не зная что, затем меняются между собой на то, что кому нужно.

                 Отчего-то телевизоры у нас продавались чаще, чем другие дорогие дефицитные товары. И, вот, муж моей подруги Светки по имени Саша, которому нужен был телевизор, записал в очередь себя и меня, всю ночь не спал, отмечал нас двоих. Утром, как только открыли магазин, толпа рванула к секции «Радиотовары». Я, одетая в пальто, т.к. своим работникам отчего-то запрещалось делать в своём магазине покупки, кинулась за Сашкой в свою очередь. Взмокла там, как мышь под метлой. В магазине жарко, душно. Народ орёт: «Почему не везут телевизоры в продажу?» Продавцы молчат как партизаны. Наконец, часа в два дня, а магазин открылся в десять часов, на телегах повезли телевизоры в секцию. Началась приёмка товара. Часов в шесть вечера подошла наша с Сашкой очередь, когда объявили, что осталось три бракованных телевизора. Я в панике: «На фиг мне брак?!». Сашка говорит: «Ни фига, отремонтируем!». Мы говорим: «Берём брак!». Еле-еле выволокли к выходу огромные телевизоры с надписью «Рубин» (хороший, кстати, был телевизор). Думаю, как же его переть домой? Вдруг слышу:

-О, Светка, привет! Телевизор что ли урвала? - это Андрей Шевелев - старый знакомый, вместе в Югославию ездили, а работал он в то время Первым секретарём комсомольской организации одного из районов города. И, как водится, была у него служебная чёрная «Волга» с личным водителем, который и воткнул мой телевизор в свой багажник и благополучно довёз до моего дома.

           Дома сижу, думаю, куда его поместить, кто будет мне его ремонтировать. Звонок в дверь. Открываю: - Сашка - Светкин муж.

- Давай, говорит, - телевизор проверим. В моём никакого брака нет! Всё мне подключил, проверил: нет брака! В общем, долго описывать, обменяла я телевизор на стиралку, ещё и доплату получила, и была счастлива!

Вот в такой обстановке мы и работали! Далее!

    На склад ЦУМа поступили утюги Ленинградского производства по цене 12 рублей за штуку. Самые умные, которые жили в девятиэтажке напротив, узрели эти утюги и пересчитали 350 штук – в бинокль наблюдали за ЦУМом денно и нощно! Нам выдали в продажу пятьдесят утюгов. Быстро всё раскупили. Мы, работники прилавка, и не знали, сколько их было всего на складе. Но бдительные покупатели сообщили куда следует. Те в свою очередь сообщили нашему руководству, что ожидается проверка ОБХСС, и мы получаем приказ в 19.45, а магазин работает до 20.00, продать ещё оставшиеся триста утюгов. Люди кинулись сломя голову, прилавки упали, всё, что в них лежало, разбилось и раскатилось по всему полу - изолента, лампочки… Все, всё растоптали. К 20.30 торговля утюгами была закончена. При всей этой суматохе, я попросила грузчика спрятать в одну коробку три утюга, ведь у нас тоже есть родственники и знакомые, которые просили достать утюг.

         В общем, народ разошёлся, и симпатичные молодые люди предъявляют нам свои корочки, что они из ОБХСС и честно нас спрашивают, не оставляли ли мы себе утюги. И я честно им говорю, да мы оставили себе три штуки. Ну и замечательно, говорят, сейчас мы напишем акт об этом, и вы распишитесь. -И что нам за это будет?

- Да ничего не будет! Вот подпишите и, завтра зайдёте к нам за какими-то формальностями.

      Прихожу к ним, подписала ещё что-то, и мне говорят: - Ну, идите работайте, не оставляйте больше себе ничего! Я думаю, ну какие парни хорошие! И ушла с миром.

      Вдруг через месяц ко мне на работе подходит женщина и говорит:

- Меня зовут Лариса Александровна, я следователь и мне поручено вести ваше дело.

- Какое дело?

- Разве Вы не знаете, на Вас заведено уголовное дело по укрывательству от народа трех утюгов.

Я начала флегматично выполнять все указания следователя: когда, куда прийти, где расписаться и т.д. С ней в комнате сидели ещё две женщины-следователя. И, вот, они мне говорят:

- А ты что ничего не предпринимаешь? Тебя же посадят, либо штраф присудят в сколько-то там тысяч (сколько я за два года бы получила зарплаты).

- Ты иди к директору, пусть тебя отмазывают, наш начальник Вшевенко, (фамилию чуть изменила)- с ладошки ест у вашего директора.

Я к директору. Та звонит Вшевенко. Тот говорит, всё будет нормально. Нужны хорошие мужские туфли. На тебе туфли. Бежит назад - не подошли, другие надо. На другие. Я пасусь возле директорского кабинета, жду, когда мне сообщат, что всё улажено.

     Тишина. Я рассказываю своим тёткам-следователям. Они в возмущении, говорят, что все сроки, когда можно что-то замять уже прошли. Одна из следователей Раиса встретила этого Вшевенко в коридоре и высказалась в грубой форме, что она о нём думает по этому поводу. Опозорила его во всю свою контору. Тот отзванивает нашему Директору и говорит о том, что я треплю языком про его ботинки! И в ЦУМе я стала врагом №1. Вот, дескать, хотели тебе помочь, а ты сама всё испортила.

      Посоветовала мне Лариса пойти к зам. прокурора района. Рассказать ему, как было дело. Тот здраво оценил ситуацию и посоветовал мне составить протокол товарищеского суда, проведенного фиктивно, но подписанного людьми, которые якобы принимали участие и обязуются взять меня на поруки. Я обежала нескольких коллег по работе, те мне всё подписали, и я унесла сей перл прокурору. А Лариса добрая душа говорит: «Купи ему коньячок и отдашь, когда будешь уходить».

           И, вот, мы по-доброму прощаемся с прокурором, я ставлю ему к столу сумку, где был не только коньячок, и тут происходит то, чего я и боялась. Маленький с виду дядечка поднимается из-за стола, багровеет у меня на глазах (я сразу вспоминаю мультик «Ну, погоди!», где Волк трясёт льва в машине, думая, что это переодетый заяц, а тот вскакивает и издает страшный рык) и как заорёт: - Вон отсюда со своей сумкой! Боже мой, я летела, как побитая дворняга и рыдала во весь голос от стыда. Ну что за дура, кому надо не дала, кому не надо - припёрла. Я забыла сказать, что симпатичные мальчики –ОБХССники оказывается месяц не заводили дело, ждали, когда я им подарок принесу!

     Утешило меня лишь то, что Лариса, узнав об инциденте, сказала прокурору, что это она посоветовала мне его отблагодарить, он тогда засмеялся и простил меня.

   Раиса изредка заходит в ЦУМ, мы друг другу всегда рады, а Лариса стесняется заходить, чтобы я не подумала, что ей что-то нужно от меня. Вот такие честные женщины, оказывается, служат у нас в органах. Спасибо вам большое!

Кстати позже, в момент перестройки, наверное, уже бывший начальник ОБХСС сдал нам на реализацию в салон «Мебели», где я работала заведующей, угловые диваны.

Светлана Демиденко



4
Мне нравится