10 Июля 2017

В погоне за мечтой

 В конце 80-х годов  мы жили  в городе Иркутск, с мужем работали в объединении «Востсибуголь».  С продуктами было очень плохо, все по талонам, есть нечего, одеть нечего. Дошли до того, что по талонам отстояв  несколько часов,  могла купить семье на неделю кости на бульон  и   коробку пельменей. Так это надоело, что сопоставив все «за» и «против», решили  переехать  в город Нерюнги. Там была стройка века - строительство  Южно Якутского территориального комплекса. Оборудование поставила Япония,  и за это ей надо было оплатить углем. Собирали горняков со всей России: с Донбасса, с Кузбасса и с Черембасса.  Мы прибыли как говорится к «шапочному разбору».  «Халява» для  первооткрывателей закончилась, действовали  талоны, но снабжение было хорошее.  По контракту мы  получили 3-х комнатную квартиру и работу по специальности. В наших планах было получить  машину и через 3 года вернуться в Иркутск. Забегая вперед скажу, что покинули Север мы только через 25 лет, получив северную пенсию. А тогда  выйдя на работу, мы сразу встали на выплату  целевого чека,   но переоценили свои силы. Вновь прибывшие на Север, набирают северные надбавки и районный  коэффициент через  полгода или год. Поговорка звучала так: «Первые пять лет  мы работаем на Север, а потом - он на нас».  Первый чек на автомобиль через три года  мы еле дотянули  и  продали так сказать «на корню», т.е. покупатель чека  последние взносы  доплатил сам.  Приоделись  и  стали  платить уже за два чека. Еще выбирали, на какую встать машину – я выбрала «девятку» цвета  серый металлик. Звучит красиво! Стало еще трудней:  дочь уехала учиться в институт. Ходили на переборку овощей, караулили какую-то контору, даже  за талон на сапоги для дочери сдавала кровь, шила, вязала  и т.д., все тогда перебивались, как могли. Первый чек получили в 1991 году, а второй в 1992-м.  И тут пошла неразбериха: начали отказывать в выдаче автомобилей,  переадресовывать из одного города получения в другой, требовать подтверждение об оплате, доплату за  какие-то  дополнительные услуги и т.д.  О марках машин даже не заикались. Надежда  на  исполнение мечты стала таять и вдруг друзья из Иркутска сообщают, что в  Иркутский  магазин прибыла большая партия  машин  марки  Жигули  ВАЗ 2106. Приезжайте! Надо сказать, целевые  чеки  были  именными,  и первым  был на моё имя.   На семейном совете было решено: мне лететь. Собрав по друзьям  некоторую сумму денег на всякий случай, утром прибываю в аэропорт. Около билетной кассы стоит человек  20 мужчин, у всех в рюкзаках  просматриваются канистры. Переговариваясь между собой, смеются: все - за машинами, кроме этой девушки.  Мы тогда еще ничего не боялись,  дети  ходили с ключами от квартиры  на  шее, смело говорю: «Не угадали, я тоже за машиной». Посмеялись и дружно вылетели в Иркутск.  В аэропорту ребята предложили ехать с ними на такси в магазин. Я отказалась, во - первых  дочь давно не видела, а во вторых  мне нужен был водитель, т.к. прав у меня не было и нет до сих пор.

От друзей получила инструкции, сообща разработали  план  получения  мечты   и  вот рано утром  прибываю  к  магазину на окраине  Иркутска   за заводом «Радиоприемник». Надо сказать тогда у мужчин была мода на кожаные куртки. Что бросилось в глаза – это масса  мужчин  в черных  кожаных  куртках  толпится у дверей магазина и  я одна женщина,  как попугай  –   в ярко огненной  ветровке.  Встала скромно, ждем. Открыли магазин, масса рванула и занесла меня в магазин. Мои попутчики  вчера  получили смотровые талоны, выбрали автомобили  и сегодня  выгоняют  их. Еще поругали, что с ними не поехала. Стою в очереди. Разговоры  крутятся около целевых чеков. Говорят, что дают машины  по чекам  1990г. А у меня  чек за 1991год.  Подходит мой  знакомый  Виктор и говорит, не волнуйся, я  здесь, приехал на «пуховике». Это  они в семье так называют  «Оку».  Копили  деньги на пуховик,  а  предложили взять пока «Оку», цена одинаковая. Я еще тогда подумала,  а как  мы на двух машинах поедем с одним водителем. Подходит моя очередь, молча  протягиваю свой чек товароведу. Женщина   спрашивает: «Вы знаете, что выдаем  автомобили  за  1990 год?» .  Начинаю пороть ерунду : как хочется, никогда не имели, про мечту и т.д. Что вы думаете? Она протягивает мне смотровой талон, не верю  своему счастью, стою столбняком, она говорит: « Да иди уже, получай». Идем с Виктором через проходную.  Огромная  площадь  заставлена  автомобилями  марки «Жигули», дальше действую по инструкции. Подхожу в механику и  прямо говорю, куда положить бутылку коньяка. Он показывает на автомобиль, мы подходим к нему, будто осматриваем  и в багажник кладем бутылку. Механик, не спрашивая,  что нам надо и  что хотим, просто  подводит к белоснежной  красавице  и говорит, проверил, хорошая,  единственная на  площадке модификация   21061, остальные с 63-м двигателем,  не пожалеете. 

Коньяк  сработал. Получаем ключи,  Виктор садится за руль,  и  мы подъезжаем к  выездным  воротам. Впереди стоит машина, водитель этой машины   стоит на проходной  с  документами. Проверяют их  достоверность. Это потом я догадалась  про механизм  рэкета. А тогда просто, ну стоит машина да и всё.  Прозвучал какой  -  то гудок, документы  водителю  возвращают, он садится в машину, шлагбаум поднимается и  машина выезжает  за ворота. Я иду к контролеру и протягиваю свои документы. Он начинает проверять  номер шасси, номер двигателя. Я  нетерпеливо заглядываю в его бумаги. Говорю «Да вон мой номер! Что вы ищете? Я же вижу!»  Контролер что-то там бубнит и продолжает искать. Раздается  такой же гудок, контролер  возвращает   мне бумаги, поднимает  шлагбаум. Мы покидаем территорию  магазина.  Сразу за шлагбаумом  резкий поворот, дальше   стоит  бензозаправщик и еще один шлагбаум. В новых  машинах  бензина столько, сколько надо, чтобы доехать до бензозаправщика. Подъезжаем к бензозаправщику. Впереди стоит почему-то старая черная «девятка», все побитая. Из нее выходят очень крупные мужчины и направляются к нам. Сзади тихо подкатывает такая же выдавшая виды «девятка» и из нее выходит еще пятеро  мужчин. Лениво поигрывая «нунчаками», дружно окружают нашу машину. Кто-то  гладит машину, кто-то  легонько постукивает  ребром  ладони по обшивке, кто-то  стучит ногами  по колесам, а один  накланяется к  Виктору и ласково говорит: «Поздравляем вас с покупкой! Вы  наверно очень рады, но гнать  вам ее в Якутию  и могут быть большие проблемы. Мы сейчас  вам  ее  ручками постучим по кузову, стекла выбьем, колеса проткнем и т.д. и что вы пригоните домой? Надо договариваться». Мы выходим  из машины, пытаемся проследить, чтобы ничего не повредили. Спрашиваю «Сколько?»  Называют сумму. Я прикидываю, что в сумочке у меня в три раза больше, приготовила на всякий случай, но не на такой же! Прикидываюсь, что денег нет, начинаю торговаться.  Парни  смеются. Тогда мне приходит в голову вариант. «Ребята, там  в магазине у меня есть знакомый. Давайте  я быстро сбегаю и займу?»  «Ладно, иди». Бегу в магазин, народу уже там мало, вижу Сергея  с нашего завода. Но  краем глаза вижу  того  контролера, который  мурыжал нас.  Так, значит он  в  доле. Подхожу к Сергею и громко говорю: « Займи»  и  говорю сумму. Он испуганно говорит: «У меня нет лишних денег, мне надо перегнать машину домой».  Я ему шепчу: «Достань деньги, положи мне в сумку и забери обратно, понял?». Он  конечно поражен, но сделал, как просила. Я быстро развернулась и бегом обратно. По пути отсчитываю необходимую сумму, подбегаю  к машине.  Виктор стоит, облокотившись на неё и больше никого  вокруг. Тупо спрашиваю, где бандиты, кому отдать деньги. Виктор говорит, что как только я ушла, подъехала   ещё одна  «девятка», ребята  посовещались, подняли шлагбаум  и все три машины на большой скорости  рванули  прочь.

 Как потом мы узнали, что в той машине, что выпустили  перед  нами,  были  серьезные ребята, они   откупились  и  тотчас  сообщили  в  милицию. Ну, а те видимо  и спугнули рэкетёров! Мы  заправили машину бензином, но ведь у нас еще одна проблема: напротив бензозаправщика стоит «пуховик»! Две машины, а водитель один.  Сидим, приходим в себя, думаем что делать, мимо идут двое мужчин, один из них парень, с  которым я летела из Нерюнги. Поздравляют нас с покупкой. Спрашиваем, а вы куда?  «Магазин  закрыли на обед,  мы  хотим пообедать в столовой . Меня осеняет: «Ребята, что идти пешком, садитесь на нашу машину и поехали обедать». Объясняем ситуацию.  Вручаю  им  ключи, в бардачке все документы на меня  и на машину. Они садятся  в  машину  и уезжают. Мы грузимся в «Оку», Виктор в расстроенных чувствах,  срывается на меня: « Ты хоть куртку красную свою сними, тебя за  версту видно, не ровен  час  вернутся  «орлы»  и  узнают!». Я сползаю с сидения и в такой  позе  прибываю  на  завод. Ребята  встречают  нас и говорят, что  столовая закрыта. Пытаясь решить свою проблему,  приглашаем  в  столовую  «Востсибугля», а это надо ехать  через весь  город.  Они  конечно на «Жигулях»  доехали  быстрее,  чем мы, поели  и  уехали.  Когда мы приехали, то нашли  припаркованного  «жигулёнка» с  открытыми  дверями  и  багажником, со всеми документами  в  бардачке.  Звоню мужу, взахлёб  рассказываю, как  было и  говорю: «Прилетай,  выгоним  вторую  машину. Я знаю, как  это сделать». На что он сформулировал  очень правильную по тем временам фразу: «Нет, я не приеду. Тебя не тронули, а меня бы точно убили».

Выйдя на работу,  поспешила найти  Сергею, поблагодарить его за помощь  и  рассказать, что со мной приключилось.  Выслушав  мой  рассказ, он  сказал: « Тот парень, которому ты доверила   машину - мечту, самый  настоящим  рэкетер . Он  в нашем городе  руководит  перегоном, угоном   автомобилей, их разборкой  и  продажей».  Чудом, что он не воспользовался  моей  неопытностью. Так исполнилась наша мечта.  А мне  после  этого  случая  дали  кличку  «фартовая» по аналогией  со старателями. Только для них «фарт» - это золото, а для меня оказалась  -  то, что называют иногда в сердцах водители «консервной банкой».

Людмила Груздева





2
Мне нравится