6 Июля 2017

Хлеб насущный и духовный

      Я поступила на филфак в 91-ом году – думаю, что для моих сверстников это дата говорящая. Мама серьезно подошла к вопросу обмундирования студентки: купила мне китайские кроссовки, кофточку толстой вязки всю в бусинках и ленточках, джинсы, на которых она сама вышила цветочки – и получилась такая модная, в понимании 90-х, девушка, желающая изучать литературу.

Я успела в школе стать комсомолкой, но уже в институте все это как-то незаметно стерлось, нам заменили курс политистории на историю религий, преподаватель обществознания, старой закалки коммунист, все лекции пытался донести до нас горечь поражения в холодной войне, обвинял капитализм, но мы всем нутром чувствовали сладость свободы, сидели на лекциях, увешанные значками «Перестройка», «У нас Гласность», «Плюрализм вместо коммунизма», ухмылялись в ответ на его нотации.

    Денег нашей   семье не хватало просто катастрофически – маме задерживали зарплату, а других доходов у нас и не наблюдалось. Но это было совсем не важно, было ощущение начала вселенского счастья, единственное – мечталось о сникерсе, который начал продаваться в ларьках, но он был дорогим для обычного студента.

Моя подружка, однокурсница, жила с парнем, который не мог найти работу – жили они на стипендию, бывало, что и не ели по два дня.   Мы учились во вторую смену, поздно вечером, в темноте, часов в 8, – как раз заканчивались наши пары – декан выдавал нам по килограмму рису, гороха, лука. Почему именно такой продуктовый набор? Сказать сложно. Мне как студентки из неполной семьи выдали талоны на обеды, поэтому я могла горохом и рисом поделиться со своей подругой.

Но учили нас отменно – налаженный механизм советской системы обучения шел по накатанной, да и мы учились старательно. События тех лет «подкинули» нам преподавателей, которым совсем не мечталось попасть на Дальний Восток. К нам приехала семья замечательных ученых, которые были вынуждены бежать из братской республики из-за начавшихся там беспорядков. Да и от нас никто особо не уезжал – это позже начались массовые отъезды за границу, а тогда – в совсем смутные времена, видимо, интуитивно люди старались закрепиться на одном месте, закинуть якорь во время шторма.

   По воскресениям мы с подругой шли в какую-нибудь церковь - их развелось огромное множество, было модно их посещать - это были не совсем религиозные организации, больше они были похожи на советские клубы по интересам. Помню, как в корейской церкви мы держались за руки и хором пели песни, а у баптистов совершали какие-то обрядовые танцы. Это не было осознанным стремлением познать Бога, совсем нет. Это было желание увидеть совершенно другой мир, с чудесами и заряженной водой.

   Наверное, я не изобразила четкую и понятную картину того времени – у до сих пор меня нет ясности восприятия той эпохи. Но жажда свободы в самовыражении у меня оттуда – из смутного времени перестройки…

Ирина

Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook

Конкурс «Были 90-х»

Не забывайте размещать свои истории о 90-х годах в Facebook, помечая их хэштег #Были90х





1
Мне нравится