29 Июня 2017

Миллион за красный диплом

Я не люблю 90-е, хоть это и время начала моей молодости ( сейчас, в 42, у меня её продолжение). Многие не любят 90-е по  причинам перестановки всего  "с ног на голову", рыночного подхода  ко всему и прочего идиотизма, к-рый перетёк и въелся в нашу нынешнюю, поверхностно устаканившуюся жизнь.
 

В году 1997-м я оканчивала Омский Технический университет, Политехнический институт по-старому. Кстати, среди пертурбаций того же времени-распространившаяся  среди образовательных учреждений мода повышать себе статус, переименовывая техникумы в колледжи, институты в университеты, а то и в академии. Производственной практики после 4-го курса не было: производства разваливались. Вместо этого в сентябре-октябре 1996  две недели учились, две отдыхали, что нам, раздолбаям, только нравилось. В марте 1997-го должен был быть госэкзамен. За некоторое время до сего события декан Г. собрал нас, будущих выпускников-полиграфистов, и повёл такие речи (вводную часть с выходом из-за печки про  обстановку в стране я опускаю):

- ...необходимо оказать спонсорскую помощь родному факультету в размере 1,5 млн. рублей, либо-компьютером не ниже уровня второй "пентюхи"("Пентиум-2")-студенты должны учиться на передовой технике( а нас обучали на польских "Сейкошах").  Да, мы вот видели капитализм на картинках и по телевизору и хотели его, и вот  оно, пожалуйста, мурло капитализма,-говорил Г., делая страшные глаза и разведя руки-видимо, неудобно самому всё-таки было от имени родного фак-а ободрать студентов.  

Дома, злобствуя и захлёбываясь возмущением, я рассказала о  требуемом от нас "спонсорстве". На семейном совете решили заплатить: я шла на "красный" диплом, и ставить под угрозу такую перспективу не хотелось. С понятной мыслью скостить  для себя побор до минимума я отправилась к Г. на приём:  мама-сторож, бабушка-пенсионерка, 1,5 млн.-тяжеловато для нас.
-Миллион,-сказал Г. - Меньше не могу.
 

С уплатой этого миллиона получилось так, будто год я училась  без стипендии.
 Один парень, сообразительный и знающий, не внёс денег-из принципа или потому что вносить было нечего. И на "госе" его забросали дополнительными вопросами и "срезали"- поставили "четвёрку". Хоть я и терпеть не могла этого приземистого и пухломордого, как баба, вечно скалящего зубы умника, то, как с ним поступили, неприятно поразило меня, потому что умником он всё-таки был  даже  без подкрепления деньгами. Мне и другим претендентам на "красный" поставили "пятёрки", задав всего по одному доп. вопросу.
В июне была защита диплома. Репетировала три дня  перед зеркалом и перед мамой, и даже комиссию замордовала техническими характеристиками и параметрами своих исследований, во всяком случае, меня остановили на самом разгоне научных разглагольствований и добродушно попросили перейти поближе к концу, так что я несколько мгновений обиженно молчала. Потом были удивлённые одобрительные отзывы присутствовавших на моей защите сокурсников, ещё потом, отмечая завершение первого дня защиты, пили шампанское из пробирок лаборатории. И, несмотря на успех, никто из членов комиссии, представителей различных предприятий, не пригласил меня на работу. И полтора года я со своим "красным" в бордовой обложке дипломом не могла найти работу, пела в церковном хоре, а затем-по знакомству-устроилась в юридическое учреждение.


Екатерина Комарова




1
Мне нравится