29 Июня 2017

Жена декабриста

ВНИМАНИЕ! КОНКУРС «ФОТООТРАЖЕНИЕ ДЕВЯНОСТЫХ»!
Только до 30 июня 2017 года оргкомитет проекта «Народная книга» принимает конкурсные авторские фотоработы (снимки из семейных архивов) по теме «Были 90-х» . Самые оригинальные и выразительные снимки будут опубликованы в книге «Были 90х», публикация которой планируется в ноябре-декабре 2017 года. Остальные присланные работы будут опубликованы на ресурсе «Народная книга. Были 90х».

Наш народ пережил 90-е годы, по сравнению с которыми нынешнее время - это время рога изобилия! Живучесть, выживаемость наших людей достойна только самых высоких похвал!

В 1994 году, в июле месяце  я вместе с мужем, военным моряком отправилась покорять Тихоокеанское побережье, в славный город Владивосток. Муж только что закончил военное училище в г.Нижнем Новгороде, факультет ВМФ  и по распределению попал на Дальний Восток.

Первую неделю по прибытии во Владивосток мы жили в гостинице, недалеко от Морского вокзала. А потом у нас закончились деньги, и мы решили предстать «пред очи» командования Тихоокеанского флота с нижайшей просьбой выделить нам какое-то жильё. Командование показало нам «дулю», развело руками, мол «служебного жилья нет, и в ближайшем будущем не предвидится». И поселились мы на госпитальном судне «Обь», в одной из кают.

Наступил август месяц, во Владивостоке температура воздуха была 30 градусов, плюс высокая влажность. Ощущалось, будто на улице все 50 градусов жары, а не 30. Я ожидала своего первенца, страдая токсикозом, плохой переносимостью жары и прочими «прелестями» своего состояния. Помывочная на судне находилась в самом конце, в матросской душевой. Чтобы попасть туда, нужно было выстоять очередь. Приблизительно к часу ночи, отстояв очередь в душ, наскоро помывшись, добредаешь до свой каюты и падаешь в кровать. А ночью в нашей каюте разгуливали крысы, огромными полчищами совершая набег на еду, оставшуюся от ужина. Они прыгали по нашим подушкам, по одеялу, стучали коготками по полу и по столу.

Почти через месяц такой «весёлой» жизни я взвыла и мы с мужем решили снимать квартиру. После долгих и мучительных поисков мы наконец-то нашли комнату в двухкомнатной квартире на проспекте 100-летия Владивостока, у женщины-казашки, которая показалась нам очень милой и порядочной.  Поселились мы на 8 этаже, лифт не работал, т.к. постоянно не было света. А я беременная. Небольшое лирическое отступление. Кто не знает, во Владивостоке свет и вода были только ночью или по 2 часа утром, днём и вечером. В остальное время не было ни света, ни воды. Ночью нужно было приготовить еду, постирать, всё вымыть…Как в одной русской сказке : «Ночью попрядёшь, поткёшь, повышиваешь, пошьешь и опять - спи-отдыхай!

Ну, под утро белье постирать, которое надо - поштопаешь да зашьешь и - спи-отдыхай!»

Практически все деньги мы отдавали за съёмное жильё, ели пайковые консервы, крупы, овощи, которые мужу выдавали на судне. Хозяйку нашей съёмной квартиры звали Айшолпан - в переводе с казахского языка Шолпан Венера, утренняя звезда. Имя означает — красивая, как Венера. По-русски  она звалась  Аллочка.

Аллочка  рылась у нас в мусорном ведре, выясняла, что мы едим. Дескать, вдруг хорошо питаются, надо бы цену на комнату повысить.

Прожили мы у неё 4 месяца. А в ноябре Аллочка нам заявляет, чтобы мы через неделю съезжали, не объясняя даже причин. Ни просьбы, ни слёзы не помогали. Мне через 2 месяца рожать.

Нашли мы себе четвёртое место квартирования, улица 40 лет Победы, рядом остановка Школьная. Сдавала родственница сослуживца мужа, Наталья. Вся семья её сестры умерла, остался 9-летний племянник. Она забрала его к себе, а квартиру сдала нам.

В конце января  у меня родился сын-Алёшка. И начались «весёлые» дни: пелёнки, кормления… Нет воды и света постоянно.  Так прошёл месяц. От постоянного недосыпания и недоедания я было похожа на «зомби», с огромными синяками под глазами. Мужу задерживали зарплату, пайковые не выплачивали. Закончились запасы крупы, консервов. Зато мужу периодически выдавали на работе тельняшки, носки, какие-то шарфики. Скопилось их  у нас в шкафу небольшое количество и я решила их продать и купить еды. У мужа был выходной после дежурства на судне, я оставила месячного Алёшку с ним. Надела валенки и рукавицы мужа, намотала бабушкин платок и пошла заниматься бизнесом, как говорили раньше.

На площади Баляева в то время был «китайский» рынок, там торговали разными товарами, привезёнными  из дружественного нам Китая.

Перед рынком стояли в ряд бабульки с домашними заготовками, с  хрусталем, посудой, лекарствами, старой обувью...  И я пристроилась со своими тельняшками рядом с бабушкой, которая продавала огурчики. Был февраль, стоял жуткий мороз. Непривычная к долгому стоянию на улице, через полчаса я почти превратилась в сосульку, но мужественно приплясывала и  нахваливала свой товар, памятуя о том, что мне нужно добыть денег на еду. Через некоторое время появились трое парней, вальяжно прогуливающихся между рядами и собирая «дань». Их ещё называли «быки» или рэкетиры. Ходили они всегда по три человека: один впереди, а двое других – сзади, охрана. Подходят ко мне, просят денег, а у меня нет, я ещё не наторговала. И тогда первый выхватывает у меня несколько тельняшек, разворачивается и уходит. Я бегу за ним, бью его по голове оставшимися тельняшками, кричу, чтобы отдал. Один из его «охранников» толкнул меня, я упала. Тельняшки «отстоять» не удалось. Размазывая по щекам слёзы, как побитая собака, поскуливая, возвращаюсь на свою «торговую точку».

В тот день я всё-таки продала все тельняшки. Какая-то женщина пожалела меня и приобрела их оптом, все 5 штук. Сказала, что мужу и сыну, пригодятся зимой.  И я купила у рядом стоящих бабулек картошку, немного солёных огурчиков и почти счастливая пошла домой кормить свою семью. Мужу ничего не рассказала про «налёт» на рынке, а то бы он меня больше не отпустил.

 Периодически я стала ходить на рынок продавать «лишние» полотенца, носки, посуду, чтобы купить еду или что-то из одежды ребёнку.  Стояла и на улице Школьной, и на площади Баляева. Только получив первый негативный опыт, стала хитрее. Завидев впереди «быков», сворачивала свой товар и отходила в сторону. А когда они уходили, возвращалась на место.

Так пролетело ещё 1, 5 года нашей кочевой жизни. Мы опять вынуждены  были менять жильё, уже в пятый раз.  Нашли мы квартиру недалеко от улицы Школьной. Это была 1-комнатная квартира, на 6 этаже. Дом, в котором находилась наша новая квартира, заслуживает отдельного описания. Это было очень длинное здание из красного кирпича. У нас бы в таком доме было минимум 5 подъездов. А в том доме был один подъезд, посередине. Из каждого коридора выход в квартиры налево и направо. По 7-8 квартир в каждом крыле, как в общежитии - очень длинный коридор и много квартир. Мы жили в левом крыле, в самом дальнем конце коридора.

И вот в  один не совсем прекрасный день на 5 этаже, под нами  начался пожар. Я дома одна с сыном. Муж уехал на 2 месяца в командировку, в какую-то Чажму, ремонтировать судно. Телефона нет, друзей и знакомых нет, воды и света тоже нет. Хватаю ребёнка (ему 1,5 годика) и пытаюсь выскочить в коридор. Там всё в дыму, начинаем задыхаться. Как в американском  боевике «Выхода нет». Забегаем обратно в квартиру, накидываем на себя одеяла, т.к. на улице зима и выскакиваем на балкон. Молодцы пожарные, приехали очень быстро и не дали нам замёрзнуть или задохнуться.

В этом же доме, на первом этаже был коммерческий ларёк, в котором продавали всякие «вкусности»: жевательные резинки, конфеты, шоколадки.  Эти ларьки ещё называли «комок». Денег постоянно нет. Сидим вечером с мужем, хочется вкусненького. Наскребём немного  денег, купим шоколад «Альпен голд», с желейной клубничной начинкой и весь вечер пьём чай, растягиваем удовольствие. Вот оно, настоящее счастье!

Так что, не верьте никому, кто жалуется на то, что сейчас трудная жизнь!

Марина Алексеева  





2
Мне нравится