3 Июля 2017

Короче.

В тексте сохранена авторская ненормативная лексика


Мой дед, он прошёл Курскую дугу, но 90-е не пережил. И марать бумагу об этом ему бы в голову не пришло. И друг деда - дядя Ваня, участник Сталинградской битвы - его в 90-е обокрали два наркоши, забрали все награды. А когда он вызвал наряд, то никто не приехал. Он пришёл к ним в отдел и менты сказали, чтобы не приходил с такой хернёй, потому что на улице стреляют и это важнее!

Охереть, эти ничтожества тряслись за жизни таких же ничтожеств. Одни стреляли, другие липко прятались по углам, чтоб потом строчить «героический эпос», третьи пилили на цветмет памятники вождям. А посередине всего стоял старый дед, участник Сталинградской, для меня подростка просто дядя Ваня - он стоял и плакал. И мне, да, именно мне лично, тогда стало так стыдно, как, сука, никогда в жизни стыдно не было - за всё это безумие, за то, что 90-е показали всю мерзотность моих сограждан и меня самого, за то, что обокрали старого деда, но трясутся за свои никчёмные жистёнки, за то, что мой дед прошёл Отечественную, а 90-е не пережил.
Вот такой стыд, это и есть 90-е, и больше ничего сочинять здесь не надо - будет только лакированный миф, которым сейчас все выжившие оправдываются. Потому что лучше бы мы все тогда с неба камнями были засыпаны, чем так обгадить себя, свою страну, свою историю и своё настоящее.

И именно потому мы все сегодня так зациклены на себе, на своих никчёмных рефлексиях. Нам не нужен никто другой, нам нужна чистая совесть, только вот после 90-х нет никого в России с чистой совестью. Все - господа и дамы, рабочие и крестьяне, власть и народ - все повязаны и сейчас активно пытаемся отмыться. И никакой другой человек нас не интересует, мы все сами по себе, мы все новая разновидность фарисейской общины.

Любопытство и осознанное желание знания, интерес к неизвестному, к другому - это именно человеческие качества, но здесь и начинаются неудобные нюансы. Ведь с желанием узнавать другого, иного, не такого как ты, приходит чувство ответственности, приходит ощущение ценности не только себя любимого, но и другого; не только своего любимого-уникального мировоззрения, но и другого. Это действительно подвиг, который может совершить только человек, так как речь идёт о подвиге духовном. Но нам до человеческого опять довольно далеко, ведь были 90-е.
Предполагаю кривые усмешки ряда скептиков-интеллектуалов (этаких онегиных нашего времени) при слове духовность, но иного слова не придумано, да и нет в таком придумывании необходимости.

И опять вспомню, что сказал один мой знакомый литератор: Если в лихие 90-е было поступком ходить с панковским хаером на голове, то сегодня огромный поступок - это быть приличным человеком.
Вот сказал и опять мы запутались, так как теперь необходимо договариваться о том, что значит "приличный человек"...
И такая вот плюралистическая как бы реальность как бы приличных людей, которые как бы жили в конкретные 90-е.
Короче, так вот с этим и живём!



3
Мне нравится