28 Июня 2017

Нельзя человека оставлять в беде.

ВНИМАНИЕ! КОНКУРС «ФОТООТРАЖЕНИЕ ДЕВЯНОСТЫХ»!
Только до 30 июня 2017 года оргкомитет проекта «Народная книга» принимает конкурсные авторские фотоработы (снимки из семейных архивов) по теме «Были 90-х» . Самые оригинальные и выразительные снимки будут опубликованы в книге «Были 90х», публикация которой планируется в ноябре-декабре 2017 года. Остальные присланные работы будут опубликованы на ресурсе «Народная книга. Были 90х».

В девяностых трудно приходилось всем. И мне в том числе. Жили мы вдвоём с дочерью. Работала я тогда в банке, зарплату получала неплохую, но как-то вдруг, ввели чековые книжки. Деньги  перестали выдавать. Правда, можно было расплачиваться в магазинах чеками, но их не  охотно,  брали, а однажды мы и этого лишились. Зарплату стали перечислять на книжку, а с книжки снимать не разрешали, ссылаясь на то, что денег в банке просто нет.

Чтобы как-то выжить, пришлось искать дополнительный заработок. Подруга помогла, устроила на железнодорожный вокзал, мыть СВ. - вагоны. Два раза в неделю, после основной работы, я  спешила на вокзал, нужно было успеть к прибытию поезда. Платили неплохо, радовало то, что деньги выдавали сразу же после окончания работы и наличными. В основном вагон мыли два человека. Я бралась за работу одна, чтобы заработать больше. Целый вагон убирать одной трудновато: натереть стены и двери до блеска, зеркала, окна, вымыть пол, пропылесосить ковровые дорожки, заправить  постель в каждом купе, поменять шторы на окнах. Дел хватало.

Иногда мне удавалось закончить работу до полуночи, тогда я успевала на последнем дежурном автобусе добраться домой, а когда не удавалось управиться вовремя, проводники разрешали ночевать в вагоне. Жутковато одной, закроюсь в купе, руки от усталости ломит, ноги гудят, уснуть не могу. Лежу, прислушиваюсь к стуку проезжающих поездов, наконец, усталость берет своё, и я засыпаю. Ночь пролетает незаметно, кажется, только лег, а уже вставать пора. Надо до работы успеть заехать домой, принять душ, привести себя в порядок.

В тот день я не важно, себя чувствовала, поэтому закончила с уборкой после часа ночи. Думала остаться ночевать в вагоне. Я уже в тамбуре пол домывала, когда к проводникам моего вагона пожаловали гости.  Двое молодых людей, изрядно выпивших, с собой принесли спиртное и стали его распивать. Не знаю, что за праздник у них был, но пили они много.  Я закончила с уборкой, попросила со мной рассчитаться, забрала деньги и собралась уже пойти лечь спать. Но один из гостей стал приставать ко мне, еле отбившись от нападок пьяного, я вышла в ночь. Не оставаться же в вагоне рядом с четырьмя пьяными мужчинами, правда, домой добираться в это время тоже страшно. Но выбора не было.

Поздняя осень, на улице темень, холодный ветер бьёт в лицо, дождь льёт как из ведра. Наш вагон стоит  на отшибе, в резерве проводников. Плетусь на привокзальную площадь. А там ни души, ни машин не видно, ни людей. В этот час по расписанию нет поездов, поэтому и такси нет. Стоять холодно, решаю идти по – направлению к дому, в надежде, что по пути удастся остановить такси или  машину.

Иду по улице, вдруг вижу, на противоположной стороне, из кафе выходят парень с девушкой. Высокие такие, под два метра ростом, плотного телосложения. Увидев  меня, они  переходят на мою сторону дороги, преграждают мне путь. Стою перед ними: худенькая, хрупкая, маленькая женщина (в ту пору я была такая), метр с кепкой ростом и не могу понять, что  этим  пьяным, почему-то злым  людям, нужно.  Они меня не пропускают,  стоим,  друг против друга, они молчат, я от страха тоже. Неожиданно девица вырывает из моих рук зонт и кричит: «Мне зонт твой нужен, он к моему пальто подходит». Что-то подсказывает мне, что не нужно ничего говорить в ответ. Я молча стою и смотрю на пьяных людей. Парень со злостью кричит мне: Что стоишь, корова! Иди уже! А девушка ему: « Ты посмотри, может у неё что-то ценное есть!».

Вдруг я замечаю, что на дорогу из переулка выворачивает машина, я неожиданно срываюсь с места, выскакиваю, чуть ли не под колёса, пытаясь эту машину остановить. Водитель резко тормозит, удивленно смотрит на меня и спрашивает: «Что случилось? Стою вся мокрая от дождя, дрожу от холода, и не могу вымолвить ни слова.  Вижу, что парень с девушкой бегут в мою сторону, замечает их и водитель. Он командует: «Быстро в машину». Я открываю дверцу,  сажусь на переднее сиденье, едва успеваю закрыть дверь, как машина срывается с места, оставляя позади моих преследователей.

Водитель опять спрашивает, что же со мной случилось и куда мне нужно добираться. Слёзы застилают глаза, говорить не могу, лишь рукой показываю направление. Это такая защитная реакция у меня, когда на что-то обижаюсь или чего-то боюсь, замолкаю. Вдруг, за спиной, чувствую какое-то шуршание и детский голос:  «Тётенька, не плачьте, мы не оставим вас в беде, ведь правда, папа!» Поворачиваю голову и вижу, голубоглазого мальчугана, лет пяти – шести. Добрый взгляд красивых глаз и нежный его голосок как-то сразу успокаивает. Наконец, ко мне возвращается способность говорить, я объясняю, куда мне нужно попасть. Водитель явно огорчён, ему нужно совсем в другую сторону.

Я говорю, что заплачу, только довезите меня до дому. Мужчина молчит, а мальчуган неожиданно говорит отцу: «Папа, ты же сам меня учил, что нельзя оставлять человека в беде. Давай тётеньку до дому довезём». Отец только улыбается в ответ, разве он может отказать сыну. Мы едем в сторону моего дома. Мужчина спрашивает меня, почему хожу так поздно одна, я отвечаю, что  возвращаюсь с работы. Он довозит меня до дому и не хочет брать денег. Я благодарю его, но деньги всё же ложу на сиденье и бегу домой. Мама с дочкой давно спят, я тихонько пробираюсь в ванную комнату и включаю горячий душ. Из головы не выходят слова голубоглазого мальчугана: «Нельзя человека оставлять в беде». Думается, что из этой крохи, вырастет настоящий мужчина.

Надежда





3
Мне нравится