13 Мая 2016

Был покос, да пришел мороз

Никогда судьбинушка земли русской не была легкой. И прадеды наши, и деды, и родители не видали жизни сладкой. Вот и нас, родившихся в 60-е годы, застали горькие 90-е. Хотя, конечно, не все уж так было горько. Где-то сластинка попадала, а где-то и кислинка. Хотите верьте, хотите нет, а было это так.

 В 1990 году я вышла замуж. Нам, брачующимся, выдали «пропуска», в которых указали время и место нашего сочетания, и пригласили «посетить салон для молодоженов при магазине № 15». Ну, мы и пошли. А там мужские костюмы сшиты на Шварценеггера, платья такие, что рубашки ночные краше, а туфли на дядю Степу – «сорок пятого размера покупал он сапоги». А в парикмахерскую что-то побоялись идти: вдруг перед свадьбой нервный симптом получим. Ладно. Поехали в Ижевск, столицу нашей славной Удмуртии.
Там купили кольца, в каком-то привокзальном коммерческом магазинчике платье, правда, шикарное по тем временам, а костюм пришлось из чистейшего синего материала дома заказывать. Слава богу, оделись. Вот вам и кислинка. Но не успели мы в себя прийти от медовых месяцев, как в 91-м грянул гром.

 Телевизор включили, а там показывают балет «Лебединое озеро» Чайковского. Интересная картина! И вот идет он час и два, и три. Какой-то нескончаемый балет получается. Мы уж подумали, что катастрофа какая-то произошла или кто-то из высших чинов умер. А оказалось, что случился государственный переворот! Вот вам, бабушка, и Юрьев день! В Москве танки, неразбериха полная, и жертвы уже есть, музыкант Растропович и тот с автоматом… И все говорят «путч, ГКЧеписты». Так и вошли в нашу прекрасную русскую речь эти слова. «Любимая наша держава» разваливалась прямо у нас на глазах с таким шумом и пылью, что в горле свербило. Вчера еще мы жили в Союзе, а сегодня уже незнамо где. Да, уважаемые граждане, скажу я вам, страшновато стало, аж мурашики забегали. Новости передавали, как сводки военного Совинформбюро. Потом в нашем талантливом народе анекдот появился: «А где вы были в ночь на 19 августа…? Ага, постойте-ка…». Конечно, мы все ждали опровержения событий, но опровергать их никто не стал.

 А осенью, тихой и солнечной, ушел навсегда в страну вечного покоя мой дорогой папа. И все остальное стало каким-то мелким, отодвинулось куда-то далеко. Единственное, что держало меня, это то, что скоро должен был сыночек появиться. Родился он зимой, в 92-м году, и это было таким огромным счастьем, вот как радуга во все небо после дождя!

 А с поста Президента страны вместе с плюрализмом и недоделанной перестройкой, которую освещал тусклый «прожектор», ушел Горбачев. А потом, когда все республики-лепестки оторвались, осталась одна «неприкрытая» Российская Федерация, которая «вспряла ото сна» и стала в декабре 91-го просто Россией, а нашим Президентом стал Ельцин Борис Николаевич. Вроде и говорил он правильно, и поверили мы ему. Думали, что вот «русским духом запахло», надеялись, что заживем лучше прежнего. А как без надежды-то жить? Особенно он впечатление создал, когда с боевой машины правду народу говорил. Помню, что меня аж слеза прошибла, когда пели там у них в Кремле «Вставай, проклятьем заклеймённый…». Это уж спустя какое-то время мы стали замечать, что Ястржембский (как его юмористы прозвали Ястреб Женский), который был пресс-секретарем Ельцина, стал «переводить» «дорогим россиянам» странные выкрутасы президента, какие-то его неопознаваемые речи. Народ загудел. Но не так все просто, это вам, дорогие мои, не в магазин пошаговой доступности сходить, тут «если в целом разобраться, так большое государство на себя пришлось взвалить».
Начались в нашей стране качели. И у нас, в маленьком городке накачались досыта: то деньги есть, товаров нет, то товары есть – денег нет. Вот такие пироги с квашеной капустой.

 В магазины ходили как в музей: походишь, посмотришь, проглотишь, чтоб под ложечкой не сосало и домой идешь пустой, но гордый. Волю закалять было очень удобно.
Были и карточки на прод - и непродтовары. Карточку мы эту сохранили, так сказать для «будущих поколений». Помню, как-то по этой карточке ходила за мужскими носками. В магазине были только люди женского происхождения. Мятущаяся толпа меня подхватила, сжала (руки пришлось поднять вверх, иначе никак) и понесла сначала к кассе, а потом к выходу. А так как ширина двери была уже, чем ширина толпы, то многие её участники оставили там пуговицы, ремешки от сумок и другие части одежды и прочих вещевых принадлежностей. Так что носки мне достались «с риском для жизни». Зато муж носил их очень долго! Та же история была с футболками. Хотя потом, когда я их постирала, они вытянулись не в длину, а в ширину и стали как распашонки. Хохотали до упаду, вот вам и сластинка.

 За время 90-х мой муж поменял 5 мест работы, я сидела с сыночком-солнышком 3 года, а мамочкам после полутора лет на ребенка платили 100 рублей! Было время, что из-за «детских» даже дороги перекрывали. Ой, чего только не было! Мы узнали, что братки это не братья, а бандиты. Бабки, это не пожилые женщины, а деньги. А еще мы узнали страшное слово ваучер. Опять подключились юмористы: они предложили пугать непослушных детей этим словом, вместо «вот не будешь слушаться – придет за тобой баба-яга», говорить: «вот не будешь слушаться – придет за тобой ваучер», и дети боялись. Сила искусства! Действительно «шоковая терапия». Но было много и горького.
Все молочные продукты приходилось покупать только по большим праздникам. А хлеб пекли сами в духовке. До чего вкусный был этот хлеб !
Когда началась безработица, люди стали искать другие заработки и многие стали называться романтическим названием «челноки» или «челночники». Они где-то закупали предметы одежды и перепродавали на, открывшихся повсеместно, разнообразных базарчиках. Покупателей стали атаковать кооперативы с космическими ценами. А еще русские бабушки, затейницы, начали семечки продавать, да на каждом углу, до 11 вечера, а то и позже. И досочки заготовили и кулечки, что и говорить, подготовились конкретно. Потом поговаривали, что некоторые на продаже семечек заработали целое состояние. Сколачивали «капитал», да не малый и на мороженом. Подруга моей свекрови мне тоже предлагала заняться «бизнесом» (кстати, слово тоже появилось в 90-е), но у меня сын был маленький, да и перспектива стоять на солнце целый день не прельщала. Через открытые границы дали возможность завалить магазины всяческими тянучками, батончиками, вафельками, «инвайтами» и другими штучками, от которых наши дети сходили с ума, да и мы не брезговали. Появилась импортная косметика и бытовая химия.
Да вот детскую одежду купить было архитрудно. И тогда я стала кое-что для сына шить сама из своих вещей, благо, до замужества ходила в кружок кройки и шитья. Вязала кофточки, шапочки, штанишки. Помню, сшила сыночку джинсики и еще вышила на них гладью что-то вроде японской веточки. Получилось не хуже фабричного шитья! Эх, где наша не пропадала!

 Спасали, конечно, сады и огороды у кого они были. Многие излишки своего урожая продавали. Правда, суп варили на одном кубике «Галлина Бланка», но, все же не простая вода, укропчику сыпнешь, картошечки туда, морковки, глядишь, и суп из топора готов. Если удавалось купить нормальное мясо, то из него приспособились лепить микроскопические фрикадельки, вроде и шницеля отведали. Опять же талантливый русский народ притчу о тех временах сочинил. Приходят в гости к родственникам их же родня, стучатся. Никто не отвечает. Снова стучатся, не отвечают. И так несколько раз. Кричат в дверь: «Открывайте, вы что мясо крутите?» Был еще вариант с сахарным песком. А еще хочется вспомнить мужичка безвестного, который наладил работу кооператива, снабжающего наш Южный поселок свежей рыбой, подкармливались иногда. Вот это я понимаю – здоровый взгляд на предмет! Вообщем, жили, кто как мог.
93-й год загремел по-настоящему! В Москве опять танки, которые расстреливали Белый дом. Штурмовали Останкино, как Зимний дворец. Везде строили баррикады. И опять люди сидели у телевизоров и слушали новости. Конечно, было страшно, особенно за детей. Никто же не знал тогда, что «день грядущий нам готовит». Перед населением России вставал беспощадный вопрос: «А что будет дальше?»
А потом пришел «черный вторник», а за ним «страшная» деноминация рубля, но хуже всего началась война в Чечне, в которой гибли наши мальчики. Люди стали как крысы бежать с тонущего корабля.

 Пенсионеры из-за того, что пенсии им вовремя не платили, брали штурмом… нет, не города, а железнодорожные пути. Да, а в магазины еще ходили, будто в Мавзолей, потому что очереди такие же длинные выстаивали, что посмотреть на изрядно подбыгавшую рыбу типа минтая или хека. Больным не хватало лекарств, которые были для них жизненно необходимыми. Я знаю об этом по горькому опыту, когда приходилось «сражаться» за лекарства для родных с «доблестными медиками». Что ж, зато опыт приобрела, а опыт - штука полезная, скажу я вам.

 В конце 90-х детские пособия начали выдавать разными товарами. Очередь занимали с 3-4 утра и приходили в течение дня «отмечаться». Тогда я взяла одежду на сына, на себя, и, о, богатство! целые пласты терпуга, вкуснущей рыбы, по тем временам, да и сейчас она достойно выглядит в пирогах. Видели бы вы, как расходились мамы с этими ледяными пластами под мышками от дверей магазина. А капитализм тем временем потихоньку загнивал, но присылал нам гуманитарную помощь, а именно: консервы с горбушей, рис, растительное масло, консервы с сардинами. Все это семья наша уплетала за обе щеки с испечённым в домашних условиях хлебом.
Но уж виднелся на горизонте знаменитый Миллениум – 2000 год, начало нового века! Опять же дополню. «Клуб веселых и находчивых» сразу подхватил эту идею и развил её до масштабов страны. Значит, один говорит: «Люди, близится Линолиум!», а второй ему: «Миллениум, Гарик». Так вот этот «Линолиум-Миллениум» по словам астрологов, предвещал конец света (в 80 году тоже предвещали конец света: всю соль в магазинах скупили, обошлось!). Слава богу, на дворе 2016: живем и радуемся. Как раньше говорили: «Мужик жилистый, все выдержит». Так вот и русский народ тоже жилистый, хоть сколько его не гни, а стоять будет, и еще не одну «терапию» выдержит!
Ведь «наш народ привык держаться и верить в счастье глубоко»! Вот так, мои дорогие!

Елена Стазаева

Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook

Конкурс «Были 90-х»

Не забывайте размещать свои истории о 90-х годах в Facebook, помечая их хэштег #Были90х 



Читайте также

Светлана Куликова: Несмотря на то, что мой муж  – преподаватель военного училища – получает офицерский паёк и неплохую по тем временам зарплату, я постоянно гоняюсь то за мёрзлым, полузасохш...

Александр Филичкин: У них начался бурный роман, и парень стал сильно мешать неземной страсти. Пылкие любовники немного подумали. Решили избавиться от препоны и наняли киллера, но тот не смог довести д...

Елена: Средь бела дня, к нему подошли несколько мордоворотов. Заломили руки за спину и сунули в багажник чёрного джипа. Отвезли в какую-то глухую деревню.



66
Мне нравится