10 Апреля 2016

Переезд в Германию

Иван Иванович уехал в Германию в 1991 году. Причём отправился не в туристическую поездку, а отбыл на постоянное место жительства. Нужно сказать, что он был родом из поволжских немцев, поселившихся под Оренбургом ещё при Екатерине II. Поэтому, Deutschland принял его семью с великой радостью. 

К тому времени, богатая страна уже наелась турецкими гастербайтерами. Израиль тоже имел опыт совместного проживания с восточными людьми и поступил умнее. Стал переманивать из других стран белых соотечественников. А как говорил кто-то из классиков: – Россия единственная страна, где негры – белого цвета.

Глядя на евреев, бюргеры тоже подсуетились и неожиданно вспомнили о далёких собратьях. Хоть и не немцы они уже вовсе, но всё-таки христиане, и можно сказать, европейцы. Переселенцам стали оплачивать проезд. Помогать обустроится на месте и выдавать льготные кредиты на строительство жилья.

Историческая родина произвела на Ивана неизгладимое впечатление, а гипермаркеты просто ошеломили. Он долгое время писал, что не может найти продукты похожие по вкусу на те, к которым привык на родине. Тысячи видов пива, водки, солёных огурцов и прочих вещей, давили на психику бывшего советского человека. Количество и качество строительных материалов повергло в шок. Он даже не предполагал, что человечество напридумывало и произвело столько всего.

Поселили их сначала в Бонне, тогдашней столице Германии. Город был хоть и небольшой, но богатый. Оно и понятно, ведь здесь жила и работала вся федеральная верхушка. А вокруг министров-капиталистов всегда вьется ещё туча народа. И у всех доходы выше среднего по стране. К сожалению, на репатриантов это правило не распространялось.

Переселенцы жили в большом спортзале, разделенном на маленькие клетушки, площадью в десять квадратных метров каждая. Перегородки были фанерные, выстой в два с половиной метра, и не доставали до потолка. В комнатке имелись две кровати. Всё остальное в раздевалках спортзала. Рядом находилась коммунальная кухня, где можно было приготовить поесть и обеденный зал.

Несколько часов в день вся семья изучала немецкий язык и знакомилась на курсах с новой родиной. Все находились в разных группах, в зависимости от возраста. Остальное время они были предоставлены сами себе. У Ивана имелась большая семья: жена и трое детей. Сами понимаете, долго находиться в таких стесненных условиях оказалось очень трудно.

Именно в это время, двое молодых переселенцев решили пожениться. Им выделили коморку, расположенную на антресолях зала. Сыграли скромную свадьбу и разошлись по местам. Молодожёны долго, крепились. Наконец, решили что все спят и устроили, то  что бывает в брачную ночь. Когда новоявленный муж закончил дело, то весь спортивный зал разразился бурными аплодисментами.

Меж тем, Иван начал гулять по улицам, и вскоре он узнал, что раз в неделю, жители выносят на тротуар старые громоздкие вещи. Для каждого квартала назначен свой день. Согласно обычаю, каждый мог взять себе из этих кучь то, что нужно. К обеду появлялся грузовик и вывозил всё, что осталось.

Первым делом Иван подобрал себе велосипед. Машина оказалась старой, но исправной. Из древней детской коляски он сделал прицеп. Потом, купил карту города и обозначил на ней маршруты грузовиков, которые забирали хлам. Там же проставил дни недели, когда они работают.

Теперь в свободное время Иван ездил по маршруту и осматривал выброшенные вещи. Очень скоро в его комнатке появились, кресла, ковры, посуда. Телевизоры, магнитофоны, пылесосы. Все эти, по советским понятиям новейшие образцы бытовой техники, он тащил домой. Оказалось, что чаще всего немцы выбрасывали вещи из-за пустяковой поломки. Перегорел предохранитель, оторвался шнур питания, сломался выключатель или предмет вышел из моды.

Деятельный человек, любитель мастерить и что-то ремонтировать Иван, наконец-то, нашел занятие. Втянулся в работу и со временем обеспечил добротными вещами соседей по спортзалу. Умелый механик, он собирал один велик, из двух-трёх поломанных машин. Скоро колёсным транспортом обзавелись все переселенцы, а у самого «кулибина» был почти профессиональный аппарат.

Затем, к его поездкам присоединилось ещё несколько человек. Иван приделал к рулю железного коня планшет из фанеры и укрепил на нём карту, обёрнутую в полиэтилен.

Каждое утро, из ворот пересыльного пункта выруливала кавалькада велосипедов. Обычно штук семь, восемь. К каждой машине был привязан самодельный прицеп.  Впереди ехал Иван и постоянно сверялся с картой. Следом цепочкой мчались соседи. Ехали они в сторону той улицы, где сегодня был санитарный день, а местные жители шарахались в стороны от этой процессии.

Мобильная бригада въезжала в нужный квартал и рассыпалась вдоль домов. Велосипедисты дружно перетряхивали выставленные вещи. Всё мало-мальски приличное грузили в прицепы, и увозили в спотрзал. Дома ещё раз осматривали и пытались починить. Если вещь не подавалась ремонту, разбирали на запчасти или тащили в мусорный контейнер.

Через пару месяцев переселенцы затарились бытовой техникой, посудой, книгами и мебелью. К счастью, у всех имелись родственники в Германии. Никто из родных не отказывался навестить новоприбывших, а заодно и получить в подарок исправный пылесос или телевизор. Иван уже стал подумывать, как бы превратить своё хобби в пусть и маленький, но всё-таки прибыльный бизнес.

Но адаптационный период кончился, и его с семьей направили на постоянное место жительства. Немцы учли печальный опыт, полученный от переселения в Германию турецких рабочих. Поэтому, советских людей специально рассеивали по стране, чтобы избежать создания «русских» кварталов. Им хватило и «турецких».

Ивана разместили в маленьком городке на границе с Голландией. Здесь тоже имелись санитарные дни на каждой улице. Только местные жители почти ничего не выбрасывали. Это же была провинция, а не богатая столица, где нувориши меняли мебель и машины каждые два года.

Да и Ивану теперь приходилось выглядеть не оторванным от родины переселенцем, шарящим по помойкам, а солидным бюргером, соответствующим немецким стандартам. Именно таким он и стал.

Александр Филичкин

 

Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook

Конкурс «Были 90-х»

Не забывайте размещать свои истории о 90-х годах в Facebook, помечая их хэштег #Были90х 



Читайте также

Клариса Пульсон: Через год, зимой, Вика только-только родила третьего сына, мужа убили, забрал тираж поздно вечером и, видно, поехал не по той дороге. Ни машины, ни книг, а он с проломленной головой н...

Александр Визаулин: Поскучав пару месяцев на вольных хлебах, Борис погрозил кому-то невидимому кулаком, смачно сплюнул, чертыхнулся и примкнул к группе товарищей, уезжавших в Германию в поисках лучшей...

Татьяна Попова: Старушка, сидящая в инвалидном кресле, прощается с дочерью и внучатами. Старушка – летит, дочь и внуки – остаются. Рыдают все так, что смотреть невозможно.



2
Мне нравится