ПРИ ПОДДЕРЖКЕ При поддержке издательской группы Эксмо-АСТ При поддержке объединенной  издательской группы Дрофа-Вентана При поддержке портала МЕЛ При поддержке портала МИР24 При поддержке  Грамота.ру
Я вырос на уроках литературы
Истории об учителях, учениках и героях сочинений



5 Июля 2017

Чтение на скорость

Свою историю я начну с того, что я росла очень говорливым и громким ребенком. Мне и в садике, и в младшей школе всегда давали на утренниках главные длинные роли, и я с каким-то особым чувством сцены играла своих героев.

Итак, ничего не предвещало особых перемен. Шел урок чтения в 3-м классе. Учительница объявила, что мы будем читать на скорость. Я с нетерпением ждала своей очереди и уже приготовилась тараторить.

Учительница сказала:

- Читает Лера, - перевернула песочные часики и …..

Я со всем детским старанием начала «тараторить» - говорила много, но прочла мало. Я стала заговариваться, не могла полностью и правильно прочитать слово, какие-то буквы и слова стала глотать, повторять по несколько раз.

Ни я, ни класс, ни учительница не поняли, что это было.

На следующий день я уже побаивалась чтения на скорость. Меня спросили – «странная речь» повторилась. В тот же день я на «странной речи» ответила у доски домашнее задание, пришла домой, поговорила с мамой и она крикнула папе:

- Сереж, Лера, кажется, заикается.

Пришел папа, задал мне пару вопросов, я ответила и он сказал:

- Да.

Дело в том, что мой папа тоже заикался.

С тех пор читать на скорость меня уже не просили. Но, несмотря на это, заикание осталось. В школе я по привычке тянула руку отвечать, вставала и… молчала. Речь не шла. На утренниках выступать тоже постепенно перестала. И вообще, начала побаиваться своей речи, и так постепенно всё больше стала молчать.

И вот наступил, наконец, тот день (он случается у каждого человека с дефектом речи) – я оказалась в кабинете у логопеда.

Логопед мне дала читать стихи, при этом надо было отстукивать, отхлопывать, отпрыгивать каждый слог – с маленьким мячом, большим мячом, без мяча. На дом задала делать всё то же.

Я начала читать стихи и хлопать. Читала день - два - три, на четвертый решила сделать перерыв, но… вскоре опять стала читать. Так довольно быстро я выучила наизусть томик Ахматовой, потом были Есенин, Цветаева, Маяковский, Байрон. Про то, что надо отстукивать, я уже напрочь забыла. Я полностью погрузилась в абсолютно новый для меня мир - красивый, волшебный, высокий…

В шестом классе я написала своё первое стихотворение, а в 7-ом учительница по литературе объявила, что собирает стихи на краевой конкурс юных поэтов.

Я заняла первое место!

В классе учительница назвала меня «Ахматовой младшей», что и стало моим прозвищем (надо сказать, более чем приличным прозвищем!) А еще она сказала, что стихотворение-победитель нужно будет читать на Дне города со сцены в микрофон, но… конечно, если я не могу, то и не надо.

Я стиснула кулаки и ответила:

- Могу!

Дома папа меня обучал, как надо читать. Первое моё прочтение с отстукиванием ему не понравилось, и он сказал:

- Повторяй за мной.

Он начал читать мой стих, конечно, запинаясь, но он очень театрально изображал сюжет стиха.

В общем, кое-как мы отрепетировали стих. И вот мы уже едем на улицу Красную (главную улицу Краснодара) – я, моя учительница по литературе, папа и моя подруга. Я буду рассказывать стих.

Вот я уже стою у сцены, идут последние приготовления, крепят злосчастный микрофон. Толпятся люди с шариками, флажками, стоит жуткий гул, кто-то уже изрядно веселый требует скорее развлекать народ.

У меня поплыло перед глазами. Я сквозь пелену посмотрела на свою растерянную и испуганную «группу поддержки», и мне стало ясно – я не расскажу.

И вот уже выходит на сцену ведущий, берет в руки микрофон, начинает говорить и …

О чудо! Его не слышно. Микрофон не работает, микрофон покрутили, провода повертели – действительно не работает. Папа заулыбался, у учительницы появилось обычное выражение лица, подруга запрыгала, а у меня спала пелена.

С тех пор я стала постоянно участвовать и побеждать в литературных конкурсах. Это были конкурсы внутри школы, районные и т.д. У меня накапливались грамоты и пластмассовые медальки.

Мы с моей учительницей по литературе изо всех сил боролись с моей природой. Учительница очень хотела, чтобы свои стихи я все-таки рассказывала, она говорила, что Роберт Рождественский тоже заикался, но чудесным, все же, был оратором и собирал полные залы. Она даже нашла в моей речи какую-то «фишку» и пыталась эту фишку во мне усилить. Так или иначе, позитивный настрой учительницы меня бодрил, и я пару раз рассказала свои стихи на школьных утренниках (учительница и одноклассники утверждали, что рассказала очень хорошо).

Все шло не плохо, но в 11 классе у нас появилась новая учительница, и «борьба» прекратилась. Так в один из дней мне принесли очередную медальку и грамоту и сказали, что моя одноклассница читала мой стих на школьном вечере. Оказалось, сердобольная учительница решила меня «не мучить» и попросила другую девочку прочитать мой стих за меня.

С тех пор я больше не рассказывала свои стихи, а после окончания школы и вовсе перестала их писать. Обучилась на бухгалтера и пыталась жить обычной жизнью, однако 2 года назад (мне было 29 лет), в душе опять что-то засвербило, завертелось и… я поняла, что опять началось!

Я стала писать стихи для детей. Ну а что из этого выйдет, покажет время…      

Валерия Печкурова


Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook

Конкурс «Были 90-х»

Не забывайте размещать свои истории о 90-х годах в Facebook, помечая их хэштег #Были90х





1
Мне нравится