ПРИ ПОДДЕРЖКЕ При поддержке издательской группы Эксмо-АСТ При поддержке объединенной  издательской группы Дрофа-Вентана При поддержке портала МЕЛ При поддержке портала МИР24 При поддержке  Грамота.ру
Я вырос на уроках литературы
Истории об учителях, учениках и героях сочинений



27 Июня 2017

Глаза в глаза

Не всегда первое в жизни оказывается лучшим. Сразу и не поймёшь – нужны годы, чтобы оценить. Моим первым – и одновременно лучшим – учителем русского языка и литературы (не в обиду моим последующим педагогам) стала Нина Александровна Мочалина.

С литературой у меня сложились особенные взаимоотношения: читать я полюбила ещё до школы, а в младших классах уже пробовала сочинять что-то самостоятельно. Даже делали с подругой рукописные книги: я придумывала истории, она – иллюстрировала (книжки с большим успехом «гуляли» по классу, и целевая аудитория требовала продолжения!). Много позже нам удалось повторить этот счастливый опыт творческого дуэта, и наша новая книга для детей увидела свет уже в издательстве. Так начинался мой путь в детской литературе…

А литература как предмет начиналась по школьной программе только в пятом классе. Не передать словами, с каким нетерпением я ждала этого события! 

Ожидания меня не обманули.

В класс вошла невысокая, худенькая, со строгой осанкой и в очках, пожилая учительница. Мои шумоватые одноклассники сразу притихли. Даже вертлявый Яшка – с первой парты – так и застыл в полуобороте на стуле.

– Давайте знакомиться! – мягко проговорила Нина Александровна, снимая очки и обводя нас по-матерински внимательным взглядом.

– Представься! – дружелюбно кивнула она Яшке, и тонкие дуги её бровей выжидательно приподнялись.

Тот вскочил, по привычке задергал коленкой и, глядя в пол, небрежно ответил:

– Яша… Пивоваров.

Лучистые голубые глаза Нины Александровны блеснули внезапным холодом:

– Что же ты, Яков, не уважаешь собеседника?

Яшка выпрямился и нерешительно посмотрел на учителя.

– Это другое дело. Когда разговариваешь, надо смотреть в глаза! – голос её моментально потеплел. – Только в глаза. Искренне говорит тот, кто открывает душу. А глаза, как вы помните, – зеркало души.

И все в классе безоговорочно поняли, что на уроках Нин-Санны всегда будет железная дисциплина.

«Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины…» – многократно повторяла я вечером, заучивая первое домашнее задание. И вдохновенно декламировала на следующий день на уроке пламенные тургеневские строки: «…о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!..», получив первую «пятёрку» от Нины Александровны.

А следом всем классом учили наизусть «Детство» И. А. Бунина. Стихотворение восхитило – это было про нас, десятилетних, про недавние летние каникулы:

 

…Прильну к сосне корявой

И чувствую: мне только десять лет…

 

Не тогда ли всколыхнулись мои собственные лирические настроения, которые во многом определили моё поэтическое будущее?

 

Кора груба, морщиниста, красна,

Но как тепла, как солнцем вся прогрета!

И кажется, что пахнет не сосна,

А зной и сухость солнечного лета.

 

В седьмом классе – в последний год преподавания Нины Александровны – на всю жизнь запомнился мне эпизод, когда разбирали гоголевского «Тараса Бульбу».

– Зачем нам эти военные проблемы, если мы не видели войны? – насмешливо спросил двоечник-Серёжка с «галёрки».

– И лучше б ты никогда её не увидел, Серёжа!.. – задумчиво вздохнув, ответила Нин-Санна. Хотя все мы ожидали как минимум очередного «неуда» в серёжкином дневнике.

Но вместо того, чтобы распекать нерадивого двоечника, она вдруг продолжила тихом голосом:

– Мне было лет пять. Я ходила в сад. Мы тогда в Москве жили. Бабушка отводила меня рано – к семи утра. А тут мы позже пришли… Это первый год Великой Отечественной был. Смотрим – крыша у здания сада провалилась, кругом обломки. Нам сказали, что за несколько минут до нашего прихода на садик упала бомба. И только по счастливой случайности никто не погиб…

В классе установилась небывалая тишина. Даже Яшка – удивительно! – не обивал ногами парту и не царапал ногтями столешницу. Звонок на перемену прозвенел неожиданно и оглушительно громко.

В конце учебного года, на последнем уроке литературы Нина Александровна объявила, что в её учительской карьере, к сожалению, поставлена точка. А мы – её последний класс. И скоро она уезжает жить к сыну – в подмосковное Орехово-Зуево. Продиктовала нам адрес и даже записала его на доске, чтобы никто ничего не напутал.

– Пишите, ребята!.. Буду рада узнать ваши новости. И всем, как только смогу, отвечу.

Я мечтала переписываться с любимым учителем, трепетно хранила бумажку с адресом, но со временем и переездами она всё-таки пропала… 

Недавно нашла в интернете страничку Нины Александровны. И на радостях тут же написала! Впрочем, оказалось, что на страничку хозяйка давно не заглядывала. Наверное, несколько лет. Но я продолжаю верить, что человек, научивший меня смотреть в глаза литературе, однажды ответит. Как только сможет…

Ирина





6
Мне нравится