ПРИ ПОДДЕРЖКЕ При поддержке издательской группы Эксмо-АСТ При поддержке объединенной  издательской группы Дрофа-Вентана При поддержке портала МЕЛ При поддержке портала МИР24 При поддержке  Грамота.ру
Я вырос на уроках литературы
Истории об учителях, учениках и героях сочинений



24 Апреля 2017

Друзья мои - книги

          С ранних лет мне не хотелось играть в куколки, я любила, чтобы няня Леля-Дуся читала сказки, а кукла сидела одиноко, блестя лысой головой, волосы я ей отодрала. Первой книгой был сборник сказок «Крошечка-Хаврошечка», «Гуси-лебеди», «Царевна-лягушка», «Про Ивана дурака», «Дюймовочка», «Мальчик с пальчик», «Серая шейка». Книгу без картинок украшали ажурные виньетки в названиях сказок и заглавных буквах. Папа любил читать и всегда нам с сестренкой покупал книги. В школу я пошла в Башкирии в поселке Миндяк.

Над моей кроватью в маленькой комнатке висела полка с книгами. Моя первая учительница Анна Николаевна Ватлашова, навестив нас, сказала маме:

        - Только у Светланы полка с книгами, у других одни учебники.

          Помню, читала ночью книгу «Васек Трубачев и его товарищи», светя под одеялом здоровенным шахтерским фонарем. С девчонками играть было не интересно. Другое дело мальчишки: футбол, волейбол, шахматы, карты - в дурака и пьяницу, сражаться на шпагах, подбрасывать на счет ногой жестку - кусочек свинца, пришитый на лоскуток шкурки с ворсом. Мальчишек я часто побеждала на шпагах, так как была левша, не в меру активной, азартной, изобретательной и сообразительной, хитростью могла увлечь за собой. Кроме того, только у меня был настоящий футбольный мяч. Я была предводителем уличной команды. Летом мы шли строем на речку Миндячку, километров пять, в пионерских галстуках с рюкзаками и пели песню « По военной дороге…», искали спрятанные пиратами сокровища, ловили рыбу и на костре варили уху из пискарей. Как-то восьмилетний сосед Витя свалился с бережка в реку и стал тонуть. Все застыли, разинув рот, а я одна быстро плюхнулась в воду, добралась до него, барахтающегося на метровой глубине и вытащила на берег. Меня за это заметно зауважали.

          Мой мятежный дух авантюристки жаждал героических испытаний, приключений и подвигов. Я придумывала игры для друзей, черпая все из книг. В шестом классе нашла в библиотеке махонькую книжечку известного армянского фокусника, где он делился своими тайнами. Я их изучила и с закадычной подружкой Валькой Машкиной мы под Новый год выдали номер. В мамином расписанном павлинами китайском халате и чалме, с нарисованными усами я показывала фокусы, приговаривая «Трах-тибидух-тах-тах-тах», а Валя мне помогала. Все прошло на ура, всем мозги запудрила. В школе стали звать Светка-фокусница.

           Читать любила Гайдара, Жюль Верна, Майн Рида… Тетя Нина из Сибири прислала в зеленом переплете книгу с золотыми буквами «Овод» и карманную книжечку «Мцыри» с гравюрами. Я была очарована ею, выучила наизусть и полюбила стихи.

          Потом в казахстанском городке Зыряновске по воскресеньям можно было подписаться в книжном магазине на собрания сочинений классиков мировой литературы. По субботам рано утром мы с папой занимали очередь, одному человеку можно было подписаться только на ограниченное число изданий. В результате у нас скопилась библиотека почти всех известных писателей мира, три огромных шкафа.

            Уроки учительницы литературы Тагзимы Габидулловны Гибадуллиной были похожи на моноспектакли, мы любили литературу. В девятом классе на зимних каникулах пятеро учеников были приглашены в Усть-Каменогорск на литературную олимпиаду. Ехать надо было рано утром на поезде, поэтому до станции из города мы поехали заранее, вечером. На ночлег остановились у одноклассника. После ужина меня с Олей уложили спать на полатях возле печки, а ребятам на полу расстелили овчинный тулуп. От этой ночи у меня осталось незабываемое впечатление. Спали одетыми, а от печи было жарко и вдобавок нас нещадно грызли клопы. До утра мы с Олей чесались, ворочаясь без сна, и выскакивали в сени на холод, передохнуть от жары и нестерпимого чеса. Еле дотерпели до утра. Удивительно, что мальчишки спали спокойно! - неужели эти гадкие твари накинулись на нас, потому что мы были вкуснее? Хорошо, что на поезде надо было ехать шесть часов и мы выспались на вагонных лавках.

          На этой олимпиаде в актовом зале я читала наизусть «Евгения Онегина», пока меня не остановили аплодисментами.

          Из школьной программы по литературе я читала то, что мне интересно. Вскользь знакомясь с некоторыми классиками, я мимо проходила ненужные подробности, потому что дома было много книг, которые я читала запойно, а школьная программа заставляла напрягаться, казалась скучной. Толстой, Гоголь, Горький - это было необходимо, но не зацепляло. В школе я не созрела для такого чтения, понимание к этим авторам пришло позже. Бесполезно было насильно пичкать меня тем, что не нравилось. Другое дело книги Джека Лондона, Гюго, Фадеева, Островского, Шолохова - там страсти, подвиги, с приключениями и любовью. Стихи я заучивала быстро, они для меня как музыка. Кроме Пушкина и Лермонтова обожала Есенина, открывала Мандельштама, Пастернака, Анну Ахматову, Марину Цветаеву, Гумилева, Ольгу Бергольц и Веронику Тушнову, Чингиза Айтматова и «деревенщиков», потом Булгаков, Дудинцев, Солженицин. Всех не перечесть.

         Мне 75 лет. В моей жизни были взлеты и падения, горе и беда, но она была счастливой от любимой работы и творчества, от друзей и любви. Я смотрю на своих ровесников, соседей, пожилых людей, тех, кто младше меня и вижу, что по своему мироощущению я гораздо моложе их, не утратила любознательности, радости, веры, надежды и любви к этому миру. Моей душе не более сорока лет. Стремление к знаниям было всегда неутолимой жаждой. Я люблю исторические книги, биографические, особенно про жизнь великих людей. Поиск авторитетов, на которых я ориентируюсь, сопровождает меня всегда. Чем дальше, тем более расширяется круг познания Мира и себя. И это так интересно!

            Благодаря перестройке в страну хлынул поток книг, о которых мы и мечтать не могли в советское время. Появились художественные книги авторов, не признаваемых любимой КПСС, под строгой цензурой издавали массу макулатурного чтива, которое заполняло библиотеки СССР. Изголодавшиеся по настоящей литературе, мы радовались, что наконец-то появилась масса книг запрещенных писателей, а также по науке, истории, философии, психологии, астрологии, нетрадиционной медицине, эзотерике, религии, искусству... Я с радостью впитывала знания, что-то принимала, что-то отбрасывала, но этот источник – жажда познания не иссякнет никогда!

В десятом классе, на выпускном экзамене по литературе были представлены на выбор три темы сочинений – патриотическая, тема по разбору произведения классика и свободная. Я по натуре авантюристка и меня понесло - а выдам-ка я вам напоследок! И сочинила стихи. Это был мой первый литературный опыт – так это начиналось. Про стиляг! Стиляги только начинали свое триумфальное шествие по стране, к ним в школе отношение было однозначное – этого низзя допускать в нашем обществе. Мы, ученики, их еще не раскусили, и я решила про них сочинить что-то такое критическое, вроде бы это зло антисоветское. В душе-то я так не думала, но захотелось повыпендриваться, похулиганить. Я была уверена, что такое верноподданничество пройдет на ура! И моментально накатала то, что лезло в голову в угоду тому, что не поддерживала. Вот такая лихая, двуличная и рисковая девчонка. И ведь правильно рассчитала! - пятерку получила, да еще и прославилась на всю школу. Правда, я как-то щадяще проехалась по стилягам, как бы сожалея, что они, такие неразумные, просто не понимают, что творят. В моем сочинении была высокопарно тошнотворная мура! Запомнила из сочинения несколько строк:

        « … Девчонка-стиляга, дымя сигаретой,

         ( тра-та-та чего-то там тра-та-та),

         В узких брючках нахально топает.

         ( что-то еще тра-та-та и та-та-та),

         В лиловой помаде рот,

         Лица бледный цвет, нездоровый,

         Аристократический цвет!»…

         Не могу понять, как это могло понравиться учителям?! – о-бал-деть!

         Я благодарна моей учительнице Тагзиме Габидулловне за ее уроки литературы, всегда вела дневники, любила писать. Множество дневников я как-то просмотрела и уничтожила. А жаль, интересно было бы сейчас глянуть, что я там настряпала за многие годы! Сохранить это было невозможно, я часто меняла место жительства, успешно топая вверх по лестнице.

           Работа архитектора была для меня любимым хобби, приносила радость. Сибирь, Башкирия, Казахстан, Дальний восток и Север остались позади. Уже 25 лет я живу в маленьком волжском городке на родине Минина. Умерла мама, муж, многие из любимых людей и друзей. Сестра с семьей в Питере. Жизнь моя наполнена творчеством, пишу картины и книги, участвую в сборных областных и персональных выставках живописи. Свобода и одиночество – необходимый спутник творчества. И я не одинока, Господь со мной. Прошу его и он дает! Он всем все дает, просто мы это не всегда замечаем. Надо научиться слышать Его голос, зовущий вперед и постоянно учиться. С древних времен на Земле сохранились книги великих учителей всех времен и народов. Они учат нас жить, справляться с проблемами, в том числе и болезнями. Надо работать над собой, самосовершенствоваться, любить наш Мир, себя и людей и делать добрые дела на благо матушки России.

          Мы в ответе за то, что дает нам Господь. Стремись к самым высоким из доступных тебе вершин и не вступай в борьбу из-за безделиц! – сказал психолог Ганс Селье. Благодаря знаниям моя логика, мышление, мудрость и интуиция растут. Я стала другой - лучше и счастливее той женщины, которая в расцвете молодости была успешной и удачливой.

          И в этом главную роль сыграли мои любимые друзья – книги!

      Светлана Морозова

Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook

Конкурс «Были 90-х»

Не забывайте размещать свои истории о 90-х годах в Facebook, помечая их хэштег #Были90х





6
Мне нравится