ПРИ ПОДДЕРЖКЕ При поддержке издательской группы Эксмо-АСТ При поддержке объединенной  издательской группы Дрофа-Вентана При поддержке портала МЕЛ При поддержке портала МИР24 При поддержке  Грамота.ру
Я вырос на уроках литературы
Истории об учителях, учениках и героях сочинений
22.09.2017
Обращение к читателям и участникам конкурсов "Народной книги"
Нам очень важно знать ваше мнение!  Приглашаем принять участие в опросе. От ваших предложений во многом зависит, какой быть «Народной книге» в будущем.

17.05.2017
Подведены итоги «Народного сочинения»
Организаторами было получено порядка 500 сочинений. Из трёх заявленных тем, наибольший интерес вызвала тема про уроки литературы – 42% участников. У аудитории 40+ "с уроков литературы начинается Родина" (в одном сочинении так и написано), 30-летние писали воспоминания об учителях и уроках, как они повлияли на их жизнь, для подростков характерными оказались отсылки к современной литературе, доступу к бесконечным просторам Интернета.  

21.04.2017
Первое «Народное соч­инение» будет написа­но в «Библионочь»
Олег Новиков рассказ­ал о новом общеросси­йском конкурсе «Наро­дное сочинение. Уроки литературы», первый этап которого прой­дет в рамках «Библио­ночи-2017».





Под бронёй с простым набором
Алла: Дед стихов много знает. И я за ним к своим пяти с хвостиком немало их выучила. Дедушка специально для меня подшивочку сделал… Собрал тоненькие сборнички стихов Пушкина, Кольцова. Некрасова, Фета,Тютчева, Алексея Толстого, Есенина и сшил их дратвой, прорезиненной толстой ниткой, которой валенки подшивают. Вот я и учу оттуда потихонечку. А что? Мне нравится очень. Но больше всего нравится, когда дед забывает строчки, а я помню и продолжаю… Вера не особенно любит стихи, она больше рисует, поэтому дед нам внушает: «Верочка у нас будет художником, а Аля, - и мы хором вторим, - а Аля будет писателем!».
Я выросла на уроках литературы
Надежда: В общем, доступ к великому литературному наследию у нас, детей, был. Пожалуйста! Откуда у матери-то был интерес к литературе? Родилась в 1959 году на Гагате, в простой семье рабочих: мать, Зубкова Лидия Федоровна, работала всю жизнь на Астрецовской фабрике металлических игрушек, чтением не увлекалась; отец, Зубков Анатолий Николаевич – слесарь на перчаточной фабрике Дмитрова. Вот он-то и был примером для подражания. Мало того, что читал, при этом была такая эмоциональная реакция на все, что волновало: реплики, смех, слезы.
Чонгарский бульвар
Владимир: Милиция, конечно, была ловчее и моложе интеллигенции. Но у нее имелся другой изъян. Дело в том, что во время бега милиционеру приходилось придерживать одной рукой похожую на огромное блюдо фуражку, а это серьезно замедляло движение, особенно на длинных дистанциях. Поэтому возможности милиции и чернокнижников были равны. Я несся по Чонгарскому бульвару в самой гуще толпы чернокнижников, испытывая ощущение подлинного счастья: мужчины особой, нестандартной масти приняли меня в свое общество. Я теперь стал частью некой касты людей, тайного ордена, преследуемого властями!
Простые истины
Мария:  Вот уже целый год пролетел с того момента, как я выпустила в небо белоснежный шарик и распрощалась со школьным порогом, устремившись навстречу ожидающему впереди будущему, которое казалось таким безумно далёким и пугающим. Однако не всё забывается в стремительном полёте лет: некоторые простые - но такие важные! - истины постигаются нами в стенах школы. Иногда они остаются с нами на всю жизнь, служа надежной опорой, вдохновением и ответом на многие вопросы. Один урок литературы в одиннадцатом классе оказался для меня важным уроком на все последующие годы...

Как я полюбил поэзию
Михаил: Я прихватил с собой на историческую Родину пару томиков стихотворений для школьников Лермонтова и Блока, лишь в память о родителях, подаривших мне эти книги, и о своём "кугносом детстве". Тогда то я и нашёл дома запылившийся томик стихотворений Лермонтова. Принеся томик на работу я принялся зубрить все написанные в книге стихи Лермонтова. Идея сработала! В свободные для меня 12 секунд я выхватывал одну-две строфы из стихотворения, а последующие 5 секунд загрузки и разгрузки станка пытался запомнить прочитанные строки. Таким образом, скука ушла прочь...
Железобетон, Сириус
Наталья: Я всегда относилась к литературе прежде всего как к категории эстетической, и потому очень завидовала старшеклассникам, у которых были красивые литераторши – с лица воду не пить, но буквы… Как я мечтала, чтоб нас «передали» высокой стройной Александре Владимировне или «французской» женщине Арине Игоревне! (не помню точных имен, впрочем, ни одной ни другой литкрасотки). Мне казалось, что это счастье – слушать из красивых уст то, что силой пытаются вложить в тебя некрасивые… Я читала. Читала все подряд. Наша превосходная домашняя библиотека заменила школьную классику.

30.06.2017
Наталья Шапиро для проекта "Я вырос на уроках литературы"
История учителя русского языка и литературы с многолетним опытом, автора пособий по русскому языку и литературе (издательство "Дрофа-Вентана"), члена Экспертного совета проекта "Я вырос на уроках литературы".

23.06.2017
Писатель Сергей Носов для проекта "Я вырос на уроках литературы"
Сергей Носов: "Жюри из шести человек сидело за тремя сдвинутыми столиками. Добрый дедушка Ленин, окруженный детьми, висел на стене. В состав жюри входили – наша учительница Вера Александровна, школьный библиотекарь, не помню имени-отчества (она всегда заставляла нас пересказывать содержание прочитанных книг, прежде чем выдать новые на руки), студентка-практикантка в квадратных очках, старшая пионервожатая, озадаченная еще и шефством над октябрятами, каковыми мы были, а также двое с виду суровых мужчин, что-то, вероятно, преподающих в старших классах (один из них, догадываюсь, был секретарем парторганизации преподавательского состава, или как она там могла называться)".

20.06.2017
Писатель Александр Мелихов - для проекта "Я вырос на уроках литературы"
Александр Мелихов: "И уроки Генриетты Францевны были уроками еще и аристократизма. Даже не самые умные чувствовали, что Тургенев и Пушкин — это почему-то очень серьезно, что мир каким-то образом делится на сакральное и профанное, и литература принадлежит миру сакрального. Разумеется, никто таких слов не произносил и даже не знал, но чувствовали все. А самые романтичные даже любили и ждали этой возможности погрузиться в атмосферу возвышенного, — иными словами, аристократы готовили аристократов".
Топ-10 историй