ПРИ ПОДДЕРЖКЕ При поддержке издательской группы Эксмо-АСТ При поддержке объединенной  издательской группы Дрофа-Вентана При поддержке портала МЕЛ При поддержке портала МИР24 При поддержке  Грамота.ру
Я вырос на уроках литературы
Истории об учителях, учениках и героях сочинений
Я вырос на уроках литературы ...
Истории об учителях, учениках и героях сочинений.

Литература в России, стране, подарившей миру нескольких гениальных писателей, больше чем литература. Это - явление, определяющее и культуру, и национальный характер, и даже политику. Как же происходит первое наше знакомство с этим видом искусства? Настал момент поделиться своими историями на эту тему. Как рождается любовь к чтению? Что ее определяет? Как прививают или уничтожают любовь к литературе школьные учителя? Что помогает и что мешает становиться активным читателем? Мы ждем яркие истории о ваших уроках литературы  - в школе и семье, о реальных людях и художественных персонажах, которые сделали чтение для вас образом жизни.  


17.05.2017
Подведены итоги «Народного сочинения»
Организаторами было получено порядка 500 сочинений. Из трёх заявленных тем, наибольший интерес вызвала тема про уроки литературы – 42% участников. У аудитории 40+ "с уроков литературы начинается Родина" (в одном сочинении так и написано), 30-летние писали воспоминания об учителях и уроках, как они повлияли на их жизнь, для подростков характерными оказались отсылки к современной литературе, доступу к бесконечным просторам Интернета.  

21.04.2017
Первое «Народное соч­инение» будет написа­но в «Библионочь»
Олег Новиков рассказ­ал о новом общеросси­йском конкурсе «Наро­дное сочинение. Уроки литературы», первый этап которого прой­дет в рамках «Библио­ночи-2017».

06.04.2017
Из выступления Олега Новикова на пресс конференции в ТАСС, посвященной старту проекта «Я вырос на уроках литературы». 24 марта 2017 г.
"...если на уроках литературы действительно «разворачивается» маленькая жизнь, и она вызывает такой большой интерес, значит и нашим авторам, и всем, кто неравнодушен к этой теме, есть, что вспомнить и рассказать".





Чонгарский бульвар
Владимир: Милиция, конечно, была ловчее и моложе интеллигенции. Но у нее имелся другой изъян. Дело в том, что во время бега милиционеру приходилось придерживать одной рукой похожую на огромное блюдо фуражку, а это серьезно замедляло движение, особенно на длинных дистанциях. Поэтому возможности милиции и чернокнижников были равны. Я несся по Чонгарскому бульвару в самой гуще толпы чернокнижников, испытывая ощущение подлинного счастья: мужчины особой, нестандартной масти приняли меня в свое общество. Я теперь стал частью некой касты людей, тайного ордена, преследуемого властями!
Простые истины
Мария:  Вот уже целый год пролетел с того момента, как я выпустила в небо белоснежный шарик и распрощалась со школьным порогом, устремившись навстречу ожидающему впереди будущему, которое казалось таким безумно далёким и пугающим. Однако не всё забывается в стремительном полёте лет: некоторые простые - но такие важные! - истины постигаются нами в стенах школы. Иногда они остаются с нами на всю жизнь, служа надежной опорой, вдохновением и ответом на многие вопросы. Один урок литературы в одиннадцатом классе оказался для меня важным уроком на все последующие годы...

Как я полюбил поэзию
Михаил: Я прихватил с собой на историческую Родину пару томиков стихотворений для школьников Лермонтова и Блока, лишь в память о родителях, подаривших мне эти книги, и о своём "кугносом детстве". Тогда то я и нашёл дома запылившийся томик стихотворений Лермонтова. Принеся томик на работу я принялся зубрить все написанные в книге стихи Лермонтова. Идея сработала! В свободные для меня 12 секунд я выхватывал одну-две строфы из стихотворения, а последующие 5 секунд загрузки и разгрузки станка пытался запомнить прочитанные строки. Таким образом, скука ушла прочь...
Железобетон, Сириус
Наталья: Я всегда относилась к литературе прежде всего как к категории эстетической, и потому очень завидовала старшеклассникам, у которых были красивые литераторши – с лица воду не пить, но буквы… Как я мечтала, чтоб нас «передали» высокой стройной Александре Владимировне или «французской» женщине Арине Игоревне! (не помню точных имен, впрочем, ни одной ни другой литкрасотки). Мне казалось, что это счастье – слушать из красивых уст то, что силой пытаются вложить в тебя некрасивые… Я читала. Читала все подряд. Наша превосходная домашняя библиотека заменила школьную классику.
Жизненные уроки
Валентина: Дедушка гордился своей образованностью, в начале ХХ века он окончил четыре класса церковно-приходской школы. В то время в среде простых людей его возраста было много неграмотных. Моя бабушка плохо читала, а ещё хуже писала. Каждый вечер дедушка читал вслух. Делал он это мастерски, часто комментировал. Мы были вовлечены в общие переживания, обсуждение поступков и характеров персонажей. Все слушали и работали: бабушка пряла пряжу или вязала на спицах, мама – крючком, ещё юная тётя вышивала. Мне поручали  связывать стёжки, нарезанные из старой одежды, и сматывать их в клубки.
Чтение на скорость
Валерия: Мы с моей учительницей по литературе изо всех сил боролись с моей природой. Учительница очень хотела, чтобы свои стихи я все-таки рассказывала, она говорила, что Роберт Рождественский тоже заикался, но чудесным, все же, был оратором и собирал полные залы. Она даже нашла в моей речи какую-то «фишку» и пыталась эту фишку во мне усилить. Так или иначе, позитивный настрой учительницы меня бодрил, и я пару раз рассказала свои стихи на школьных утренниках (учительница и одноклассники утверждали, что рассказала очень хорошо). Все шло не плохо, но в 11 классе у нас появилась новая учительница, и...

30.06.2017
Наталья Шапиро для проекта "Я вырос на уроках литературы"
История учителя русского языка и литературы с многолетним опытом, автора пособий по русскому языку и литературе (издательство "Дрофа-Вентана"), члена Экспертного совета проекта "Я вырос на уроках литературы".

23.06.2017
Писатель Сергей Носов для проекта "Я вырос на уроках литературы"
Сергей Носов: "Жюри из шести человек сидело за тремя сдвинутыми столиками. Добрый дедушка Ленин, окруженный детьми, висел на стене. В состав жюри входили – наша учительница Вера Александровна, школьный библиотекарь, не помню имени-отчества (она всегда заставляла нас пересказывать содержание прочитанных книг, прежде чем выдать новые на руки), студентка-практикантка в квадратных очках, старшая пионервожатая, озадаченная еще и шефством над октябрятами, каковыми мы были, а также двое с виду суровых мужчин, что-то, вероятно, преподающих в старших классах (один из них, догадываюсь, был секретарем парторганизации преподавательского состава, или как она там могла называться)".

20.06.2017
Писатель Александр Мелихов - для проекта "Я вырос на уроках литературы"
Александр Мелихов: "И уроки Генриетты Францевны были уроками еще и аристократизма. Даже не самые умные чувствовали, что Тургенев и Пушкин — это почему-то очень серьезно, что мир каким-то образом делится на сакральное и профанное, и литература принадлежит миру сакрального. Разумеется, никто таких слов не произносил и даже не знал, но чувствовали все. А самые романтичные даже любили и ждали этой возможности погрузиться в атмосферу возвышенного, — иными словами, аристократы готовили аристократов".
Топ-10 историй
рейтинг → 59
Андрей: Добавлю только, что я ни разу не попался за этим преступлением. Но зато совершенно испортил глаза. Пришлось носить очки. Слышать в свой адрес оскорбительные насмешки одноклассников "очкарик", "левша", "Иван дурак", "заика". Я носил очки, заикался и был левшой, это правда. Короче, полудурок и урод, по меркам одноклассников. К тому же, у меня не было отца и матери, поэтому прилипла неприятная домашняя кличка "бабушкин козлик".

рейтинг → 11
Михаил: Из школы я спешил домой, где меня ждала любимая приставка. Куда интереснее было найти в квартире провода, хитро спрятанных моими родителями во всевозможных углах и перевоплотиться, предположим, в Леона Кеннеди. Этот бравый коп не боялся полчищ зомби, которые саранчой сметали всё на своём пути, на узких улочках Ракун Сити. Та история заговора, что по мановению руки господина Андерсона превратится в бездушный блокбастер много лет спустя, тогда мне казалась чем-то сокровенным. Тем, чем мне никогда делиться ни с кем бы не хотелось. Учителя негодовали и пророчили мне перспективную карьеру дворника.

рейтинг → 5
Ирина: С литературой у меня сложились особенные взаимоотношения: читать я полюбила ещё до школы, а в младших классах уже пробовала сочинять что-то самостоятельно. Даже делали с подругой рукописные книги: я придумывала истории, она – иллюстрировала (книжки с большим успехом «гуляли» по классу, и целевая аудитория требовала продолжения!). Много позже нам удалось повторить этот счастливый опыт творческого дуэта, и наша новая книга для детей увидела свет уже в издательстве.

рейтинг → 4
Владимир: Милиция, конечно, была ловчее и моложе интеллигенции. Но у нее имелся другой изъян. Дело в том, что во время бега милиционеру приходилось придерживать одной рукой похожую на огромное блюдо фуражку, а это серьезно замедляло движение, особенно на длинных дистанциях. Поэтому возможности милиции и чернокнижников были равны. Я несся по Чонгарскому бульвару в самой гуще толпы чернокнижников, испытывая ощущение подлинного счастья: мужчины особой, нестандартной масти приняли меня в свое общество. Я теперь стал частью некой касты людей, тайного ордена, преследуемого властями!

рейтинг → 4
Александра: Я жила в большом промышленном городе и летом у моих родителей никогда не было возможности послать меня отдыхать за город. А я очень мечтала хоть раз побывать в пионерском лагере. Но вдруг в 1941-ом году благодаря содействию Надежды Ивановны, которой очень нравились мои литературные перлы, я попала в пионерский лагерь! До сих пор помню я дни, проведенное там. В седьмом классе нас пришел учить русскому языку и литературе Иван Григорьевич Субботин, но, увы ничему не научил.

рейтинг → 3
Ильяна: Именно с дедушкиной библиотеки у меня началась любовь к чтению. В раннем детстве небольшая комната, в которой дед смастерил стеллажи от пола до потолка, казалась мне кладовой несметных сокровищ и чудес. Я могла часами разглядывать калейдоскоп книг и журналов, пластиковых баночек с диафильмами, коробок аудио- и видеокассет. Выбрав понравившуюся книгу, листала страницы, рассматривала картинки и причудливые буквы. А потом просила обязательно прочесть мне книгу.

рейтинг → 2
Кирилл: Там Костика ждали вновь приобретенные почитатели его критического таланта во главе с Фофаном. Фофан отбросил бычок, сплюнул и не торопясь приблизился к Костику. “Че, каких там у меня прилагательных не хватает?” - задал уточняющий вопрос начинающий автор начинающему критику.  Традиционный формат дальнейшего диалога быстро исчерпал себя. Первым делом Костик снял очки, превратив противника из гопника с горящими бледными глазами в неопасное расплывчатое пятно...

рейтинг → 2
Анжела: Она называла нас «дети», даже когда самый невысокий мальчик в классе перерос ее на полголовы. Она сердилась, когда мы ни в какую не соглашались учить одну и две буквы н в суффиксах прилагательных, и за плохое поведение грозила кидаться мелом. Она шутила, что во время озарения над отъявленными двоечниками загорается лампочка, а однажды поставила мне 5 за то, что я догадалась: «наука страсти нежной» — это флирт.

рейтинг → 1
Валерия: Мы с моей учительницей по литературе изо всех сил боролись с моей природой. Учительница очень хотела, чтобы свои стихи я все-таки рассказывала, она говорила, что Роберт Рождественский тоже заикался, но чудесным, все же, был оратором и собирал полные залы. Она даже нашла в моей речи какую-то «фишку» и пыталась эту фишку во мне усилить. Так или иначе, позитивный настрой учительницы меня бодрил, и я пару раз рассказала свои стихи на школьных утренниках (учительница и одноклассники утверждали, что рассказала очень хорошо). Все шло не плохо, но в 11 классе у нас появилась новая учительница, и...

рейтинг → 1
Александра: Один шаг на его золотистую поверхность меняет нас до неузнаваемости, превращает в других людей из самых разных стран и эпох. Игра несет вперед, в другую жизнь, более сложную и тонкую, которую нужно подхватить, пропустить через себя и отдать другим. И только если каждый из нас выдерживал эту чехарду и в тысячный раз выносил из нее для себя что-то новое, неподдельное, то в финале всех ждала награда… аплодисменты. Вы, конечно, уже поняли, о чем я. Наша замечательная учительница литературы и русского языка давным-давно создала школьный театр...