Национальные истории, или 5 пункт



4 Апреля 2018

Француз

Когда друзья пригласили нас во Францию, мы не стали долго раздумывать, а собрали чемодан и поехали. Правильнее сказать, полетели. Десять дней больше были похожи на месяц – так много они вместили впечатлений! Тьерри, муж сестры моего мужа (кто-нибудь что-нибудь понял?) оказался совсем нетипичным французом. Он был внимателен, щедр и очень изобретателен по части экскурсионных маршрутов. За девять дней мы проехали с ним полстраны, побывали в девяти городах, поднялись на Мон-Блан и даже искупались в Средиземное море на Лазурном берегу. Звучит как сказка! Вот в этом и есть «не-типичность» нашего француза. Ира, его супруга, прожившая во Франции несколько лет, пояснила, что там не принято даже в гости без приглашения приходить, не то, что вместе с гостями неделями по стране кататься. Очень замкнуто живут.

Правда, первое же условие, которое выдвинул нам Тьерри: он не повезет нас в Париж. «Вот вам здрасте», - погрустнели наши дети. Но ответ нашего француза был исчерпывающий: «В этом городе французов почти нет, а настоящей Франции нет тем более!». И мы не стали спорить, согласившись на любую программу, которую предложит принимающая сторона.

Чтобы описать все впечатления, одним рассказом не обойтись. Да и не об этом я собиралась рассказать. А о том, что именно побудило нашего французского друга и родственника в одном лице, устроить такой праздник нам. Дело в том, что за полгода до нашего визита во Францию, был другой визит – Тьерри и Ирины в Мордовию. Во времена конфетно-букетного периода Тьерри уже бывал в России – в суетной Москве, строгом Санкт-Петербурге, лубочном Суздале. Теперь ему было интересно увидеть провинцию.
Они прилетели в Москву 30 декабря, самолет задержался из-за снегопада, на фирменный мордовский поезд опоздали, пришлось добираться на проходящем. Поезд за неделю до этого вышел из бывшей советской республики. Из нашего общего прошлого в той стране осталась память об СССР и вот такие вагоны, в котором наши французы и вынуждены были ехать целую ночь. Называть республику не стану, дабы не обидеть соседей. Но когда иностранные туристы вышли из поезда, вид у них был такой, будто бы они сбежали с рудников.

«Это какой-то кошмар, - жаловалась Ира. – Я такой антисанитарии сто лет не встречала! Мы как будто попали в страшную сказку! Там даже не работал туалет!». Она не за себя переживала. Что нам, выпускникам советской школы, старый раздолбанный вагон, ржавый умывальник и сырая постель? Это вы еще с вашим французом в колхоз на картошку не ездили! Но вернемся к этому фильму ужасов, главным героем которого неожиданно для себя оказался наивный и милый представитель Западной Европы. 
Окна продувались насквозь (их можно заткнуть подушкой, ну, а спать вовсе никто и не собирался), воды, пригодной для питья не оказалось, даже умыться наши путешественники не рискнули, потому что в туалете не было этого чудесного изобретения XX века – унитаза. Там было….ведро!!! Поэтому добывать нормальную воду Ира пошла в вагон-ресторан. И правильно сделала, что одна! Еще неизвестно, как отреагировал бы француз на то, что в ресторане не было столов. Нет, один все-таки был. Рядом с барной стойкой, если можно так назвать прибитый к стене фанерный лист, подпираемый бревном. А на том месте, где по замыслу конструкторов находились когда-то столики для обедающих пассажиров, были раскинуты спальные мешки. В мешках спали люди. Ну, а что? Спальные же!

Ира купила бутилированную воду и, вернувшись в купе, захлопнула дверь: «Ни шагу из купе до самой Рузаевки!». Соседи по купе, пожилая пара, тоже вынужденная в силу обстоятельств ехать на этом чудном поезде, выразили солидарность. Так они и ехали 8 часов, «разговаривая за жизнь» и с опаской прислушиваясь к тому, что происходило за дверью.

Мордовия встретила гостей гостеприимно – морозом в минус 26. Люди ведь ехали настоящую русскую зиму увидеть, вот она и старалась во всю. Понятно, что хиленький пуховичок Тьерри нами одобрен не был. Предложенная дубленка мужа не подошла по размеру, было принято решение ехать на рынок. Бывали ли вы на городском рынке 31 декабря? Если да, то видимо, знаете, что самые доброжелательные и веселые продавцы ждут вас именно в этот день, примерно ближе к обеду. Румяные от мороза и согревающих напитков, тетки притащили нам весь ассортимент дубленок. По большей части не для того, чтобы угодить клиенту, а для того, чтобы поучаствовать в процессе. Чтобы было о чем вечером поведать за праздничным столом, мол, «был у нас давеча француз, мы уж ему какой только товар не предлагали, да они такого товара в своей Франции и не видывали», ну и т.д. по  тексту.

Справедливости ради отмечу, что Тьерри оказался на редкость сговорчивым покупателем, первую же дублёночку, которая по размеру подошла и купил. Даже не торговался. И нам не дал. Тут же нарядили его в обновку, по-французски и по-русски сказали «Спасибо» и «С Новым годом!» и поехали уже праздновать. За три дня пребывания в доме гостей, мы старались, как могли. Гуляли по городу, кушали горячие блины в парке, парились в бане, даже ныряли в прорубь! На четвертый день предложили поехать в Троице-Сканов монастырь. Тот самый, о котором я писала в самом начале книги. На не очищенной после снегопада дороге мы попали в небольшое ДТП. Три часа пытались вытащить машину из кювета. Достали, но назад не повернули. Поехали туда, куда собирались. 

Когда ближе к ночи вернулись домой, и сели ужинать, поднимая бокал вина, Тьерри сказал, а Ирина перевела: «Никогда еще я не испытывал столько ярких эмоций в столь короткое время. Мне понравилось всё! Ваш город, ваша баня, ваши блины. Даже сегодняшняя авария – еще одно незабываемое впечатление. И вот, что заметил: сегодня, пока машину доставали из кювета, останавливалось много машин, все пытались помочь (это правда – кто только нас не пытался тянуть, три троса порвали, пока КамАЗ на помощь не подоспел). А когда подъехала полиция, просто посмотрели и уехали. У нас все наоборот. Если ты оказался в сложной ситуации, все проедут мимо, кроме полиции. Потому что французы твердо уверены – каждый должен заниматься своим делом. И если ты не спасатель, то зачем ты будешь останавливаться? У вас же люди бросаются на помощь, не задумываясь, могут ли они, действительно, помочь!». А тост был следующий: «Теперь я видел настоящую Россию. И хочу в ответ показать вам настоящую Францию!». 
Дальше вы знаете.

Светлана


1
Мне нравится