Национальные истории, или 5 пункт



1 Марта 2018

-/+ (сокр) Дела житейские

Глаза молодой женщины, отразив свет лампы под потолком, блеснули в мою сторону, губы на смуглом лице растянувшись в улыбку, широко открылись и она произнесла, выталкивая слова с усилием,:”Вот ваш один кофе и один булка”. Вот так на курортах Турции после распада Советского Союза, когда и Крым стал заграницей, работники пляжного сервиса, преодолевая языковый барьер, заговорили по-русски, чтобы иностранные отдыхающие из России чувствовали себя как дома. Вот так в современной Москве ты начинаешь себя чувствовать как заграницей, натыкаясь на языковые барьеры у прилавков магазинов, в общественном транспорте, на лестничной площадке, и дома в ванной, когда молодой сантехник из управляющей компании “Жилищник” , поменяв прокладку, деловито говорит :” С тебя триста рубелей”.

              В кармане куртки заиграла веселая мелодия, которую я резко оборвал, достав телефон, и нажав на чёрную кнопку с зеленой трубочкой. На  вспыхнувшем экране высветился номер, с владельцем которого у меня была договоренность о перевозке холодильника. Поднеся свой телефон к лицу, и старясь, как можно отчётливее произносить слова, сказал:”Я ждал твоего звонка, сейчас можете подойти?”. В ответ после длинной паузы из телефона донеслось: «Пятисот рубль мало, давай тыща». Я попытался сопротивляться:”Мы же договорились на пятьсот рублей”. Он ответил уже без промедления :”Тыща”. Я согласился:”Хорошо, жду тебя у магазина “Пятерочка”через двадцать минут”.

              Конечно, ведь это же десятые годы двадцать первого века, и нужно было бы набрать в окошечке поисковика интернета :”Перевозка”, и потом выбрать самый удобный вариант. Но нет, практически машинально сработала привычка, оставшаяся ещё с советских времён ограниченного перечня бытовых   услуг, и длинных очередей для их получения, это заманивать к себе работника ЖЭКа на внеурочную или внеочередную работу. Тогда ,обычно, заманивали бутылкой водки,если речь шла о таком серьезном, как смена унитаза. Замена текущей прокладки обходилась съемщику государственной квартиры в рюмку плохо очищенной водки,или стакан дешевого портвейна. Помню сантехника из нашего ЖЭКа, которого каждый жилец знал, и когда он был нужен, окликал просто по имени”Петька”. На вид ему было чуть больше сорока лет.Летом он ходил в сильно помятом костюме, а зимой в потертом пальто всегда без головного убора, но всегда со своим старым чемоданчиком с кладом новых резиновых прокладок. Часто можно было видеть, как его, почти бегущего от нашего дома, как от проклятого места, вдруг останавливал кто-то из жильцов. Разговор жильца с Петей был всегда энергичный, и, как правило ,сопровождался отчаянной жестикуляцией. Если руки жильца двигались на уровни пояса, то вероятнее всего нужно было чинить текущий кран умывальника в ванной ,или раковины на кухне, если руки двигались ниже пояса, то этого могло указывать на засор в туалете. После недолгого разговора жилец заводил Петю а подъезд дома, громко хлопнув входной дверью, как-бы отрезая всякую возможность отступления. Через некоторое время Петя, отирая губы, появлялся из подъезда, и опять дела попытку “ побега”,и опять его останавливал кто-то из жильцов, и опять все повторялось снова.

                  Сейчас,не нужно караулить работника РЭУ у подъезда дома, как когда-то Петю. Работники со смуглыми лицами и приветливыми улыбками, готовые выполнить “левую работу” в рабочее  время  хорошо заметны в их оранжевых безрукавках с крупной надписью на спине “Жилищник”. Их можно видеть почти у каждого дома неторопливо выполняющих какую-нибудь работу. Кто-то из них при помощи садового пылесоса, шумящим как десять обычных пылесосов, методично сантиметр за сантиметром подгоняет одинокий прошлогодний лист к пяти-шести уже собранным вместе листам, чтобы полностью закончить образование кучи. В это время у следующего дома кто-то другой, одетый в приметную оранжевую безрукавку, старательно срезает ручной косой с бензиновым приводом одинокие травинки на придомовом участке. Я подошёл к одному из них как раз в тот момент, когда он ,пытаясь срезать несколько  травинок, вытянувшихся вверх из мелкого бугорка рядом с асфальтированной дорожкой, надавливал раз за разом поперёк их стеблей тяжелой косой, гремящей как мопед, но травинки только пригибались к земле, и потом снова выпрямлялись. Я подошёл к нему, и ,чтобы начать общение на положительной ноте ,выдернул эти травинки руками и положил ,в стоящую неподалёку, урну. В ответ он заглушил мотор, и мы начали обсуждать перевоз холодильника. Выяснилось, что он достаточно хорошо говорит по-русски, а у его напарника есть достаточного размера тележка, которая храниться в помещении мусоросборника в подвале дома рядом с моим. То, что он запросил 500 рублей за работу для себя с напарником было неожиданно, так как за год до этого перевоз мешка с цементом из магазина строй материалов на примерно такое же расстояние тоже одним из работников Управляющей компании “Жилищник” обошёлся мне в 100 рублей. Было очевидно, что иностранцы, приезжающие на работы в Москву, быстро осваиваются  в столице, теперь чужого для них государства. Он представился Игорем. Конечно, его реальное имя было другое. В Москве это встречается довольно часто, когда иностранцы из бывших среднеазиатских советских республик называют себя для общении привычными для уха москвича именами, чтобы меньше отличаться от окружающих.Мы договорились встретиться чуть позднее, в середине дня, после того, как у них закончиться планерка в РЭУ, и я пошёл пить кофе в кафетерии при небольшом магазинчике по соседству.

                  Как и договорились, мы встретились через двадцать минут у магазина “Пятёрочка”.Он сказал, что мы должны уложиться за час так как приезжает какая-то проверка из центрального офиса управления “Жилищник”,и он должен к этому времени вернуться в РЭУ.С намерением перевезти холодильник ,как можно быстрее ,мы быстро пошли к дому рядом с моим, чтобы к нам присоединился его напарник с тележкой. Когда мы вошли в мусоросборник стало понятно, что задержка неизбежна, так как напарник моего нового знакомого совершал дневной намаз. Это был молодой смуглолицей парень небольшого роста. Он стоял на коленях упираясь ими в маленький коврик больше похожий на тонкое полотенце из темного материала. Время от времени, что-то бормоча ,он наклонялся вперёд касаясь его лбом. В его лице была какая-то отстранённостью от всего окружающего, и у меня было ощущение, что он не принадлежит этому грязноватому помещению с мусорными бачками у стены, и что он здесь случайно и временно. После окончания молитвы мои новые знакомые начали о чем-то переговариваться на их родном языке,и почувствовал себя уже совсем иностранцем. Игорь сказал мне,что он договорился со своим напарником,который,как выяснилось,вообще не говорит по-русски.Они вытащили тележку из помещения мусоросборника и быстро покатили ее к моему дому.

              Когда мы подошли к  дому ,из двери подъезда нам навстречу выбежала группа веселых темноволосых детишек семи-восьми лет. За ними следом вышла молодая женщина. Ее голова была покрыта платком, но платок лежал гладко без тех затейливых складок характерных для шарфов,в которые с головы до плеч обычно укутаны мусульманки в соответствии с религиозными традициями ислама.В этом тоже ясно прочитывалось желание не особенно выделяться в не исламской стране.Она и дети вежливо сказали :”Здраси”.

               Подъезд нашего дома заметно изменился за прошедшие более чем два десятилетия. Жильцов стало больше, но шума заметно меньше. Раньше дети выросшие в семьях коренных москвичей, повзрослев к окончанию школы, начинали шумно искать свой уникальный путь в жизни под рок музыку до утра, визг девиц и грохот, разбивающихся об асфальт бутылок. Конечно, многие тихо сидели за учебниками, готовясь к сессиям в институтах, или исчезали для прохождения службы в армии. Но в каждом подъезде обязательно находилось несколько индивидуумов неопределившихся ещё со своими жизненными путями, и ,как следствие, бессонные ночи соседям были обеспечены. Сейчас все по-другому. Половина жильцов в доме приехала в Москву из далекого юга Росси, или из ещё более далекой среднеазиатской заграницы. Каждый из них уже определились с своими жизненным путем, и поэтому чётко понимал , что нужно делать в столице. И прежде всего нужно зарабатывать как можно больше денег, чтобы оплачивать съемную квартиру, и посылать материальную помощь родственникам ,оставшимся на родине.

                Ребята ловко стащили холодильник по лестнице со второго этажа, погрузили его на тележку и по кратчайшему пути, где дворами, а где и по проезжей части улицы двинулись к дому моего приятеля. Мы были уже почти у цели. Улица в этом месте шла на подъем , и Игорю с напарником приходилось как можно ниже наклонятся вниз, чтобы удобней было поднатужиться для проталкивания тележки в горку .От этого они не видели дороги ,и мне приходилось идти направляющим ,то высматривая  препятствия впереди, то поворачиваясь к ним, голосом показывать направление движения:”Сюда,сюда”. Вдруг в один из моих поворотов в направлении движения я увидел прямо перед собой молодого мужчину. Он стоял так, что полностью перегораживал нам дорогу, и было видно, что он не собирается отойти в сторону. Я остановился, и за моей спиной движение тележки тоже прекратилось. Игорь за моей спиной залепетал:”Ивн Питр прости, вот приятел встретил, очен просл помочь”. Стало ясно, что мы случайно наткнулись на какого-то начальника из РЭУ. Ситуация для меня становилась катастрофической. В любой момент я мог быть оставлен на проезжей части дороги, и даже без тележки, которую начальство могло потребовать немедленно вернуть на место определенное ей инвентаризацией, а именно в мусоросборник. Что делать? Я полез в карман, и достал ещё 500 рублей. Расплатившись с начальником ,мы докатили через десять минут холодильник до дома моего приятеля. Ребята втащили холодильник на нужный этаж, на каждом повороте лестницы придерживая его дверь, чтобы случайно не повредить. Получив обещанные деньги, сердечно поблагодарили и быстро ушли, чтобы заработать ещё денег в этот день. Хорошие парни, но нужно было все-таки найти перевозку через интернет.

Игорь



0
Мне нравится