Национальные истории, или 5 пункт



27 Февраля 2018

++ (сокр) Алена

Об истории этой семьи можно отдельную книгу писать. Настоящую сагу. Родилась Алена в Таджикистане, где на тот момент проживала ее семья, отец - инженер, мама – бухгалтер, сыновья - школьники. Большая дружная семья, где Аленка самая младшая, всеобщая любимица. Как и для нескольких миллионов русских людей, совершенно неожиданно в 1991 году в один миг они оказались заграницей. На смену социалистическому раю пришел самый настоящий капиталистический ад. Эти миллионы вчерашних советских людей вдруг оказались никому не нужны. Бывшие союзные республики проходили сложный путь от «младших братьев» до «самостийных и независимых». Путь этот был непрост. Особенно для этнически чуждых этим молодым государствам семей, не успевших или не пожелавших покинуть свои дома, и уехать в Россию. Где их тоже никто не ждал, надо признать.

Мама Алены вспоминала позже, глотая слезы, как начались «чистки», как обезумевшие от крови, таджики безнаказанно резали и убивали русскоязычное население (русских, немцев, татар, корейцев – прим. ред.)  их, мстя за то … А собственно за ЧТО? За многоэтажные города и огромные заводы, выросшие  посреди степей? За построенные больницы и школы? За поголовную грамотность населения? Не скоро еще будут названы своими именами те события, свидетелями которых стала, в том числе, семья Алены. (Очевидно, автор пишет о гражданской войне в Таджикистане в 1990-х http://www.coldwar.ru/conflicts/tadj/tadjikistan.php - прим. ред.)

Несколько суток они прятались в подвале, почти не надеясь на помощь, молившихся об одном – чтобы весь этот кошмар поскорее закончился. В подвале не было ни еды, ни воды. Старшие сыновья были уже смышлеными мальчиками, молча сносили все тяготы, а девочка была слишком мала. Она плакала, потому что хотелось пить. И мама носовым платочком собирала со стен подвала конденсат и выжимала ей эту жидкость в ротик.

Вместе с ними в том же подвале спасались еще несколько семей. В том числе одинокая старушка – соседка по дому, когда у них еще был дом. Надо сказать, чудо иногда происходит. Русские военные вошли в город, прекратились на какое-то время беспорядки, были эвакуированы русские семьи. Все, кто знали, куда уехать, уехали. Семье Алены ехать было некуда. Тогда соседка и предложила – у нас в родном селе, бывает, дома пустуют, люди в город перебираются и бросают. Поедемте в Мордовию, вместе не пропадем! Так они и оказались в одном из районов нашей республики.

Их приняли, местные власти разрешили занять один из пустующих домов, стали обживаться. Скоро родители смогли выйти на работу, мальчишки снова пошли в школу, и Аленка через пару лет тоже примерила белый фартук. Жизнь потихоньку налаживалась.

Но не зря же говорят, пришла беда – отворяй ворота. Не успели домишко привести в порядок, случился пожар. Все пришлось начинать сначала. Вы видели, как сквозь асфальт пробивается травинка? Сила не всегда  в амперах измеряется, иногда - в мощности духа.

Несмотря на все сложности, жизнь шала своим чередом. Вот уже и старший сын ушел в армию,  и средний поступил в институт, через три года и Аленка уже закончила школу. Я хорошо помню их маму. Она приезжала вместе с Аленой, узнавать об условиях поступления на наш факультет. Красивая, образованная женщина с очень глубоким взглядом. Дочка, хоть и выпускница уже, прижималась к маминому плечу, как воробушек. Разве могла я  тогда предположить, какие испытания прошли эти люди, и сколько еще им предстоит пройти. Наверное,  это правильно в мире устроено – не дано никому видеть ни свою, ни чужую судьбу до конца. Жить нужно, радуясь каждому дню. Ольга Николаевна гордилась своими детьми, это было заметно и это было справедливо.

Новая беда пришла в их дом, когда умер старший брат. Для мамы это был новый сильнейший удар. Все может пережить и перетерпеть русская женщина: холод, голод, лишения. Не может она справиться и примириться только с потерей ребенка. Это противоестественно! Несчастье подкосило ее надолго. А после внезапной смерти мужа, она и вовсе слегла. Кончился запас неистощимой, казалось бы, силы. Видеть Алену, бледную и худющую, с этим невыносимым черным платочком, было больно.

Вот тогда-то одним из первых и взял ситуацию в свои руки ее однокурсник. Алексей не вошел, он ворвался в мой кабинет. «Надо что-то делать! Я на нее смотреть не могу, сердце кровью обливается» «Что делать-то?» - сама себе в тот момент казалась бестолковой и беспомощной. Как принять тот факт, что бывают  ситуации, когда никто и ничто помочь не может? «Давайте хоть огород Аленке вскопаем?!» - Леша был на грани паники. «Нужно же чем-то помочь!»

«Какой огород? Кому он теперь нужен?» - грустно отвергла Алена наше предложение. Но Алексий уже развернул кипучую деятельность: окружил девочку заботой, организовал сбор средств в помощь, да и просто – был постоянно рядом. Есть братья и сестры по крови, а есть – по духу. Алексий в своей семье единственный сын, но Аленка практически стала ему сестрой. Через несколько лет мы даже на ее свадьбе сидели за одним столом. Невестой Алена была необыкновенной – красивая, стройная, нежная. Только на обложку глянцевых журналов!

И все же нам с Лешей было почему-то грустно. После свадьбы они с мужем планировали переехать в Москву. Значит, улетала от нас наша птичка. Пусть только ей там будет хорошо! И пусть все испытания останутся в прошлом!

Алексий и по сей день – мой хороший добрый друг. Иногда вспоминаем разные истории:  про то, как вместе путешествовали;  про то, как они с другом гимн факультета на Красной площади пели; или как я их строго отчитывала за то, что комнату в общежитии перед каникулами неприбранной оставили. Но всегда воспоминания заканчиваются одной темой: «Как она там поживает, Аленка-сестренка? Давно не звонила?»

Светлана



0
Мне нравится