Национальные истории, или 5 пункт



30 Января 2018

- Как мы тушили бухарский элеватор


Хочу сразу спросить тебя дорогой мой читатель, знаешь ли ты, что такое – зерновой элеватор? И сразу же хочу тебе ответить. Это такое
большущее   длиннющее вертикальное сооружение для хранения огромного количества зерна. Кроме того, зерно там  чистят, сушат и делают  с ним еще много чего полезного. Да ты и сам видел этот элеватор,  и наверное,  не раз. Они  часто попадаются возле железнодорожных станций или в степи или в морских портах. Стоят себе такие одинокие монстры, вроде как  застывшие великаны с огромными раскинутыми руками. Систему вертикального хранения зерна придумали лет этот двести назад, наши  умные предки и до сих пор мы меняем только материал, из которого эти самые элеваторы строятся, оставляя саму конструкцию практически  неизменной.
Утомил тебя дорогой мой читатель разными  техническими премудростями, всё – больше не буду.
Я просто подвожу  тебя к теме о самом высоком здании, в славном городе Бухаре.
Нет, это не минарет и не девичья башня, аналог бакинской, с тем же предназначением.
Конечно, ты уже давно догадался, что самое высокое здание в этом старинном городе –это элеватор. Его башня  горделиво возвышается над всеми минаретами и девичьей башней старого города.
Случилось так, что в один жаркий летний день советского перестроечного периода на этой самой башне возьми да и загорись рубероидное покрытие. Хорошо так горит красиво, тяжелые клубы черного едкого дыма в разные стороны  посылает. Из обкома пожар видно, из райкома тоже видно. Отовсюду видно, даже из городской пожарной части видно. Однако, наверное, надо сказать пару слов  о знаменитых бухарских пожарных. Ближе к пятидесяти годам, глава бухарского семейства уже женит своего младшего сына или выдает замуж младшую дочь. Всё. Дерево (и не одно ) посажено,  дом построен, у детей свои семьи. Пора переходить в статус «бабая». То – есть, отрастить бороду (если конечно не отрастил ее раньше), сидеть под чинарой с такими – же, себе подобными, статусными « бабаями», рассуждать о вечных ценностях и бренности бытия. Но не тут - то было. Закон Советских Социалистических Республик « о тунеядстве» работал в то время, как часы. Положено тебе трудится до самой пенсии, будь добр трудись и точка. А где трудится, когда трудится уже, мягко скажем – неохота, правильно в «пожарке». Пожар, он ведь когда еще будет, да и будет ли. Воды конечно мало, но вот песка  в Кызыл -кумах, никто не считал. У кого загорится, тот пусть сам этим писком огонь и гасит.
 Вот на тебе, загорелась крыша самого высоко здания. Хочешь не хочешь надо тюбетейку снять, каску жаркую  одеть, сирену включить, что бы все слышали- пожарная команда не дремлет, она уже едет.
  К заводоуправлению комбината хлебопродуктов, на территории которого и находился, тот злополучный элеватор подъехали одновременно обкомовская «Чайка» и райкомовская «Волга».
Люди, в них сидящие были одеты, не смотря на жару, в серо-белые костюмы. Так им по должности было положено, без пиджака никак нельзя, не по форме получается. А что бы не жарко было их персональные машины оснащались совсем уж диковинными в ту пору автомобильными кондиционерами, понятное дело- иностранного производства.
А бедные пожарные, в тяжелых брезентовых, обработанных специальным огнестойким раствором, робах, в это самое время, с некоторой долей старания,  пытались дотянуться тридцатиметровым шлангом, до очага пожара расположенного на высоте 60 метров над уровнем моря. Потом выяснили, что пожарный гидрант на территории предприятия, давным-давно сломан неизвестными злоумышлиниками. Да и воды в самой пожарной машине нет, по причине того, что её туда, уже давненько никто не заливал и вообще вода это такое удивительное вещество которое имеет свойство испаряться, особенно интенсивно при температуре окружающей среды свыше 40-ти градусов в тени.
Вот и получилось, что люди в бело-серых костюмах, с примкнувшим к ним директором  предприятия, в такой же униформе, стояли в одной стороне, правда, в тени раскидистой чинары. Пожарные  изображали  желание силой мысли потушить очаг возгорания в другой стороне. А крыша башни элеватора спокойно догорала в третьей. Первыми, из-за слабости  нервной системы не выдержали рабочие элеватора. Они облили  свои куртки водой, поднялись на крышу и этими же куртками, да еще при помощи какой-то матери, какой именно сверху точно слышно не было, огонь таки потушили.
Стоящие внизу серо белые костюмы дружно подняли  большие пальцы вверх, и уже было направились  в сторону директорского кабинета. Где, по всей видимости, уже был накрыт дастархан, по случаю успешной победы над разбушевавшейся стихией.
Однако путь  этой процессии преградил  изрядно перепачканный  неизвестно чем, ( но точно не сажей) пожарный, в каске набекрень.
 Он обратился ко всем сразу, так как при наличии одинаковой одежды не смог выделить главного из них.
Он  не знал крепких ругательных слов в родном узбекском языке, поэтому предпочел изъясниться с руководящим составом по-русски.
-……. Мать!!... мать.. Кругом  пустыня! Что в Бухаре места мало!  На кой  ляд..  мать… нужно было стоить здесь такую высоченную дуру!  Так нельзя было положить!- Пожарный  ладонью  показал линию строго параллельно земле.
 Служащие советских партийный органов переглянулись. А может быть, это « бабай» прав. Действительно, на кой ляд!

Alexandr


2
Мне нравится