Национальные истории, или 5 пункт



29 Января 2018

+ Аму- Дарьинский вояж (сокр)

Затерялась где в Средней Азии маленькая республика со странным именем Каракалпакия.

С юго-запада к ней вплотную подступает огромная пустыня Каракум, на северо-западе она граничит с  плато Устьурт, а на северо-востоке, сами понимаете,  уже ее величество - пустыня Кызылкум. Есть там и  река, и звать ее Аму-Дарья. Не знаю как сейчас, но раньше она была вполне себе судоходная. Мало того, по ней проходила граница  между Великим и могучим Советским Союзом и Республикой Афганистан.

  В одно жаркое лето одна тысяча девятьсот  восемьдесят, в прочем это не важно. Короче занесло нас с товарищем в столицу этой самой Каракалпакии, в город Нукус. Работали мы там работали, и настало время  покидать  этот славный уголок, то есть убираться восвояси в четвертый город союза, то есть, в Ташкент. Убираться из  Нукуса можно двумя способами, а именно на поезде через вышеупомянутые пустыни  часов за 35-40  можно доехать или самолетом часа за полтора. Поскольку выбор средства передвижения напрашивался сам собой, отправил я своего напарника, кстати, звали его Акбор, в местное отделение единственной в то время авиакомпании с гордым названием «Аэрофлот».

Не было его  долго, но под вечер Акбор появился,  радостный, сияющий как медный пятак.

– Выстоял, купил, – устало произнес он и протянул мне два заветных зеленых  листка бумаги.

Сейчас мало кто помнит, но в те далекие годы, все авиабилеты по  всей стране были  почему-то зеленого цвета и кассирша ножницами  вырезала  напечатанную на них цифровую сетку, тем самым  отмечая для покупателя, а в основном для его бухгалтерии, сколько рублей и копеек данный гражданин за этот билет  уплатил.

Взглянул я на эти билеты и обомлел. Кроме изрезанной сетки на них ничего более обозначено не было. Ни тебе номера рейса и даты и времени вылета, ни даже фамилии пассажира. Впрочем, последнее для  жителей Каракалпакии особого значения не имело.

– Акбор! – с ужасом воскликнул я. – Как же мы полетим по этим билетам, кто же нас на борт пустит?

– Да, запросто пустят, – успокоил меня товарищ. Здесь люди добрые, отзывчивые, они билеты  всем желающим продают. Не улетим по ним завтра, значит, улетим послезавтра или через неделю. Зачем  почтенных людей тревожить, бегать в кассу переоформлять? Нам главное в самолет попасть, а в него, как и в автобус, всех пускают, а уже потом билеты проверяют.

На следующее  утро мы поняли, что ни сегодня, ни завтра и вообще никогда,  из этого самого Нукуса не улетим.

   Самолет брали штурмом, с баулами, орущими чадами и даже  с мелким домашним скотом. Портить  межнациональные отношения  и вступать  в боевые действия с численно превосходящим контингентом коренной национальности  мы никак не хотели, а посему понурив головы, поплелись из аэропорта,  куда глаза глядят.

 С горя пошли на речку охладить свой пыл и морально готовиться к  длительному переезду в душном  вагоне через эти  самые пустыни. (Понятное дело, что тогда о  кондиционерах  в вагонах еще и слыхом никто не слыхивал.)

И тут  меня осенило. Можно сказать, шандарахнуло по башке, я даже обомлел от посетившей наглой мысли: а что, если пароходом! Искушенные люди покрутят пальцем у виска и будут абсолютно правы – Аму-Дарья через Ташкент не течет. Верно, не течет, зато она течет через закрытый город Термез. Почему закрытый? Потому, что там есть  мост стратегического значения, соединяющий две страны, и вообще, руководству лучше знает, зачем город закрывать. В то время, не то что города, целые области были закрытые, например, Сахалинская. Закрытость города означала, что  въезд, «влет» или «вплыв» в него был возможен только при наличии специального разрешения у граждан особых категорий. Но это обстоятельство не помешало нам приобрести билеты Нукус-Термез  на пароход таким же образом, как ранее были приобретены авиабилеты: ни даты, ни времени отплытия, ни номера каюты в билетах  не было. Более того, на пристани не было никакой очереди, то есть,  добираться до закрытого города Термеза желающих не наблюдалось. В своих командировочных удостоверениях мы  наглым образом дописали этот город областного значения и без всяких помех взошли на палубу, не совсем белоснежного, но все же лайнера.

Красота. С одной стороны, афганская пустыня, с другой стороны – наша, советская. Услужливые ребята-матросы  приглашали нас  в свой кубрик на чай и макароны по-флотски, дружески хлопали по плечу,  приговаривали:

– Суд у нас гуманный, не то, что раньше, за незаконное проникновение в закрытый   город нынче много не дадут: год-другой, не больше. Опять же если повезет, сидеть будете где-то под Ташкентом, почти дома.

Забыл сообщить, что числился я тогда по Министерству Хлебопродуктов УзССР. Которое имело в каждом областном центре, в том, числе и в Термезе своё собственное  «Областное управление». Вот, на помощь товарищей из этого ведомства я и рассчитывал.

Как и полагается, по прибытию в главный город Сурхандарьинской области, бдительные пограничники нас, мягко, скажем, задержали и  препроводили, нет, не в кутузку, а в это самое «Областное управление». Тамошние товарищи  наш статус людей из столичного Главка подтвердили, быстренько вручили нам  кипу документов для передачи министерскому начальству и милостиво попросили  пограничников, по возможности, отправить нас первым рейсом в столицу республики Узбекистан. Переданные нам документы  содержали материалы «особой важности», и должны были как можно быстрее  отправлены по назначению.

 Аэропорт Термеза в те времена представлял собой летное поле и небольшую будочку на краю его.  Ни очередей, ни давки, вообще никого. Под бдительным оком  пограничников, окошечко в будке отворилось и нам продали билеты на рейс Термез – Ташкент, как и в Нукусе,  без даты вылета и номера рейса. Но коротать время в обществе двух бравых ребят из  местной погранзаставы было много приятней, чем в жарком и душном Нукусском аэровокзале, да и самолет прилетел, как-то удивительно быстро.

 Самое страшное ждало нас в родном министерстве. Нет, не  нагоняй от начальства: куда вы, черти, запропастились. Это дело привычное. А удивленный взгляд нашей любимой бухгалтерши Анны Петровны.

– Я тридцать лет сижу здесь, и  командировочные документы принимаю, но еще ни разу таких билетов не видывала. Она  внимательно рассматривала  серые клочки бумаги с большим якорем по центру. Вас куда послали, в Каракалпакию, в Нукус, а там кругом пустыня. Откуда вы там море взяли?!! Нет, как хотите, но я  эти билеты никак  принять не могу!

 Вкупе с  невозвращенными  нами авиабилетами по маршруту Нукус-Ташкент,  финансовые потери каждого из нас  были весьма ощутимы. Зато путешествовали мы с Акбором  с комфортом и без всякой толчеи.

Александр



4
Мне нравится