Национальные истории, или 5 пункт



29 Января 2018

++ Пацанка, которая защищала свой род

Всё, что написано в этой истории произошло со мной в возрасте 11 лет.

В 70-е годы мы с мамой, ветераном Великой Отечественной войны, и с бабушкой жили в Ростове-на-Дону.  Я всегда хотела быть мальчишкой, чтобы защищать  слабых и беззащитных: детей, животных и птиц! Чтобы играть в футбол и в хоккей, прыгать с крыши сарая. И никто тогда  бы не говорил мне с укоризной:  «Ты себя ведёшь как мальчишка, а твои родители врачи – интеллигенты, уважаемые в городе люди!» Я любила ходить зимой  с друзьями на  замерзший Дон (река, была в двух кварталах от нашей улицы Обороны),  мы катались на санках и играли в хоккей. У меня была своя клюшка и настоящие хоккейные коньки, купленные мамой с рук на рынке. Я помню, как однажды зимой приложила язык к металлической ограде, и он стал прилипать, я так сильно испугалась и резко дернула головой, язык «отклеился», было очень больно. Слезы градом полились из глаз. «Не оторвался же язык, Ленка, что ревешь?», - успокаивал меня  мальчишка с соседнего двора. Мне хотелось доказать прежде всего себе, что я могу быть бесстрашной во всём и всегда!

Во дворе, да и за пределами его все знали, что я могу постоять за себя, поэтому никто не лез на рожон. Я всегда была борцом за справедливость. Я никогда не дралась просто так, только если  оскорбляли моих родных или обижали слабых ребят.

Однажды, пришлось побить даже девочку, Олю из нового дома. Её во дворе все называли «Пискля». Она была, как маленькая собачка  – укусит исподтишка, отбежит в сторонку и наблюдает, как на неё реагируют окружающие. Помню, был случай, играли мы во дворе, вышла и «Пискля», подходит ко мне и спрашивает: «Лена, а как зовут твою маму?»  Я  гордо отвечаю: «Рахиль Михайловна». «Рахитка, Рахитка» вот, как зовут твою маму!» Все ребята, аж остолбенели от неожиданности. «Как ты назвала мою маму?!», - грозно спросила  я. И резко схватив её за волосы, поволокла по асфальту. Она закричала от боли, но ничего не могло меня от неё уже оторвать. В какой-то момент я отвлеклась и выпустила её волосы из рук, Оля побежала в подъезд, я - за ней, толкнула ее и она, опустившись на колени, поползла домой на четвертый этаж. Я шла сзади и била ее по спине кулаком, приговаривая: «Запомни, мою маму, зовут Рахиль Михайловна!» «Проводив» её до самой квартиры, я пошла домой. Внутри всё кипело и бурлило. Вечером разразился скандал. Пришли Оля с мамой к нам домой, и мама стала  рассказывать про свою бедную, избитую мной дочь, и про меня, жуткую хулиганку. Я смотрела на Олю, на ее маму и молчала до тех пор, пока она говорила. Затем моя мама спросила, обратившись ко мне: «Лена, за что ты избила Олю? Как ты могла так поступить с девочкой?» Я молчала. «Если ты сейчас же не скажешь, зачем ты так поступила, я не знаю, что с тобой сделаю!» «Она оскорбила тебя, мама», -через силу произнесла я! «Что она сказала?», «Спроси, пожалуйста, у неё сама. Я не могу это произнести вслух!» Все посмотрели на Олю, она стала посапывать, а  это означало, что сейчас она будет горько рыдать. Сквозь слезы  мы услышали: «Маму  её, я назвала  Рахиткой!». Мама Оли взяла её за руку и повела к двери, по пути извиняясь за дочь! И это, как оказалось позже, было только началом моей заботы и защиты любимых людей от жесткого и несправедливого мира.

Мы жили в многонациональном доме среди армян, украинцев, белорусов. Еврейских семей было две: наша семья, в том числе. Маму, Лозову Рахиль Михайловну, уважали, как порядочного, честного и чуткого человека, как  врача высокой квалификации, как участника Великой Отечественной войны. Но иногда происходили  и неприятные случаи.

Однажды, когда я играла во дворе, ко мне подошел мальчишка, Лёнька, он приезжал в гости к бабушке и дедушке, которые жили в новом доме. Мы  иногда  играли и вместе с ним. Но на этот раз он подошел ко мне и громко сказал: «Ты жидовка, Ленка и  мать твоя - жидовка, и бабка тоже, жидовка. Вы все – жиды!» Я знала, будучи маленькой девочкой, что слово «жид» оскорбляющее слово для евреев. Я знала, что я еврейка и этим гордилась! Месть моя была жёсткой. Я набросилась на мальчишку, оскорбившего моих родных, и мы стали драться,  я резко ударила его в живот, и он упал. Я била его, приговаривая: «Мы не жиды,  мы - евреи!»  Мальчишки пытались нас разнять, но у них не получалось оторвать меня от Лёньки! Вечером к нам пришли бабушка и дедушка избитого мной Лёньки. Впереди стоял их внук, с перебинтованной  рукой и ссадинами на лице. Подошли и соседи с нашего дома и со двора (уже все знали об этом инциденте.) Все они пришли поддержать нашу семью. Бабушка Лёньки начала в грубом тоне выговаривать маме  неудовольствия по поводу недостойного моего поведения. Дедушка орал, как ненормальный. Все собравшиеся   - молчали. Когда крик закончился,  мама спокойным голосом попросила меня рассказать, что произошло, почему мы подрались? Я вышла вперед и начала рассказывать, как  всё было, как я гуляла во дворе, как подошел Лёнька и… я замолчала. «Что произошло потом», - спросила строго мама. «Пусть он сам расскажет»,  - ответила  я. Лёнька молчал. «Мама он нас: тебя, бабушку и меня оскорбил!», - громко сказала я. «Что он сказал, ты можешь повторить? «Нет, - ответила я, - пусть он сам скажет!» И тогда дедушка Лёньки, как заорёт на внука: «Лёнька, говори, что ты натворил?!»  Лёнька насупился и тихо-тихо сказал: «Жиды – вы все!» Наступила гробовая тишина, казалось, что она длится, целую вечность. Схватив Лёньку за руки, с покрасневшим от стыда лицом, бабушка с дедушкой покинули нашу квартиру, извиняясь на ходу. Когда они ушли, стали подходить к нам соседи  и, каждый из них выражал  свою солидарность, и уважение  нашей семье. Женщины обнимали маму и бабушку, мужчины пожимали и целовали им руки.

Я не считала себя плохой девочкой, но мне было очень обидно, когда  оскорбляли моих родных, я никогда не могла с этим смириться и всегда вступала в бой со злом и несправедливостью! Прошли годы, я повзрослела и поняла, что необязательно быть мужчиной, чтобы отстаивать правду, необязательно быть сильной, чтобы побеждать. Главное - быть человеком, достойным своего рода!

Елена Царегородцева 



3
Мне нравится