Национальные истории, или 5 пункт



26 Ноября 2017

Встреча в аэропорту

     Погожим солнечным днём, Григорич прибыл в Санкт-Петербург и привёз с собой большую команду юных спортсменов.

     Несмотря на середину весны, приморский город встретил их достаточно прохладной погодой. Северная Пальмира всё ещё была припорошена снегом и не обещала тепла в ближайшее время.

     Ежась на промозглом ветру, гости стояли возле аэропорта и ждали обещанный транспорт. Хорошо, что хозяева большого турнира не забыли о своих обещаниях. Быстро подогнали машину. Домчали тренера с ребятами до самой гостиницы, и проводили их в уютные комнаты.

     Вся следующая неделя прошла очень насыщенно, но удивительно скучно. Подростки азартно резались в теннис, а Григорич следил за своими питомцами.

     Нужно сказать, что ребята сыграли просто отлично и не уронили честь Самарской губернии. На линейке, завершающей соревнования, они получили честно заработанные грамоты и алюминиевые медали, различных оттенков. Жёлтый цвет считался за золото, стальной за серебро, а бежевый, за благородную бронзу.

     В предпоследний день большого турнира организаторы провели сразу пару экскурсий подряд. После чего спортсмены, сильно измученные культурной программой, вернулись в гостиницу. Быстро поужинали и разбрелись по своим спальным местам.

     Григорич прошёлся по номерам. Убедился, что уставшие дети дрыхнут все до единого, и решил прогуляться. Вышел из притихшей гостиницы. Прошагал по узенькой улице и оказался на Невском проспекте.

     За прошедшие дни город окончательно захватила весна, но даже сейчас Балтика дышала морозцем, дул промозглый сырой ветерок. Стоять на таком сквозняке было не очень приятно, и мужчина вернулся в гостиницу. Он поднялся в свой номер. Разделся и рухнул в кровать.

     Перед тем, как уснуть, он подумал: «Завтра приедем домой. Сдам ребят их родителям и смогу, наконец, отдохнуть».

     Проснулся он, как всегда, бодрым, весёлым и полным сил, и энергии. Григорич посмотрел на часы и прикинул, что до отлёта есть ещё уйма времени. Он разбудил всех детей. Заставил их собрать свои вещи и только после этого повёл в столовую, завтракать.

     Потом, они немного погуляли по городу и отправились в аэропорт. Добрались очень быстро, вошли в здание и двинулись к стойкам регистрации. Вот тут неожиданно выяснилось, что Григорич каким-то неведомым образом перепутал время, и их самолёт отбыл в Куйбышев минут тридцать назад.

     Как это могло с ним случиться, тренер не мог объяснить. Час отлёта он запомнил, когда покупал билеты и, как оказалось теперь, запомнил его совершенно неправильно.

     Немного придя в себя от такого удара, Григорич пересчитал все свои наличные средства. Было их, как говориться, – «кот начихал». Потом он заставил вывернуть карманы детей, но наличности прибавилось на самую малость. Даже с учётом возврата за неиспользованные билеты, денег для проезда ВСЕХ ребятишек, никак не хватало. Причём, весьма ощутимо.

     Погруженный в мрачные думы, тренер сидел в продавленном кресле и тупо смотрел перед собой. Вокруг толпились донельзя расстроенные члены команды. Оставалось только одно: идти в транспортную милицию и просить, чтобы им выдали денег на проезд до Самары. Страшная волокита этого дела грозила затянуться надолго, а дома родители ждут, за детишек волнуются.

     Неожиданно у входа в зал ожидания раздались гортанные звуки резкой армянской речи. Как обычно, команда солнечной братской республики вела себя достаточно шумно и чуть-чуть вызывающе.

      Григорич всегда мысленно осуждал их манеру разговаривать «на полную громкость» и часто сравнивал их манеру общаться с поведением стаи домашних гусей, тех, что спасли древний Рим своим гоготом.

      С широкой улыбкой на кавказском лице, тренер армянской команды рванулся к Григоричу, погружённому в бездну уныния. Они часто встречались на всесоюзных турнирах и всегда здоровались при встречах. Иногда, перебрасывались замечаниями и короткими фразами.

      Прибывший тренер так экспрессивно обнялся с коллегой, словно они расстались не вчера – на спортивной площадке, а, как минимум, лет двадцать назад. Причём, не в мирной обыденной жизни, а на жестокой кровавой войне.

      Не вдаваясь в подробности, Григорич обрисовал ту ситуацию, в которую попала команда. Коллега тут же полез за бумажником. Потом подозвал своих чернявых спортсменов и дотошно проверил всю их наличность. Оказалось, что всех собранных денег на билеты всё равно не хватает.

      Тогда кавказский коллега сделал то, чего Григорич не мог ожидать. Он вышел на середину огромного зала и, перекрывая гул разговоров, разразился эпическим спичем на гортанном армянском наречии.

      Говорил он очень недолго, но как только он замолчал, к нему со всех сторон потянулись мужчины восточной наружности. Люди подходили к нему и что-то протягивали. Он брал подношение, вежливо благодарил и что-то писал в мятом блокноте. Минут через пять он опять разразился выразительной речью, сказанной по-армянски, и вернулся на прежнее место.

       – Держи! – сказал тренер и протянул Григоричу пачку банкнот. – Здесь хватит на билеты для всей вашей команды.

      Затем он протянул свою потёртую книжку:

      – А здесь адреса всех тех, кто дал сейчас денег. Я тебя знаю, и я поручился, что ты вышлешь им долг, как только сумеешь. Они поверили мне, а я верю тебе.

      Тут объявили посадку на рейс до столицы Армении. Ереванская команда схватила объёмные сумки и умчалась на лётное поле. Сжимая в руках пачку купюр и блокнот, ошеломленный Григорич застыл посреди шумного зала, словно каменный столб. Потом он очнулся и ринулся в кассу.

      К счастью, ему удалось купить билеты на другой самолёт. Так что, они улетели из Питера лишь на два часа позже, чем думали. Ещё через четыре часа тренер с детьми был уже дома, в милой Самаре.

      Он передал детей взволнованным родителям и облегчённо вздохнул. Папы и мамы списали задержку на непредсказуемость весенней погоды. Спортсмены молчали, как им было велено, и скандал удалось избежать.

      Потом ещё около года, Григорич экономил на всём. Откладывал деньги и рассылал их по адресам, записанным в потёртый блокнот.

       Елена Хорват




5
Мне нравится