Национальные истории, или 5 пункт



5 Октября 2017

Just do it, или Тропический вкус 90-х

    Однажды я играл в составе одной известной московской ska-группы в полуподпольном клубе «Третий Путь», руководимом ФБР, то есть, фантастическим Борисом Раскольниковым, ныне покойным культуртрегером. С нами в одной программе выступала международная reggae-команда «Sunrise». Она состояла из одних африканцев. Но на бас-гитаре почему-то играл похожий на русского богатыря блондин двухметрового роста в длинной ночной рубашке, что смотрелось весьма экзотично. Программа «Sunrise» состояла из одной известной песни Боба Марли - «No, woman, no cry». Они умудрились растянуть ее на два с половиной часа. Одну песню. На два часа… И все были довольны и веселы.

     В пять тридцать я отвалил домой (открытие метро). Около турникетов я запустил руку в карман и вынул не бумажник, а целую стопку документов на русском, французском, испанском, английском языках. На всех документах наличествовала фотография их владельца – черный овал с двумя проблесками белков. Так я оказался владельцем документов сомалийско-французско-российского студента-беженца, одного из музыкантов «Sunrise», кажется перкуссиониста. Он в одночасье, благодаря своей и моей рассеянности, стал бомжом.

     «Беда! – подумал я. - Пропадет человек без бумажки!»

     Я бегал за ним по Москве два дня. И каждый раз он ускользал у меня из-под носа. Во время охоты за негром, я несколько раз слышал такую фразу: «Да, компания черных парней только что тут сидела, пила кофе, но они ушли минут пять назад, вон, в сторону Сретенки. Бегите, может быть, вы их еще догоните! На Сретенке мне говорили, что чернокожие музыканты двинули к Сухаревке».

     Когда я, наконец, поймал своего негра, то не обнаружил на его лице ни малейшего признака беспокойства, он излучал блаженную невозмутимость. Как ни это странно, но за судьбу иностранца волновался я, а не бедолага, одномоментно ставший «воздухом». Он с белоснежной улыбкой принял у меня документы, чего-то проквакал на французском и дружески ударил меня по плечу. Приплясывая и напевая, группа «Sunrise» продолжила свои блуждания по центру Москвы, а я побрел в сторону дома.

    Просто у меня и у африканца были абсолютно одинаковые синие китайские ветровки Nike c надписью Just do it. Он ушел в моей, а я - в его. Интересно где сейчас тот молодой негр, а нынче уже вовсе не молодой, и помнит ли он весь этот Just do it?

Владимир Гуга


3
Мне нравится