Национальные истории, или 5 пункт



19 Сентября 2017

Сундук семейных преданий

Зайнаб и Нурулла

- Они прожили вместе 69 лет и умерли в один день. Только с разницей в три месяца – папа 26 января, а мама – 26 апреля, им обоим исполнилось 86 лет, они 1912 года рождения, - начала свой рассказ секретарь ветеранской организации Иглинского района Флюза Хакимова. – Интересно, что мама у меня была глубоко верующая, а папа – комсомолец. Он рано осиротел, остался в доме один, и по хозяйству ему первое время помогали его родные тетушки. Вот он и приехал в соседнюю деревню за невестой.

Жениха Зайнаб увидела только на свадьбе. Согласия тогда не спрашивали. Родители Флюзы Нурулловны поженились в 1929 году, когда полным ходом шла коллективизация. Семья ее мамы держала крепкое хозяйство, им пришлось сдать всю скотину и сельхозтехнику. Но все же успели младшей дочери (Зайнаб - предпоследний, шестой ребенок), справить приданое – корову с лошадью и сундук вещей.

Кстати, этот сундук теперь красуется в местном краеведческом музее, он трофейный, дедушка нашей собеседницы привез его из Германии после Первой мировой войны. И некоторое содержимое сундука также стало экспонатом, например, шаршау – домотканый башкирский ковер на стену, за него в свое время отдали двухгодовалого бычка.

- А мама не расстроилась, когда увидела своего жениха? – продолжаю я любопытствовать.

- Наоборот, он ей очень понравился – высокий, стройный, красивый. Жили дружно, не помню, чтобы кто-то из них хоть раз повысил голос, - вспоминает Флюза Нурулловна. – Работали не покладая рук: выращивали арбузы, дыни, да, не удивляйтесь, еще в те времена, а еще целые плантации помидоров и огурцов. Нас, семерых детей, на ноги поставили. Мы родителям золотую свадьбу справили, подарили обручальные кольца, которых они никогда не имели. Особенно почему-то папа обрадовался. Сейчас нас, братьев и сестер, осталось пятеро, дружно меж собой общаемся, как это принято в нашей семье.


Бабушка учила ангелов держать

Во время мусульманского праздника окончания поста - Ураза-байрам, селяне обычно посылали своих детей с подарками для уважаемых в деревне бабушек-дедушек. Их одаривали конфетами, платочками, деньгами.

- Разносить по деревне подарки от нашей семьи была моя обязанность, и она мне очень нравилась. Я до сих пор помню всех наших старичков. Единственное, о чем сейчас жалею, что не могу с ними поговорить, столько хотелось бы у них спросить, ведь тогда я была слишком маленькая, - продолжила рассказ Флюза Хакимова. – Помню, как аксакалы степенно шли в мечеть по нашей улице – бороды белые, калоши новые, блестящие.

Родители нашей собеседницы на все праздники собирали гостей. Перед этим из избы выносили мебель, тщательно скоблили и мыли полы, застилали ковриками и покрывалами, и накрывали «стол», стульями служили одеяла и подушки. Как в юрте в стародавние времена.

- Мы детьми любили такие мусульманские праздники, дома пахло чистотой и угощением. Мама намывала таз пшена, и посылала меня с ним к соседской бабушке Фархинисе-аби, у которой была ступка. Приходилось целый день толочь в этой ступе пшено, просеивать, снова толочь, пока мука не получится, - вспоминает Флюза Нурулловна. -  Очень тяжелое занятие, которое тоже поручали всегда только мне. 

К бабушке Фархинисе дети в гости наведывались часто, а маленькая Флюза с подружками любила у нее ночевать и слушать рассказы про жизнь. Пожилая женщина во время войны потеряла мужа, всех сыновей и жила одна. И потому темы военного лихолетья в разговорах старалась не касаться. Больше любила тешить детей своими сказками да прибаутками.   Например, рассказывала, почему во время грозы надо себя за плечи обнимать – у нас на каждом плече сидит по ангелу-хранителю, один хорошие дела записывает, второй – плохие. И чтобы гроза ангелов не спугнула, надо их так удерживать. «С детства привычка осталась: как загрохочет на небе, так себя за плечи хватаю», - улыбается Флюза Нурулловна.   


На фото: Флюза Хакимова

Три свадьбы с одним женихом

- Как вы сами-то замуж выходили? – спрашиваю ее.

- С моим будущим мужем Айратом мы учились в  Кушнаренковском сельхозтехникуме, потом он ушел в армию, а после сразу к нам в Тавтиманово приехал - вначале в гости, а потом свататься, - с готовностью начала следующий рассказ Флюза Хакимова. -  Но мои родители не разрешили выходить замуж, они хотели, чтобы я после техникума еще поработала и стала хорошим специалистом. Я была агрономом в деревне, позже устроилась в уфимскую теплицу.

На ноябрьские праздники Айрат с братом приехали к девушке в Уфу и пригласили ее к себе погостить. Флюза сказала сестре, что поехала к подружке, которая жила в той же деревне. И поскольку работала в теплице, то прихватила с собой охапку хризантем. По тем временам в ноябре цветы были редкостью.

- Подходим к дому, вдруг мама Айрата выходит из ворот и мне под ноги подушку бросает. И я от неожиданности наступила на нее, правда тут же отскочила, все-таки белая наволочка, а я в сапоги обута, - вспоминает наша героиня. - По нашему обычаю подушку кидают, чтобы жизнь была легкой, как пух, и еще, чтобы невеста входила в дом жениха «мягко», то есть без конфликтов.

По признанию самой Флюзы Нурулловны, она «обалдела» от такого приема. Дальше еще больше, в доме за накрытыми столами сидела вся родня Айрата, и ей популярно объяснили, что она выходит замуж, и что все это – свадьба!

- Нас усадили, напоили чаем, поинтересовались насчет паспорта. Документ я всегда с собой носила, я же агроном, постоянно ездила по организациям, оформляла документы. А так как поехала «в гости» сразу с работы, то и паспорт лежал в сумочке. Отдала его, мне тут же штамп поставили, и все. Я в обыкновенном костюме, ни белого платья, ни фаты. Мне сказали, мол, ничего страшного, у нас комсомольская свадьба, и повезли в сельский клуб, где в зале сидела вся деревня, – всем было охота посмотреть на невесту племянника председателя колхоза. Нас с Айратом усадили в первый ряд, показали самодеятельный концерт, после чего я «артистам» раздала свои хризантемы.

Два дня ноябрьских праздников пролетели, надо было выходить на работу, да и родителям как-то сообщить, что их дочь замуж вышла. Пришлось призвать на помощь сестру. Сообщила ей, вот штамп в паспорте – замуж вышла. Сестра знала Айрата, выбор одобрила и согласилась стать посредником. О чем она говорила с родителями Флюза Нурулловна до сих пор не знает, та только ей сообщила, что все обошлось, и родители собираются делать свадьбу со своей стороны. 


На фото: Флюза Хакимова

- Летом свёкор со свекровью пригласили моих родственников к себе и там сыграли третью свадьбу, уже совместно, - пояснила собеседница.

- Три свадьбы с одним женихом и ни одного белого платья? – удивляюсь я.

- Да, так получилось. Сестра тоже выходила замуж в обычном платье, без фаты, только когда никах читали, голову платком накрывала, - пояснила она. – Не в платье счастье. Мы с мужем прожили замечательную семейную жизнь, воспитали двух дочек…

Только вот ни справить золотую свадьбу, ни уйти в один день, как ее собственные родители, ей с мужем не было суждено – в 1984 году Айрат погиб. Будучи мелиоратором, он участвовал в чистке леса, рабочие корчевали подлесок бульдозерами, и там произошел несчастный случай.

- Вы своими вопросами, столько воспоминаний всколыхнули в душе. Пусть некоторые и не самые приятные, но все равно я рада, - сказала на прощание Флюза Хакимова. – Это знаете, как в детстве, когда взрослые нам давали задание – вытащить из сундука и проветрить вещи. Мы развешивали во дворе вышитые для торжеств полотенца, ковры-шаршау, бархатные камзолы, платья с монетками, которые потом соседи с интересом разглядывали. Раньше в каждом доме был такой сундук, где хранилась история семьи.

Нэдда ПУХАРЕВА

Фото Булата ГАЙНЕТДИНОВА

Республика Башкортостан

 

 

 

 

 

 



91
Мне нравится