Национальные истории, или 5 пункт



14 Сентября 2017

Счастливое детство

В конце пятидесятых годов Наташа с папой и мамой переехала из Краснодарского края на новое местожительства в колхоз им. Сталина, расположенный под Сальском. Отец устроился бригадиром в животноводство, а мать пошла снова дояркой на ферму.

Пятилетняя дочь часто оставалась дома одна, но росла сообразительной и всегда знала, как выйти из трудного положения. А ещё была очень общительной: сразу познакомилась с детьми с их улицы, да и с соседней тоже.

Тогда, в послевоенное время, в колхозе   проживали люди разных национальностей: русские, украинцы, калмыки, удмурты. А на одной из улиц - немцы. Местные жители их звали почему-то фашистами. Но мама говорила Наташе, что это «наши немцы», их сослали когда-то во время войны сюда, но они хорошие. Слушала дочь рассказы матери про то, какие это люди приветливые, и улицы у них чистые, и дворы ухоженные, потому что немцы всегда слыли рачительными и чистоплотными.

Наташа дружила со всеми детишками, не взирая на их отношение к другим народностям.   По своему характеру она привыкла верховодить с детства, её слушали даже старшие ребята. И вскоре с немецкими детьми подружились все местные. А Наташа была командиром в их уличном отряде.

Мама Тина помогала многим бедным семьям, приучая дочь относиться с уважением к любому человеку, независимо от его благосостояния и социального положения (в те времена ещё не знали – раз бедный, значит, лентяй). А ещё она говорила, что их семья тоже не совсем русская, если брать во внимание, что мама – молдаванка, а папа – казак донской. Вот такая состоялась география этнических народов, проживающих в одном месте.

Наташе очень нравились разные обычаи, она нередко ходила в гости к знакомым. Да детишки и сами приглашали добрую девочку в семьи на праздники.

Особенно нравилось празднование Нового года и Рождества. Его праздновали в разных народах по-разному.

У немцев начинались праздники в Рождество – 25 декабря. Ставили ёлку, украшали её, день считался выходным, на работу никто не выходил. Вечером собиралась у стола вся семья и приглашённые гости. Столы ломились от изобилия закусок. Немцы говорили, что издавна у них считается, если на столе будет много еды, то и следующий год будет изобильным и богатым. На самом видном месте на столе стоял гусь с яблоками. За неимением гуся, можно было приготовить утку. Так как яблоки зимой не всегда можно было достать, гуся фаршировали квашенной или свежей обжаренной капустой. Это по их легенде должно было принести здоровье всей семье и достаток в дом. А более богатые немцы запекали поросёнка и тоже ставили на стол. Наташа часто приносила подружкам на угощение несколько яблок, которые присылала бабушка с юга к Новому году в посылке.

Немцы были очень экономными, и рачительными хозяевами. Но, культивируя свою национальную культуру и обычаи, приглядывались к другой, соседской, которая была бы полезна для них. Дружили по-возможности с русскими, калмыками, украинцами, и перенимали их обычаи, обучаясь готовить национальную еду. Мама Тина ходила в некоторые семьи, кроила платья и шила почти бесплатно для их детей. И разговаривали потом соседи на смешанном – русско-украинском и немецко-молдавском языках. Мама, как молдаванка, учила всех местных печь плачинты (плацинды) с творогом и тыквой. Наташе очень нравились творожные. А ещё голубцы из кислой капусты, молдавский скроб (омлет) и пироги с орехами и рисом. Тина, как многие молдаване, умела красиво вышивать и плести кружева. В доме было всё рукодельное: скатерти, коврики на стену и пол, покрывала, занавески. Этому она с удовольствием обучала местных женщин. Немцы показывали, как делать домашние колбаски из свинины. А ещё они украшали свои дворы цветниками.

Папа Наташин тоже умел хорошо готовить, поэтому обучал желающих, как сварить узвар (взвар), сделать каймак к пышкам и чисто казачью еду – мочёный тёрен. Его можно было употреблять и с пышками, и с блинами. А вот казачий обычай сажать за обеденный стол отдельно мужчин от женщин не прижился у местных. Женщины стали возмущаться, что это им не подходит. Зато Новый год в Наташиной семье отмечался по русскому обычаю – 31 декабря.

Ближайшими через забор соседями были калмыки. Девочка лет трёх редко играла с детворой, но с Наташей водилась. Звали её так интересно – Зулейма, по-русски все называли Соня. А мама её, Рахиля, работала учительницей в школе. Она часто предлагала подружке её дочери читать стихи на школьных вечерах, особенно на Новогоднем празднике. Наташа очень любила стихотворения, быстро их разучивала. Мама, имея сама всего лишь пятиклассное образование, всегда покупала детишкам книги. Обычно это были рассказы о природе и сказки. Девочка помнит – Уральские сказы, Русские народные сказки, Украинские сказки, Калмыцкие сказки. И вечерами, придя с работы, и управившись с домашними делами, мама читала им с братом книги на русском языке и на украинском. Наташа просила почитать рассказы о Крайнем севере, о народах, проживающих там. Нравилось ей описание холодных льдов, северного сияния и диких оленей.

Калмыцкая семья также приглашала их к себе в гости, и Наташа уже знала, что Новый год они также отмечают в конце декабря, почти как и русские. Но в отличие от них во дворе сооружали огромный костёр, вокруг которого водили хоровод и пели песни, прославляющие солнце и тепло. Наташа также могла поплясать вместе с Соней вокруг огонька и исполнить песенку «В лесу родилась ёлочка», так как калмыцких песен она не знала. А потом их всех угощали сладким домашним печеньем и лепёшками с сыром.

Обязательно подавали калмыцкий чай. Наташа его не любила, потому что он был солёный и с молоком.

Самый закадычный её друг – это Сергей, соседский мальчишка из украинской семьи. Он во всю хохлячил, но подружка его хорошо понимала, так как тоже «балакала». Её мама, хоть и была молдаванкой, но разговаривала на таком же смешанном языке.

Украинцы, как русские и молдаване отмечали Рождество Христово 7 января. Но самое интересное происходит в канун Рождества – 6 января. Целую неделю заблаговременно эти народы убирались в домах, украшали их в рождественском стиле – еловыми лапами, игрушками, фонариками. Вечером садились все за столы, на которых присутствовала в основном постная еда (этот день считался ещё постом) – пресные пирожки, узвары, каши, запечённые фрукты и овощи. Наташе очень нравились кусочки тыквы из печи, посыпанные сахаром.

6 января вечером обычно разносили кутью. Это была сваренная россыпью каша из риса, пшенички или пшена с изюмом, сушёными фруктами. Тарелка с кутьёй завязывалась в платок крест на крест. Ребёнок мог отнести это угощение своей крёстной маме, получая в отдачу какой-либо гостинец. А молодёжь устраивала Колядки с хождением по дворам, ряженые в костюмы, с песнями, приговорками. Им люди также подносили гостинцы за колядование. Потом они собирались по домам, и девушки занимались гаданием на суженого-ряженого. Наташе нравилось, когда к ним домой приходили девушки и парни с колядками. Мама угощала их также своими пирогами с горохом и постными пышками, посыпанными размельчёнными грецкими орехами.               

В канун большого праздника местная детвора была предоставлена сама себе. Взяв под мышку младшего брата, одетого во все амуниции, Наташа вышла во двор, и села, подстелив рядно, на завалинку. Это вокруг дома делали такую, как бы приступку, обмазанную глиной.

Детвора со всей улицы сбежалась к её дому, лишь только заметили её появление. Валерку нянчили сразу все, передавая из рук в руки. Наташа зорко следила, чтобы они не уронили и не окунули его в снег. Рассказывали новости дети разных национальностей, но скреплённые общей дружбой: у удмуртки Маруси кошка пропала, русский Сашка в город ездил к бабушке в гости на Новый год, у немки Элены сестра родилась, калмычка Соня показала новое пальто, приобретённое её мамой в сельпо.   А самое интересное произошло у украинца Сергея - ему купили настоящие железные санки. Самый богатый мальчик на улице, по представлению детворы, он уже имел «клад» – бинокль и трёхколёсный велосипед, а тут ещё и санки. У других детей были пока ещё деревянные, сделанные руками взрослых. Но Серёжа, чтобы смягчить это тяжёлое известие для детворы, вынес им большой кусок пирога   с капустой и рыбой, угощая друзей и Наташу в главном лице. Но рядом стояли дети из совсем бедных семей и смотрели на пирог с жадностью. Наташа стала ломать его на части, раздавая всем. А Сергей сбегал домой и ещё принёс, так что, все наелись. С Серёгой можно было дружить: он был не жадный, добрый, отзывчивый, а ещё отец у него был председателем колхоза, и поэтому более зажиточный, чем, например, Наташа, у которой папа был всего лишь бригадиром.

Девочка в ответ вынесла тарелку с ленивыми голубцами (с морковью и рисом), которые мастерила мама Тина, и угостила всех друзей. А потом они поиграли в снежки, и соорудили снежную бабу.

Весело было детям и взрослым, которые всегда могли понять языки добра благожелательности. Вместе рядом жили, вместе работали и не делились на «наших» - «не наших», и на богатых-бедных. Какое счастливое детство протекало у детворы в окружении разных народов, и в дружбе с ними.

Людмила Михайловна Николаева

Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook



11
Мне нравится