Национальные истории, или 5 пункт



13 Сентября 2017

Почему?

Материал предоставлен калининградским проектом  "Народная книга: история моей еврейской семьи»:

(отрывок)

Весенним утром 1955 года по улице поселка на юге Белоруссии шла женщина с сыном.

Мальчику было года четыре, он держал мать за руку и живо интересовался всем происходящим вокруг. Они шли по тротуару, уже подсохшему под лучами весеннего солнца, вдоль дороги, испещренной заиленными лужами. Мальчик вглядывался в лужи, пытаясь угадать что-то в их форме.

Улица была пуста, но вот вдалеке показался какой-то мужчина. Он шел навстречу.

Женщина поглядела на сына и сказала: «Смотри, сынок, сейчас он подойдет ближе, увидит нас и свернет куда-нибудь или убежит». Мальчик удивленно смотрел на приближающегося мужчину. Ему казалось, что это игра или шутка – ведь не может взрослый дядька бояться женщину с ребенком. Но «дядька» и вправду, приблизившись, разглядев и узнав их, немедля свернул в переулок. Мальчик посмотрел на мать. На лице ее он увидел что-то новое, какую-то странную краску, не виданную им прежде...

А мать глядела на лужи. Всё те же лужи, только не сейчас, а тринадцать лет назад, и тот же мужчина, идущий навстречу. Правда, он постарел не по годам. Да и было это не здесь, а десятью километрами севернее в еврейском местечке, а точнее – в той его части, которую нацисты с пособниками превратили в гетто...

Тогда он при встрече ничего не сказал, не считал возможным говорить с ней. Он просто показал рукой на грязную дорогу, давая понять, что ей, еврейке, нельзя пользоваться тротуаром, и так показывал то на дорогу, то в сторону комендатуры, пока она не сошла с тротуара в грязь.

А после той весны было лето 1942 года. Была глубокая яма на окраине местечка и очередь к грузовикам «для перевоза на новое место работы». Очередь, в которой все понимали, куда их везут. Ее с семьей, как и еще несколько семей, в последний момент забрали из очереди, чтобы сохранить на время как ценных специалистов. Замужняя подруга безуспешно пыталась отдать ей своего малыша. Погиб при восстании мужской части гетто младший брат...

Все те же лужи, по которым они уходили в осенний лес после того, как партизаны штурмом взяли местечко с гетто и, перебив нацистов, нашли два десятка живых вместо трех тысяч. Ее семью спрятали давние знакомые – хозяева лесного хутора. А потом была служба в партизанском отряде, знакомство там с будущим мужем.

А теперь нужно жить и растить детей. И встречать на улице тех, кто, отбыв срок в сибирских лагерях за пособничество, при встрече сворачивают в переулки.

Мальчик всё пытался понять, почему убежал «дядька». Много пройдет лет, и тот же самый вопрос будет задавать себе и этот мальчик, а затем и его сын. И всё пытаться найти ответ. Почему? Но это будет позже, а пока они идут дальше по медленно оживающему этой весной послевоенному поселку.

Хаим Вульф

Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook



2
Мне нравится