Национальные истории, или 5 пункт



6 Сентября 2017

Выверты с распределением

Те, кто учился в высших учебных заведениях при советской власти, хорошо помнят, а всем остальным будет полезно узнать, что в институтах существовало так называемое «распределение». Каждый выпускник, в соответствии с законом, был обязан отработать пять лет на том предприятии или в том учреждении, куда его направят любимые партия и правительство. А иначе - суд и места не столь отдалённые. Процедура распределения была отработана годами и представляла собой целый ритуал. Перед самой защитой диплома, скрупулёзно подсчитывались все балы заработанные студентом в стенах родной «альма-матер». На основании этих баллов составлялась очерёдность захода в заветный кабинет, где и лежали таблички с местами будущей работы. Отличники выбирали из полного списка, ну, а те, кто учился, скажем мягко, «не очень», брали, уже то, что осталось.

Как и везде учился на нашем курсе студент, весьма не прилежный в этой самой учёбе. За давностью лет я его фамилию уже и не помню, а поэтому назовём его, для краткости просто Гена. Средний бал успеваемости за все его годы учёбы в институте составлял твёрдый «удовл» или «трояк» по-нашему. Отличники (вроде меня) выбрали себе для работы далёкие, красивые города, да ещё с обязательным предоставлением жилья в виде отдельной квартиры. Хорошисты поехали в города областного и районного значения, с предоставлением койко-места в заводском общежитии. Вот, наконец, настал черёд переступить порог заветного кабинета и нашему незадачливому Геннадию.

Убелённый сединами декан взял со стола последнюю карточку, вздохнул и произнёс:

— Те, кто заходил в этот кабинет до тебя, вполне возможно, со временем будут терзаться сомнениями, правильный ли выбор они сделали в своей судьбе или нет. Тебя же сия участь миновала, потому, как тебе просто выбирать не из чего. Бери бумагу эту и лети голубь мой сизокрылый в степь, в столицу национальной республики, и я надеюсь, что жить тебе придётся не под открытым небом, а, как минимум, в их национальной юрте.

***

С той поры прошло лет этак пять. И в моём родном Краснодаре решено было провести Всесоюзный съезд работников системы хлебопродуктов. Кажется, так это мероприятие называлось. Прознав про это, я стал навёртывать круги вокруг своего непосредственного начальника с целью добиться заветной командировочки на свою малую родину.

- Угомонись, - молвил мой шеф. - Не по чину тебе, «солобону», на всесоюзные съезды ездить. Молоко на губах ещё не обсохло. Пусть вот мой зам поедет. Он, вообще, за всю свою жизнь моря не видел, а ты, небось, с пупенка в нём уже барахтался.

Однако я не отступил. Уж больно хотелось за государственный счёт своих родных повидать. Билеты туда и обратно, почти половину моей зарплаты в то время отнимали. Да и, вообще, всесоюзный съезд это ого-го, как важно! Как там поёт наша Алла Пугачёва? «Если долго мучиться, то что-нибудь получится». Получилось и у меня, старичок зам милостиво отказался от поездки в мою пользу. Правда не за так, а за щедрые дары кубанской земли, за чай «Краснодарский», ну и за бутылочку, другую, третью вина кубанского сухого, марочного.

***

И вот я в краевом драмтеатре. Ваш покорный слуга - полноправный делегат всесоюзного съезда. Уф, аж дух захватывает. И вы думаете, это я один такой пробивной выискался. Отнюдь. Нас, выпускников родной «альма-матер», человек семь здесь собралось. Из разных городов и весей огромного союза слетелись. Расселись мы дружной компашкой в ряду пятом, потому как ближе нельзя. Впереди - заслуженные дяди и тёти, все в правительственных наградах сидят. Президиум, как ему и полагается, выходит на сцену из-за кулис. Никто его не выбирал, да это и не важно. Там на возвышении за столами сидят наши корифеи. Люди, по учебникам которых мы учились, зачёты и экзамены сдавали. В то время один факт того, что ты, салага, сидишь тут и дышишь с ними одним воздухом, уже кружил наши комсомольские головы. И вдруг я вижу, что в этом самом президиуме восседает личность очень похожая на нашего Генку. Конечно, пяток лет пролетело. Но, что бы из троечников в корифеи, это уж слишком. Наверное, обознался. Один известный оратор сменял другого. Наконец, объявили перерыв на обед. Нас в один буфет повели, корифеев, понятное дело, в другой. Однако мы всё же встретились в вестибюле.

- Генка, чертяка, ты ли это? Или я обознался? Тогда прошу вас простить меня великодушно, ошибочка вышла.

- Да, я - это я. Можешь меня потрогать, пощупать. Только вот патлы свои постриг. Начальником большим работаю, сам понимаешь, пример обязан показывать своим подчинённым во всём, даже в причёске. Как говорится, должность обязывает. Понимаешь, прибываю в эту самую столицу национальной республики, согласно выданному предписанию. А там на всю республику все два человека с высшим специальным образованием - министр, ну и… я... Вот так моя карьера как на батуте вверх и взлетела.

***

А вы говорите – «распределение». Лотерея всё это, и не более того.

Александр

Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook



2
Мне нравится