Национальные истории, или 5 пункт



28 Августа 2017

История моей еврейской семьи

Материал предоставлен калининградским проектом  "Народная книга: история моей еврейской семьи»:

(отрывок)

   Все, что я знаю о своих корнях, мне рассказывала мама, потому что к моему рождению ни бабушки, ни дедушки уже не было в живых…

Мой прадедушка, Шмуль Ворона, попал на Украину из Польши в начале 20-го века, спасаясь от погромов. Обосновался он в местечке Барановка Житомирской области, и одна из его дочерей – Малка – стала позже моей бабушкой.

А пока Малка была молоденькой девушкой, в другом местечке этой же области – Рогачеве - набирался житейской мудрости ее незнакомый еще будущий избранник – мой дедушка. Израиль Майстер – так его звали. В девятнадцатилетнем возрасте он потерял отца. В семье без всяких средств к существованию остались мать и пятеро младших братьев - сестер. Чтобы как-то прокормиться старшего сына отдали в работники к чужим людям.

      В 1914 году началась Первая мировая война и Изю призвали в солдаты. Провоевал он честно несколько лет, пока не попал в 1917 году в немецкий плен, где пробыл два года. Но был Израиль на все руки мастер, поэтому взяли его помощником по хозяйству в семью какого-то фермера. Все он умел делать, да это и не удивительно при такой-то фамилии! Хоть беден был, зато мастеровитый. Майстер! Так он понравился хозяевам, что, когда пришла пора Изе возвращаться домой – уговаривали его остаться, но его тянуло на родину.

На Украине за это время подросла Малка и молодой, но уже бывалый солдат, посватался к дочке Шмуля Вороны. Но не все так просто: юная красавица отказала Изе. Мне неизвестно где и когда познакомились бабушка с дедушкой, и по какой причине не приняла Малка первый раз предложение Израиля – не знаю… Но точно знаю, что дедушка из-за отказа может быть и расстроился, но от своего намерения не отступил. Иначе как бы тогда появилась в 1920 году моя мама – Рухл? А потом родились еще двое сыновей: Аврум в 1922 году и Арон в 1925 году?

   Жалею, что не сохранилось у меня старых фотографий с моими родными. Осталось только совсем немного маминых карточек, когда она уже была взрослой, да еще мои детские.  

На одной фотографии, я в возрасте, наверно, 4-х лет. Вот я на ней с настороженным лицом, готовая заплакать. А я помню почему. Мама сшила мне новое пальто. С карманами! И я все время засовывала туда руки. Так мне нравилось это Пальто с Карманами! И мама повела меня фотографироваться – тогда это всегда было большое событие. Готовились заранее, надевали лучшие наряды. И вот фотограф меня установил на стульчик, а я все руки из карманов не вытаскиваю: хочу так фотографироваться. Фотограф просит, мама уговаривает – я ни в какую. И вот мама уже так строго говорит мне:

-Рита, вытащи уже руки из карманов!

Я вроде, то ли обиделась, то ли заупрямилась, на маму смотрю: одну руку вытащила, а вторую только приготовилась достать, а фотограф меня быстрее и щелкнул. Вот так и получилось.                                              

Смольникова Валентина


0
Мне нравится