Национальные истории, или 5 пункт



22 Августа 2017

Однажды в парикмахерской

− Извините! Таксист долго кружил, а я почти не знаю Дубай, – послышалось в дверях. – Мне так неудобно!

В небольшую парикмахерскую, учащенно дыша, ворвалась девушка в ярком сарафанчике и стоптанных туфлях. Ее темные кудри были небрежно забраны, на бледном лице особенно выделялись карие глаза.

Ильяс, статный ливанец с наполовину поседевшими волосами, затянутыми в тугой конский хвост, спокойно ответил − ничего страшного. Он заканчивал выпрямлять длинные обесцвеченные локоны другой мадам. Та была с большими надутыми губами, щеками и подозрительно пышными формами при весьма тонкой талии.

Откуда-то взявшаяся филиппинка усадила опоздавшую девушку в кресло у зеркала, предложила воды. Ильяс вскоре отпустил предыдущую клиентку и переключился на вновь прибывшую. Обсуждали будущую прическу. Девушка заверила, что она полностью доверяет вкусу мастера: его очень хорошо рекомендовали. Ей только хотелось бы немного освежиться.

Ливанец медленными, полными достоинства движениями начал смешивать краску в круглой пластмассовой емкости. Потом стал тщательно прокрашивать каштановые пряди девушки и заворачивать их в фольгу. Обоим в нос ударил химический запах.

− Красивые волосы. Давно в Дубае? Откуда ты? − начал араб обычную для здешних мест беседу.

− Из России, переехала два месяца назад. То есть полтора, − и в ответ на удивление на лице собеседника, девушка привычно добавила. – Я из мусульманской части России, поэтому выгляжу немного как арабка. Мы в России очень разные – больша-а-ая страна, − и она шутливо развела руки, чтобы показать масштаб своей родины. − А вы откуда?

− Из Ливана. Не знал, что в России есть мусульмане. Ты, правда, похожа на арабку. У меня была хорошая подруга в школе, почти твоя копия.

− Ого!

− А ты мусульманка?

− Я не соблюдаю обряды, и родители тоже нет. А вот дедушка был очень верующий, то есть стал под старость лет. Читал намаз пять раз в день, ходил в мечеть. И еще они с бабушкой держали пост Рамадан, даже я с ними как-то один день его продержала. Думаю, дедушка бы радовался сейчас, что я живу здесь. Кстати, был такой смешной случай, − тараторила девушка.

− Какой? − Ильяс располагающе улыбался через отражение зеркала, продолжая не спеша накладывать краску для волос.

− Так вот, дедушка всегда с гордостью демонстрировал гостям Коран на арабском языке. Книга была на почетном месте в доме, ее привезли из какой-то восточной страны. Дедушка вообще очень любил всех впечатлять – в молодости всегда одевался с иголочки, был галантным кавалером. Потом стал выглядеть как образцовый старичок с сувениров, увлекся религией, много общался с мусульманской общиной в городе. Однажды он отнес книгу своему молодому и прогрессивному Имаму. И оказалось, это была Библия на арабском языке! Вы бы видели, как расстроился дедушка, он же этой книгой так гордился.

Высокий араб по-доброму улыбнулся.

− Кстати, его звали Ильяс, как вас. Наверное, это арабское имя, но оно популярно у татар – моего народа. Видимо, потому что мы мусульмане.

− Эмм… Ильяс – традиционное имя у арабских христиан, − удивленно поднял брови ливанец.

− А среди арабов есть христиане? − еще выше него подняла свои брови девушка, отражая искреннюю улыбку собеседника из зеркала.    

− Конечно, есть.

− Ого. И вы тоже?

− Ну да.   

− Интересно. Хорошо, что мой дедушка так и не узнал про свое имя, − уже почти засмеялась девушка.

− Имя как имя, − деланно обиделся Ильяс.

− Ой, извините, − по-детски во весь рот улыбнулась та. − Вы бы просто знали моего дедушку!

Дальше они перешли на разговор о лучших клубах в Дубае и о том, в какую страну лучше полететь на грядущие праздничные выходные. Говорили долго. Когда мастер смыл краску с волос девушки, подстриг и высушил их, оказалось, что она стала почти блондинкой.

Дания Жанси

Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook



1
Мне нравится