Национальные истории, или 5 пункт



30 Июля 2017

Подвиг карельской матери

   Мы с женой родились и выросли в карельских деревнях Карело-Кошевского прихода Сонковского района Калининской (Тверской) области, в 7 километрах друг от друга. Наши 13 карельских деревень затерялись в русском массиве, в 250 километрах от Москвы, сохранив до самой смерти карельский язык и нравы карел.

Наша младшая дочь Марина родилась уже в районном центре Сонково, где я работал прокурором района, здоровым ребенком. К 8 месяцам уже ходила, держась за стенки кровати, была не капризной, гукала и улыбалась. В 8 месяцев мы отдали ее в детские ясли, которые оказались холодными, она простыла и заболела двусторонним воспалением легких.

Нас перевозили из больницы в больницу, пока не установили диагноз: «Остаточные явления после параинфекционного менингоэнцефалита», наступала клиническая смерть. Врачи ушли на консилиум, а моя жена осталась сидеть возле маленькой дочери, которая умирала на ее глазах. Она увидала, что изо рта появился пузырек воздуха. Жена, открыв рот ребенку, тампоном выгребла содержимое изо рта, дочь вздохнула. Жена побежала звать на помощь врачей, те быстро установили электроотсос, дочка задышала. Потом – четыре месяца нахождения в больницах и возвращение дочери к жизни. Жена постоянно была при ней.

Когда дочь привезли домой, она снова стала учиться садиться, потом вставать на ноги, говорить первые слова, когда во рту как будто постоянно каша. К двум годам встала на ноги и пошла, с нею много по вечерам занимались мы оба с женою, нам помогала бабушка.

Первые заявления врачей – остаточные явления, задержка развития с годами пройдут. Жена не успокаивалась, мы возили дочь в областные больницы, в Москву, в том числе – центр китайской медицины.

Заключение комиссии – должна учиться во вспомогательной школе. Последующие заявления врачей – опоздали, надо было за помощью обращаться раньше.

Один человек – мать Марины считала, что не все потеряно, она имела надежду на успех. За год до школы девочка не могла произносить многие звуки, речь невнятна, медикаментозное лечение к успеху не приводило, результатов давало немного.

Несмотря на некоторые запреты, жена – учитель начальных классов стала обучать девочку в своем классе. На уроках требовала не меньше, чем от других детей. А дома – изучение мамой специальной литературы, занятия с помощью самой изготовленных наглядных пособий, рисунков, таблиц. Вопрос девочке она задавала по несколько раз, чтобы привлечь ее внимание. Любое небольшое проявление успеха было основой и стимулом для дальнейшей работы. Внимание матери сосредотачивалось на положительных фактах, весь негатив она принимала на себя, чтобы потом вылить его через слезы в подушку.

Был продуман щадящий режим – чередование работы и отдыха, более продолжительный сон девочки. И, конечно, большое терпение мамы, и ее такт. К 14 годам в 7-ом классе общеобразовательной школы Марина имела удовлетворительные оценки по двум третям предметов, по одной трети предметов – хорошие и отличные оценки. Знала время, счет деньгам, умела плавать, кататься на лыжах, обращаться с бытовой техникой. Самостоятельно выполняла обязанности по дому – подметала пол, ходила за продуктами в магазин, выгуливала собаку. Обучаясь в школе, активно занималась на кружках по интересам – шила, вязала, вышивала.

Эти увлечения Марины сыграли важнейшую роль в ее дальнейшей жизни. Окончив 8 классов общеобразовательной школы, она получила среднее образование в вечерней школе. Была принята на работу инструктором по производственному обучению. Заочно окончила колледж культуры, получила среднее специальное образование и специальность библиотекаря. На пустом месте собрала библиотеку в одном больничном учреждении областного уровня, где она работает библиотекарем. Одновременно учит людей вязать, вышивать и заниматься бисероплетением, активно занимается в самодеятельном театре кукол. Самостоятельно занимается хозяйством, готовит еду, выплачивает коммунальные платежи, одна бывала в Финляндии и Крыму.

Этот успех жены в воспитании и обучении нашей дочери я называю материнским подвигом. Пример моей жены показывает, что безвыходных положений не бывает, но надо знать особенности работы с такими детьми. Путем своей практики, своих проб и ошибок, при выводе детей, страдающих неврастенией, истерией, олигофренией, можно использовать следующие наработанные нами правила:

- чтобы добиться успеха, вопрос к ребенку или просьба родителями, воспитателями должны быть повторены неоднократно, по возможности в разных вариантах. Это привлекает ребенка к слову, он способен обратить на него внимание;

- постоянная работа на успех. Одобрение действий ребенка, не акцентируя внимание на отрицательных моментах. Развитие любых положительных моментов в действиях ребенка;

- ненавязчивые, в разных вариантах, но целенаправленные вопросы ребенку, почему он сделал то или иное действие. Это необходимо, чтобы уточнить мысли ребенка и дать возможность ему самоутвердиться;

- неоднократная демонстрация воспитателем какого-либо действия и просьба повторить это действие. При этом длительное обучение ребенка, как надо выполнять то или иное действие или задание;

- наводящие вопросы и советы воспитателя действовать тем или иным способом. Постоянные тренировки ребенка в совершении действий;

- щадящий режим дня – чередование занятий и отдыха, частая смена непродолжительных по времени занятий, более длительный сон.

И конечно, большое терпение, и такт воспитателя. Эти большие усилия, несомненно, приведут к успеху.

Беда в том, что чаще всего детей, больных неврастенией, истерией, олигофренией, зачисляют в разряд умственно больных и безнадежных. Родители опускают руки и не принимают никаких попыток вывести ребенка из подобного состояния.

Другие дети, перенесшие энцефалит, становятся малоподвижными, их движения скованны. У такого ребенка плохой почерк, речь невнятна, как будто во рту каша. По внешнему виду они производят впечатление глубоко отсталых детей – пустой взгляд, тяжелый подбородок, сутулая фигура, шаркающая походка. Такой ребенок осознает и тяжело переживает свою недостаточность.

Однако суждения такого ребенка бывают довольно разумными. Некоторая инертность психики проявляется в настойчивости и целеустремленности действий. При удачно выбранной профессии такой ребенок впоследствии может стать хорошим специалистом, так как он умеет хорошо трудиться, обладает нужным усердием, чувством долга, ответственностью за порученное дело.

Иногда родители и учителя забывают, что, как и все другие, дети с нарушенной психикой развиваются. У них велика потребность в общении, сначала она проявляется как потребность в помощи, а затем – как нормальное человеческое общение. Взрослые могут оказать такому ребенку необходимую помощь, так как он слаб, неловок в движениях. Он долго учится правильно сидеть и ходить, его руки непрочно удерживают предметы. Родители и школьные воспитатели могут при упорном труде постепенно вывести ребенка из такого состояния.

           У финнов есть слово «sissy», означающее особенности финского национального характера: выдержку, упорство, переходящее в упрямство, выносливость, стойкость, настойчивость, мужество, смелость и прямолинейность.

   В карельском языке такого слова нет, но характер у карел такой же, как и у финнов. За свою историю карелы постоянно подвергались испытаниям, как сурового климата, так и военного давления со стороны Швеции и России. Особенность карел, как и финнов, действовать хладнокровно и расчетливо в самых экстремальных условиях.

   Каждый клочок земли им нужно было отвоевывать у леса, камней и болот, вручную рубить деревья, корчевать пни, перекатывать огромные валуны с полей. После перехода на бежецкие и тверские земли карелам пришлось все начинать с нуля: расчищать участки земли под поля, строить дома и деревни, защищать свои земельные участки от помещиков и местных жителей.

Характерной чертой у карел является уважение родителей к старшим, которое не меняется с возрастом детей. Это уважение к старшим переходит и в круг общественных отношений. Молодые, хоть и известные как умные люди, имеют право подавать свой голос только тогда, когда пожилые, высказав свое мнение, изъявят желание послушать молодых. Странности и недостатки стариков у карел никогда не могут быть предметом насмешек, старики и их поведение для молодых неприкосновенны.

Некоторые исследователи считают карел как людей, отличающихся от русских необыкновенным упрямством, скрытностью, недоверчивостью, мстительностью. Другие исследователи считают карел народом добрым, честным, почтительным, терпеливым, честолюбивым.

О нравах русских и карел, проживавших в деревнях возле Слепнева, А.А. Ахматова писала, что она сама видела, как украинские семидесятилетние старухи целовали руки в красных перчатках управляющих усадьбами помещиков. А в Тверской губернии совсем не то – полное достоинство. Деревня Слепнево, где многократно бывала Ахматова, находилась в 1-2 километрах от наших карельских деревень.

Героиня этого рассказа Зинаида Ивановна около 30 лет отработала учителем начальных классов. Когда меня по службе перевели в областной центр, она одиннадцать лет, с апреля 1998 по апрель 2009 года, являлась первым председателем Тверской региональной национально-культурной автономии тверских карел.

Анатолий Головкин, город Тверь

Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook





2
Мне нравится