Национальные истории, или 5 пункт



19 Июля 2017

Родное Новошареево

Я хочу рассказать про моих бабушку и дедушку с маминой стороны. Дедушку звали Камалетдинов Гильфан Низамутдинович, а бабушку - Вазига Юзликбаевна. Бабушкин отец, Юзликбай, был зажиточным, раньше у него были свои крестьяне, деревенские работали на него. Они жили в деревне Новошареево Архангельского района Башкирии. У моих дедушки и бабушки было четверо детей. Самый старший Камалетдинов Расиль Гильфанович, старшая сестра Альфия Гильфановна, средняя Расиля и младшая, моя мама – Альфира, она родилась в 1960 году.

Расиль абый, старший мамин брат, закончил нефтяной техникум, сейчас это топливно-энергетический колледж. Он служил два года в армии, вернулся и уехал в Уфу на работу. Потом закончил университет, работал-работал на одном месте, Башкиргазе, дослужился до замначальника распределительных сетей «Уфа». Расиля апа закончила медколледж, в котором я тоже учился, на Зорге, она медсестра.

Три сестры - мама моя, Расиля апа и Альфия апа в 70-е годы уехали из Башкирии в Татарию, в Набережные Челны, раньше назывался КамАЗ. Три названия у него было – КамАЗ, Брежнев и Набережные Челны. Мама работала на КамАЗе плётчицей, в головной кабине сплетали провода. Тётя в поликлинике детской медсестрой работала, а Альфия апа в теплице, они огурцы и шампиньоны выращивали. Альфия апа вышла замуж за Фаиль абый, он был из Тукмаклы, тоже Архангельского района Башкирии. Расиля апа вышла замуж за Фаниль абый из Кармаскалинского района деревня Бишунгарово, это тоже Башкирия. Мама вышла за папу, а он из Татарии, Агрызский район, деревня Старосляково, Сибгатуллин Азат Мирдиянович. Они, три семьи, жили в Набережных Челнах. У всех дети: у Альфии апы двое, два сына – Ильнар, Руслан; у Расили тоже двое, Тагир и Ляйсян, у нас – трое, старшая сестра Алсу, средняя Айгуль и потом я, самый младший. Жили-жили, работали и каждое лето приезжали в Башкирию в деревню Новошареево, все собирались у дедушки и бабушки. У Фаниль абый и Расили апы был «каблук» - это автомобиль «Москвич» с будкой. Мы иногда все на нём приезжали, ставили сзади сиденье, автобусов же почти не было. В основном мы летали на самолёте, тогда же дёшево было. Мы прилетали в Уфу, потом кто на чём ехали в деревню. Приезжали все: мамин брат с женой, Расиль абый и Мадина апа ; мамины сёстры Альфия апа с Фаиль абый и Расиля апа с Фаниль абый; мама с папой и все дети. Все собирались летом и косили сено, собирали ягоды, огород, по хозяйству помогали. Бабушка за нами смотрела. Нас, детей, заставляли картошку полоть, когда мы уже постарше были.

Дед, картатай, у нас участник Великой Отечественной войны. Дедушка был очень строгий, требовательный, потом с возрастом помягче стал. Когда он рассказывал про войну, я ещё слишком маленький был. Помню, что у него было много медалей. После войны дед работал продавцом в деревенском магазине, деловой человек был. Ещё он пчёл держал рядом с домом, в саду. У него была летняя кухня, там все инструменты находились, медогонка и сепараторы.

Когда все приезжали в Новошареево, там нас, двоюродных, собирался целый двор – Ильдар, Булат, Алия, Ильнар, Руслан, Тагир, Ляйсян, Алсу, Айгуль и я. Когда мест в доме не хватало, мы спали на сеновале. Я боялся грозы. Алсу всё время пугала меня, когда была гроза: «У-у-у, сейчас шандарахнет!» Я плакал, мне страшно было, когда гремит. Альфия апа с мужем и детьми иногда ездили в соседнюю деревню Тукмаклы. И Расиль абый навещали родственников жены в другой соседней деревне, Мадина апа родом из Сагитово.

Весной 1992 года, когда бабушка лежала в больнице в Уфе, а дедушка остался в деревне, сгорел их дом. Это дом, в котором выросли моя мама с братом и сёстрами. Летом все дети и внуки приехали, как ежегодно мы приезжали в Новошареево. В течение месяца наши отцы возили, пилили, что-то делали, и уже перед отъездом дом стоял.

Так мы ездили каждый год из Татарии в Башкирию, я родился в 1987 году, начали ездить в 1988 году. Потом нэнэй в 1993 году умерла. Моя мама, как младшая сестра, переехала из Набережных Челнов в Новошареево смотреть за отцом, мне было пять лет. Потом наша традиция продолжилась: каждое лето в июле-августе также все собирались и приезжали в деревню. Мы проводили поминки бабушке, тоже также все помогали по хозяйству, ходили кто куда, за ягодами, сенокос. Ещё у нас была традиция обязательно ездить на шашлыки. Недалеко от нашей деревни, километров семь, две реки были, два Инзера – Старый и Новый. Мы ездили на Старый Инзер. У кого машины были, на этих машинах ездили. Весь наш народ уезжал из дома на целый день, купались, жарили шашлыки. Несколько вёдер шашлыка. Так было каждый год обязательно, за лето один раз. И целый день проводили на реке все вместе.

Как - то, когда мы ездили на целый день на речку, мы взяли с собой щенка. Нам отдали его из соседней деревни. Мы накормили щеночка шашлыком до такой степени, что он даже встать не мог. Он лежал на спине и помочился на себя, потому что даже не мог перевернуться. Мы положили его в речку и стояли вокруг него, а он как шарик плавал туда-сюда, кряхтел оттого, что переел. Он был круглый-круглый. Когда щенок подрос, он сидел у нас во дворе на цепи. А в деревне каждый дом должен был по очереди пасти стадо. Когда подошла наша очередь, мы взяли свою собаку с собой. Ему очень понравилось это дело. Потом, когда уже была не наша очередь пасти, он каждый раз выл, когда стадо уходило. Ему очень хотелось ещё раз пойти со стадом. Так он выл-выл, и мы решили отдать его постоянному пастуху. В деревне не все же могли ходить пасти, например, старики, поэтому был человек, который периодически по просьбе работал пастухом. И в конце концов мы отдали ему свою собаку, и Рыжий работал с пастухом. Однажды зимой в деревню приехали стрелять собак, которые были без ошейника, кого не привязали. И Рыжего тоже подстрелили, ему было лет шесть-семь. Так закончилась его судьба.

Когда мы переехали из Набережных Челнов в деревню в 1993 году смотреть за дедушкой, мне было пять лет, Айгульке семь, Алсушке девять. Они пошли в деревенскую школу. У нас в деревне Новошареево была только начальная школа, это три класса. Средняя общеобразовательная школа была в соседней деревне, пять километров. Папа устроился работать на ферму скотником, мама – дояркой. Потом, со временем, папу сделали заведующим фермой, маму – заместителем. Директору колхоза понравилось, как папа нормально работает. На его ферме были лошади, быки племенные, коровы, стадо немаленькое, голов двести. Телятник отдельно был.

Помню, я уже в школе учился, сам видел случай. У нас в деревне ветеринар был чудной. Он всё время вычитывал что-нибудь, какой-нибудь новый метод. На ферме, где папа работал, происходил убой животных на мясо по старости или ещё как-то. И там есть специальное стойло, загон узкий, где клеймят фермерских коров. Она стоит, клеймо ставят, нагревают. Этот ветеринар один раз вычитал новый метод убоя, что можно попасть корове куда-то в спинной мозг. Он сел сверху на жердь, корова внутри загона стоит на убой, он сидит и корове в хребет тыкает-тыкает ножом. И говорит: «Я её сейчас одним ударом убью». Всю обтыкал. Потом ему сказали, иди отсюда, что мучаешь, истыкал всю корову, сейчас мясо испортишь. И обычном способом зарезали её.

А один раз, помню, на ферму ходили. На этой ферме неплеменных коней кастрировали, чтобы не путались, племя не портили. Оставляют только одного племенного коня. И вот одного такого неплеменного коня решили кастрировать, крепко держат его все. Коням же яички отрезают, больно лошади. Спереди поставили, звали его Сабиржян, у него, видать, сил не хватило лошадиную голову держать, и лошадь вырвалась. Она голову подняла и от боли укусила Сабиржяна в живот. У него глаза и у лошади глаза одинаковые стали. Сабиржян за живот держится, лошадь укусила его и не отпускает. Они друг на друга смотрят, он кричит: «А-а-а!!!», а лошадь в зубах его держит, сказать ничего не может.

А что там в деревне делать детям? Ферма, озеро, в доме, во дворе что-нибудь делаешь. Сейчас там детям лучше, хотя бы продают мороженое. А для нас это было редкое удовольствие, мы могли попробовать мороженое только в райцентре. В 90-е годы в магазине сельпо вкусненького мало что было, по деревням автолавки привозили жевательные резинки «Турбо», печеньки и ещё что-нибудь. А в старших классах было другое развлечение, в субботу утром ходили на учёбу пять километров, возвращались, а потом ещё и вечером опять туда же шли. В нашей деревне клуба не было, поэтому мы ходили в Липовку по субботам.

Когда я в Новошареево учился в школе, у меня был «Б» класс, нас было четверо погодок в третьем классе: Ильдус, Фанис, Ильдар и я – четыре мальчика. Когда заканчиваешь третий класс в нашей деревне, потом поступаешь в школу в соседнюю деревню Липовку. Почему - то у этой деревни было два названия Липовка и Благовещенка. Тогда автобуса не было, мы каждое утро ходили пять километров туда, пять километров обратно. Утром выходишь в семь часов, к девяти на учёбу. Ученики нашей деревни рано выходят из своих домов и идут кто с кем, кто-то один идёт. Когда из деревни выходишь, дорогу в Липовку было видно километра на два-три. Вдоль всей дороги вытягивались дети, которые шли в школу. И зимой так было, кто пешком, кто на лошади туда и обратно. На автобусе периодически начали возить в школу, когда я уже учился в 10 классе, это было в 2003 году. Я там одиннадцать классов закончил, Айгуль с Алсушкой - девять. В нашем классе было около двадцати человек, там собирались дети из всех ближайших деревень. Средняя общеобразовательная школа была только в Липовке. Одна деревня была ещё дальше нашей, и оттуда ученики приходили тоже пешком. В липовскую школу ходили учиться дети из деревень: Новочишмы, Сарты, Белорус, Кызыл Яр, Новошареево, Кумарлы и из самой Липовки. Таким образом я обучился.

Дедушка умер в 2000 году. Когда дедушки не стало, в деревне остались папа, мама и моя сестра Айгуль. Все также приезжали в Новошареево уже не на месяц, а хотя бы на выходные старались собраться все вместе. Поминки и бабушке, и дедушке проводили. Также работали и также выезжали на целый день на речку на шашлыки. Так традиционно мы встречались с родственниками ежегодно, пока мама жила в этой деревне.

В 2004 году я приехал в Уфу, поступил в медицинский колледж. Когда я учился на первом курсе, заболел и умер мой папа. Мама и средняя сестра, Айгуль, переехали обратно в Набережные Челны. Я остался в Уфе.

Моя старшая сестра, Алсу, живёт в Уфе, замужем, у неё двое детей. Я отслужил в армии, закончил колледж, сейчас работаю, женился, двое детей, тоже живу в Уфе.

Когда мама уехали обратно в Татарию в 2004 году, дом в Новошареево продали. Наша традиция закончилась.

Года три-четыре тому назад Расиль абый обратно выкупил родительский дом и оставил себе. Там пока никто не живёт. Он строит мечеть напротив этого дома, осталось завершить строительные работы внутри мечети.

Сейчас мама, две мои тёти и дядя приезжают летом в свою родную деревню из Набережных Челнов и Уфы в гости к родственникам и к друзьям на пару дней. Недавно, в июле 2017 года, там был праздник, называется «Здравствуйте, односельчане». Жители отметили 100-летие своей деревни Новошареево. В родные края приехали практически все, кто когда-то здесь родился, кто давно не приезжал. Получился маленький «корпоратив».

Ильсур, город Уфа.

На фото:
Альфира, Расиль, Альфия, Расиля
Ильсур с мамой, женой и дочкой




3
Мне нравится