Национальные истории, или 5 пункт



20 Июля 2017

Похищение невесты

В начале девяностых годов двоюродный брат Ивана решил женится. В те давние времена, молодежь была воспитана в духе интернационализма и атеизма. Поэтому, мало обращала внимания на национальность своих любимых, а принадлежность к разным конфессиям их и вовсе не волновала. Был бы человек хороший, говорили тогда люди, и создавали семьи, несмотря на условности.

Как ни странно, но и в те просвещённые времена, ритуалы свадеб оставались почти такими, какими они сложились далёком в прошлом. Причём, в каждой местности они были своими и мало походили на то, что делается в соседнем районе.

Например, у поволжских немцев новобрачные стояли на вытяжку во главе стола, за которым сидели все приглашённые. Множество родичей поднимались один за другим и начинали долго вещать о том, как нужно строить семейную жизнь.

Под конец нравоучительной речи, вручался какой-нибудь весьма скромный подарок. Все дружно «нюхали» рюмки. Слегка закусывали, и слово переходило к другому оратору.

В краткий перерыв между длинными тостами, юным супругам тоже разрешалось сделать глоток шампанского и проглотить что-нибудь из съестного. Но едва начинал говорить новый гость, как следовало тотчас перестать жевать и слушать ценный совет с закрытым ртом.

У русских волжан всё протекало куда веселее. Сначала к родителям невесты приезжал жених с «кунаками» и пытался увезти её с собой. Подружки новобрачной вступали в игривую перепалку с прибывшими. Грозились не отдать девушку и требовали за неё «выкуп».

В качестве платы принимали всё подряд. Песню, танец, стихотворение, а если суженный не мог изобразить ничего путного, то приходилось расплачиваться деньгами или горячительными напитками.

Самое удивительное, что с бедного парня взимали плату за каждый шаг. За то, чтобы ему разрешили войти в подъезд. Подняться на этаж, шагнуть через порог и так далее до тех пор, пока он не доберётся до любимой, стоящей в самой дальней комнате. Всё это сопровождалось шумом, смехом и шутливой толкотней молодёжи.

После того, как жених, наконец, брал свою избранницу за руку и целовал в щёчку, всё ехали в ЗАГС. Потом, некоторое время катались по примечательным местам родного посёлка и двигались к месту, где намечался банкет.

Там тоже всё начиналось с нотаций, но они были гораздо короче. Молодым разрешалось садиться, а так же есть, и пить вместе со всеми. Спустя пару часов, всё это превращалось в попойку. После чего, новобрачные уезжали в другую квартиру, где начиналась их семейная жизнь.   

На второй, а иногда и на третий день, всё повторялось сначала.

Были, конечно, иные свадьбы. На некоторые собиралась одна молодёжь и веселилась так, как могла. То есть, пила и плясала до тех пор, пока не падала с ног. Встречались супруги, которые в ЗАГС приглашали только свидетелей, а после официальной церемонии, шли с ними в кафе. Скромно отмечали знаменательное событие, и уезжали вдвоём в романтический тур. Те, кто побогаче, двигались за границу страны. Те, кто был победней, в соседний город, а то и на турбазу.

В азербайджанских свадьбах за невестой приходили с оркестром. В нём обязательно была зурна – большая флейта похожая на кларнет. Короткая свирель под названием – балабан. Тар – щипковый инструмент похожий на своеобразную мандолину с длинным грифом и нагара – высокий барабан диаметром около тридцати сантиметров. Он прижимался к боку левым локтем, а играли на нём, ударяя в перепонку, пальцами обеих рука.

Насколько я знаю, самое странное празднество проводилось в некоторых деревнях, расположенных возле знаменитого Тихого Дона. Там всё шло так же, как в русских свадьбах до тех пор, пока не приходило время начинать вечеринку.

Первыми в избу входили молодые парни, зрелые мужчины и крепкие старики. Они садились за стол, на котором стояли гранёные стаканы, наполненные самогонкой. Никакой закуски рядом не было.

Атаман говорил короткий тост в честь молодых. Все дружно выпивали горилку и выходили во двор. Некоторое время курили и возвращались к столу, где их встречали стаканы, налитые всклень, и полное отсутствие закуси.

После второй, предлагали выйти на свежий воздух, а затем, вернуться и выпить по третьей. Однако, даже самых стойких людей развозило до такой степени, что мало кто мог проглотить ещё одну порцию.

Жёны и девушки растаскивали «своих» по домам и укладывали спать. Затем возвращались, и начиналась сама свадьба. Если в середине гулянки кто-то из мужиков «приползал» к столу, ему опять наливали полный стакан. Он выпивал и слетал с ног до утра. Таким образом горячие казаки избегали пьяных драк и поножовщины, которыми завершались «обычные» посиделки.

Но вернёмся к нашим героям. Двоюродные братья были поволжскими немцами, но суженная одного из них, оказалась русской. Поэтому, пришлось «выкупать» виновницу торжества по тем обычаям, которые существовали в её среде.

Стараясь побыстрее обнять любимую, жених не хотел петь и плясать под чужую дудку. Вместо этого, он стал угощать подружек шампанским, а друзей водкой. Это лишь раззадорило и тех и других, и началась шутейная свара возле подъезда. Иван тоже выпил несколько рюмок без закуси. Осмотрел панельный дом, и без труда вычислил, что квартира невесты находится на другой стороне.

Он решил усилить веселье и «украсть» девушку для своего братана. То есть, залезть в её жилище. Открыть дверь изнутри и «воссоединить сердца, пылающие неземной страстью».

Не привлекая к себе внимания, Иван обошёл здание. Сориентировался по фасаду и нашёл окна первого этажа, за которыми «томилась» юная дева.

Благодаря летней погоде, все форточки были распахнуты настежь, что облегчало осуществление дерзкого замысла. Иван встал на цоколь здания, выступающий из стены. Поднялся на кирпичный выступ, находящийся ниже окна и взялся руками за раму. Двигаясь головой вперёд, по грудь влез в комнату. Перегнулся в поясе и опёрся на подоконник.

Только тут, он понял, что выпитая водка сыграла с ним злую шутку. Дело было в том, что алкоголь сильно притупил обоняние, отчего парень не чувствовал резкого запаха, наполнявшего помещение. Лишь коснувшись доски ладонями, он понял, что её недавно покрасили.

Иван хотел вернуться на улицу, но после нескольких безуспешных попыток понял, что ему не удастся этого сделать. Ведь он опирался животом на импост окна. Висел вниз головой, а его ноги торчали из форточки параллельно земле.

Сдвинуться назад из такой позиции не смог бы даже чемпион мира по спортивной гимнастике. Подёргавшись ещё немного, парень пришёл к выводу, что остаётся только один путь – вперёд.

Переставляя ладони по подоконнику, он сместил торс к середине проёма. Схватился за ручку окна правой кистью и, опираясь на левую, втянул туловище в комнату. Спрыгнул на пол, но вместо твёрдой опоры ощутил под собой поверхность, скользкую словно каток. Ступни поехали в разные стороны. Брюки затрещали по шву, и он едва не сел на полный шпагат.

Цепляясь за липкую доску, он кое-как удержался в вертикальной позиции. С огромным трудом сдвинул ноги на расстояние, приемлемое для ходьбы. Посмотрел вниз и заметил на досках странные полосы.

Он пригляделся и с ужасом понял, что видит свои следы на свежей краске. Новый слой смазался, в тех местах, где наступила нога, а из-под блестящей эмали проглядывало старое, облупившееся покрытие.

Иван попытался вылезти назад тем же путём, что пришёл, но будучи изрядно поддатым, не смог взобраться на очень узкий подоконник. Сорвавшись несколько раз подряд, он не придумал ничего лучшего, как двинуться к выходу.

Оставляя за собой цепочку следов, пересёк комнату, и оказался в прихожей. Огляделся по сторонам и с трудом осознал, что ВСЕ помещения «трёшки» абсолютно пусты.

– Куда же делся народ? – спросил себя похититель невесты. Подошёл к двери и услышал за ней хохот друзей, рвущихся в СОСЕДНЮЮ квартиру! Только тут до парня дошло, что он ошибся окном и попал НЕ ТУДА!

Иван хотел выйти наружу, но замок оказался врезным, и открыть его изнутри не получалось. Тогда парень стал колотить в дверь, и стучал до тех пор, пока на площадке не воцарилось затишье.

Затем, раздались удивлённые голоса, наперебой повторявшие: – Там же никого нет! Неужели барабашка завёлся? – в скважине повернулся ключ. Створка открылась, и взгляду Ивана предстала лестничная площадка, заполненная празднично одетыми людьми.

Все смотрели на человека, измазанного в краске с головы до ног и никто не мог понять, кто стоит перед ними? Наконец, девушка парня – Катя смогла рассмотреть любимые черты и потрясённо спросила: – Иван, что ты там делал?

– Хотел украсть невесту и перепутал квартиру. – выдавил из себя незадачливый похититель.

Из толпы гостей вышла учительница, которая пару лет назад преподавала в классе Ивана. Она очень годилась тем, что её любимец учится на архитектора. Поэтому, даже то, что он испортил ремонт в её огромной квартире, не вызвало в женщине злости.

Она вывела Ивана на лестницу. Заперла дверь и повела к своим знакомым, жившим на другом этаже. Соседи взглянули на парня, как на пришельца с другой планеты, упавшего в бочку с эмалью, но не смогли отказать соседке. Нашли тряпки с бензином, и он вместе с Катей долго чистил испачканную одежду.

Общими усилиями удалось привести парня в порядок. К тому времени «выкуп невесты» закончился. Иван вышел на улицу и хотел потихоньку присоединиться к гостям. Однако, бедолагу заметили, а его встрёпанный вид вызвал истерический хохот.

Кое-как отсмеявшись, все расселись в машины и двинулись в ЗАГС. Потом, принялись колесить по примечательным местам городка. Но, где бы они не были, стоило кому-то взглянуть на Ивана, как он начинал ржать «до упаду». К нему присоединялись все остальные, и так продолжалось всё время.

Ближе к вечеру, кортеж прибыл в дом жениха, где состоялась свадьба в смешанном духе. То есть, начали на немецкий манер, но это продолжалось недолго, и всё кончилось широким русским застольем. Причём, поволжские немцы не отставали от своих новых родичей ни в песнях, ни в плясках, и тем более, в выпивке.

Лишь Иван тихо сидел в уголке и, чтобы не вызвать новый шквал ехидных насмешек, старался не попадаться никому на глаза.

Александр Филичкин

Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook



2
Мне нравится