Национальные истории, или 5 пункт
22.06.2017
Свой среди чужих, чужой среди своих
Эльвира: Отсюда и традиция в нашей семье: в христианские, иудейские праздники никогда не занимаемся уборкой, стиркой («нельзя разводить грязь»), в Пасху   красим яйца и печемили покупаем  куличи,  в чистый четверг – наводим чистоту по всем правилам… Как вспоминает моя мама, ее бабушка всегда говорила: «В году столько дней, что ничего не случится, если отложишь хозяйственные дела на другое время, дав себе возможность порадоваться вместе с верующими другой веры».

21.06.2017
Не кануть в лету лучистым родникам
Татьяна: Предки наши прибыли на поселение из Курской губернии. Мой прадед Калина Васильевич Есин родился в станице Новоалександровской, год его появления на свет неизвестен. А вот сын его Василий, мой дед, родился в 1881 году. О прабабушке Стении память родни сохранила мало. Знали только, что семья жила натуральным хозяйством, и они с мужем были хорошими, работящими людьми.

17.06.2017
А я один Мизробиддин
Елена: И вдруг я поняла, что пришлось пережить этому ребёнку, когда его в неполные двенадцать лет оторвали от родной деревни, ласковой матери, белёной мазанки в долине тихо воркующей речки. От слив, абрикосов, душистого аромата базилика, тёплой глинистой земли под босыми ногами. Выдернули, как саженец, из родной земли, и, не спрашивая, пересадили в далёкий, чужой, шумный и дымный Красноярск, где вместо слив – пыльные ранетки, а вместо земли – вечно разломанный асфальт нижних черёмушских дворов. Где всё большое, давящее своей огромностью: школа с четырьмя десятками классов, толпа учителей, широченной стеной разросшиеся десятиэтажки на Машиностроителей.

11.04.2017
Наши партнеры!
Проект "Народная книга. Графа №5" поддерживает Общероссийская общественная организация Ассамблея народов России!

30.03.2017
Стартовал конкурс историй "Графа №5"
Оргкомитет "Народной книги" получил первую историю, открывающую цикл "Пятая графа". Новый конкурс посвящен национальным особенностям, культуре, характеру разных народов. Историю прислал наш постоянный автор - журналист Марат Валеев! Ждем ваши работы!  

29.03.2017
Россиян приглашают написать многонациональную историю нашей страны
Стартовал проект "Пятая графа или Многонациональные истории России. Народная книга". По его итогам будет создана книга авторских рассказов, раскрывающих особенности культуры народов нашей страны.



27.05.2017
Художественные работы автора "Народной книги" Владимира Райберга
Иллюстрации к Шолом  Алейхему, как дань великому писателю

15.05.2017
Светлана Константиновна Смирнова: «Всё истинно народное несет добро, тепло и призывы к мирному совместному проживанию на земле»
Специально для проекта «Народная книга. Графа №5» - эксклюзивное интервью с Председателем Совета Ассамблеи народов России.

26.04.2017
Григорий Ледков: "У каждого народа есть свои замечательные традиции"
Эксклюзивное интервью для проекта "Пятая графа" с  Григорием Петровичем Ледковым, президентом Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока России, депутатом Государственной Думы ФС РФ: "Несомненно, книга сможет представить культурные, языковые особенности народов, населяющих Россию. Мне кажется, что это очень правильно, когда сами люди используют свои таланты, рассказывают о себе, о своих семьях, взаимоотношениях, изнутри показывая свой народ и свои особенности. Наше мировоззрение - это и есть наше настоящее наследие предков".
Топ-10 историй
рейтинг → 4
Анастасия: Мурват - единственная в общине кто, хотя бы смутно помнит, депортацию из Грузии. Ей тогда было пять лет. Главное воспоминание: «Было страшно…». Там, в Месхетии осталась историческая родина Мурват, да и всех турок-месхетинцев. Девочке крупно повезло – она осталась жива. Хотя, согласно документам, во время переселения погибло 15 тысяч человек, а за первые шесть месяцев в ссылке – 37 тысяч, включая 17 тысяч детей. Для сравнения – это население нескольких районов тульской области. Например, того же Дубенского плюс еще Белевский и Воловский.

рейтинг → 3
Сусана: Царю ничего не оставалось, как согласиться на предложение святых мужей. Выбирать не приходилось. Стали думать, где найти муллу. Ведь пока главный мулла прибудет из Казани, пройдёт драгоценное время. Решили поискать среди солдат-иноверцев. Посмотрели по спискам. А у прадеда моего была фамилия – Мулла. Нашли его и спрашивают, знает ли он Коран, умеет ли читать молитвы?

рейтинг → 3
Анастасия: Стаж волонтерской деятельности Александры Буяновской – без малого 20 лет. Помогать нуждающимся женщина начала в 70. – Считай, молодуха была. Энергии больше, – сама над собой посмеивается Александра Ефимовна. А началось все после поездки в Киев – туда пенсионерку позвала нужда ухаживать за немощной тетей.  Там  ей и подсказали телефон волонтерского еврейского центра, и, вернувшись в Тулу, Александра Ефимовна твердо решила стать добровольцем.

рейтинг → 2
Рамина: Никто и никогда не покидал наш дом голодным. Если вы откажетесь пообедать или выпить чай, встретите грустный взгляд мамы. На секундочку она расстроится, а потом предложит попробовать то, что вы никогда не пробовали: гяту или женгялов хац, маринованный портулак или танов. Стоит только согласиться, и вы не успеете заметить, как постепенно стол переполнится яствами.

рейтинг → 2
Елена: Жили соседи дружно, не было ссор, склок, все знали друг друга, часто ходили в гости. Бывало, что занимали друг у друга, то соль, то спички, Все знали, что мама  врач, и часто к ней обращались. Мама никому не отказывала, ведь она дала клятву Гиппократа после окончания мединститута, перед тем, как пойти на фронт. Соседи приходили  вечерами, и бывало, даже в праздники. Извиняясь просили маму посмотреть больного.

рейтинг → 2
Анастасия: В семейной обстановке татарские женщины одеты в длинные платья, а их волосы скрыты под белыми платками. Споро, но аккуратно Аделия нарезает тесто на небольшие куски, на несколько секунд опускает их в масло и выкладывает на блюдо, покрытое белоснежной салфеткой. София чуть присыпает десерт сахарной пудрой. Необыкновенно нежным и вкусным получается традиционное семейное блюдо – хворост, по-татарски – «кыекча».

рейтинг → 2
29.05.2017
Базар
Александр: В нашем селе    базар был небольшой, но его хватало всем. Узбекам, киргизам и русским. Украинцам, туркам и чеченцам. Татарам, осетинам и таджикам. Перед базаром лежала голая площадь, на которой ходить летом было особенно приятно. Толстый слой горячей и топкой пыли,  похожий на  диковинный нежный порошок  из  маминой пудреницы  был так нежен, что брести по нему считалось неслыханным удовольствием. Это ощущение было намного приятней, чем страстные рассказы о вкусе фантастического плода  мандарина, которые продавали поштучно актёры из бродячего цирка.

рейтинг → 2
Галина: Если в семье трое-четверо дочерей, им охота одну какую-то уже выдать, она уже перестарок, скажем, а сватают младшую, они её подменяли и другую девушку выдавали. Если совсем не нравится: кривая, косая – её уже отправляли обратно домой, хочешь – не хочешь. Вот такие были обычаи. Вот ещё один обряд, связанный со свадьбой и рождением ребёнка. Называется пелькоскон. Очень старинный обряд. Сейчас его даже не соблюдают уже. А при мне это было.

рейтинг → 1
Татьяна: Предки наши прибыли на поселение из Курской губернии. Мой прадед Калина Васильевич Есин родился в станице Новоалександровской, год его появления на свет неизвестен. А вот сын его Василий, мой дед, родился в 1881 году. О прабабушке Стении память родни сохранила мало. Знали только, что семья жила натуральным хозяйством, и они с мужем были хорошими, работящими людьми.

рейтинг → 1
Елена: И вдруг я поняла, что пришлось пережить этому ребёнку, когда его в неполные двенадцать лет оторвали от родной деревни, ласковой матери, белёной мазанки в долине тихо воркующей речки. От слив, абрикосов, душистого аромата базилика, тёплой глинистой земли под босыми ногами. Выдернули, как саженец, из родной земли, и, не спрашивая, пересадили в далёкий, чужой, шумный и дымный Красноярск, где вместо слив – пыльные ранетки, а вместо земли – вечно разломанный асфальт нижних черёмушских дворов. Где всё большое, давящее своей огромностью: школа с четырьмя десятками классов, толпа учителей, широченной стеной разросшиеся десятиэтажки на Машиностроителей.