18 Июля 2017

ЧП в погранзоне

28 мая. День пограничных войск КГБ СССР. В окно спальни струится рассвет раннего утра. Я лежу в тихой полудрёме и размышляю о предстоящем праздничном мероприятии. Просыпается Люсия и целует меня.

— С праздником! — шепчет она.

Отвечаю поцелуем в ответ и тоже поздравляю её с этим праздником. Однако глаза открывать при этом не тороплюсь — наслаждаюсь состоянием полудрёмы. Слышу осторожные шаги, сквозь прищур глаз вижу, как к нам на цыпочках пробирается моя пятилетняя дочь Валерка с подарком в руке. Она кладёт подарок у моего изголовья, и, уже забыв об осторожности, быстро бежит в свою спальню.

Открываю глаза и разглядываю её подарок — это пара забавных лягушат, сидящих на кувшинках. Моё лицо расплывается в широченной улыбке. Пограничники на заставе поведали Валерке, почему армейские солдаты называют пограничников «лягушками», а те их кличут «шурупами». Пограничники носят зелёные фуражки, поэтому их армейские солдаты называют «лягушками», а головной убор солдат — пилотка, сверху похожа на головку шурупа. Отсюда взялись «шурупы» — пояснили они ей. Такое сравнение Валерку сильно позабавило, и она при случае потешается надо мной, называя меня «лягушкой». Поэтому и для своего подарка она выбрала в магазине пару зелёных лягушат.

В связи с любимой лягушачьей темой Валерки мы вспоминаем с Люсией анекдотичный случай, произошедший осенью прошлого года с её участием. Предыстория этого события такова. Как-то раз в присутствии дочери я рассказал жене о задержании китайского нарушителя границы, который при допросе в разведотделе отряда указал, что пограничники заставы при задержании изъяли у него мясо. Такое заявление китайца вызвало откровенное недоумение на заставе, ибо никакого мяса при нём не было. Тем более что группу захвата возглавлял сам начальник заставы. Однако его объяснение в отряде не желали слушать — мясо было и точка! Тогда он решил ещё раз осмотреть место, где был задержан нарушитель границы. И к своему великому удивлению при тщательном осмотре места задержания он нашёл в траве маленький тряпичный свёрток, в котором были завёрнуты четырнадцать сушёных лягушачьих лапок. Удивление его было бесконечным. На следующий день к найденному мясу ещё присовокупили пару дюжин свежих лягушачьих ножек, заготовленных пограничниками заставы, и нарочным отправили в разведотдел.

Эта история крепко засела в голове нашей Валерки. И однажды она отчудила сле-дующее. Как-то в гостях у нас находилась подруга Люсии, которая работала директором поселковой школы, где училась дочь. По национальности она была кореянка и выглядела соответствующим природе образом. Какой бес попутал Валерку не знаю, но очевидно одно. Она приняла нашу гостью за китаянку и в ответ на её подарок — красивый школьный пенал, решила преподнести ей в подарок лягушачьи ножки, которые сама и заготовила, пока подруги пили чай. Люсии от увиденного в руках дочери столь необычного подарка сделалось плохо, и её отпаивали валерьянкой. Мы же с Валентиной, так звали директора школы, вдоволь насмеялись. И я в связи с этим рассказал ей о том забавном эпизоде с пропажей мяса, который случился при задержании китайского нарушителя границы...  

Вот и сейчас я напоминаю Люсии об этом эпизоде. Она брезгливо морщится.

— Я до сих пор, как представлю нашу дочь с портновскими ножницами в руках, так мне становится дурно, — шепчет она мне на ухо…

Вопрос, где и с кем праздновать наступивший День пограничника предо мной и Люсией не стоит. В планах у нас праздничный обед, во дворе нашего дома будет накрыт общий для всех членов офицерских семей стол.

Но, как часто бывает, планам не всегда суждено сбыться. Раздаётся трескучий звонок засекреченной аппаратуры связи (ЗАС), который буквально подбрасывает меня с кровати. Беру трубку. Звонит мой приятель из Особого отдела дивизии и сообщает мне о случившемся у них ЧП — нападении и убийстве часового поста, охранявшего склады с вооружением и боеприпасами. В связи с этим он просит меня помочь с розыскной собакой. Быстро одевшись, иду на квартиру к начальнику заставы — просить у него под мою личную ответственность задействовать в розыске преступников инструктора службы собак и Кая. Получаю «добро».

Прибыв к месту происшествия, узнаю, что нападение было совершено полчаса назад, нападавших было двое, они убили часового и завладели его автоматом.

Кай сразу берёт след, и всем участникам этого поиска ничего не остаётся делать, как бежать вслед за ним. По направлению движения преступников становится понятным, что укрываться в посёлке они не намерены и движутся к границе. По рации связываюсь с начальником своей заставы и информирую его о случившемся.

— Я доложу в отряд и проинформирую соседей, чтобы они перекрыли границу и выставили заслоны. Возможно, бандиты намереваются прорваться через границу с целью ухода в Китай. Своими же силами мы блокируем все полевые дороги, — сообщает мне своё решение начальник заставы.

В первые же минуты преследования убийц мы с инструктором вырываемся вперед, бежим изо всех сил, не сдерживая бега Кая. Лесной грунт, прохладная утренняя пора хорошо удерживают запаховые частицы, поэтому Кай бежит быстро, беря след преступников «верхним» чутьём.

Впереди появляется неглубокая речка с каменистым дном, такие речки довольно-таки часто встречаются в уссурийской тайге. Мы вбегаем на берег. Кай останавливается, тихо скулит и смотрит на инструктора. Нам понятно, что бандиты переправились на другой берег и, скорее всего, будут использовать речку чтобы «замести» следы. В связи с этим меня тревожит то, что бандиты на противоположном берегу могут устроить засаду, так как лучшего места чтобы «избавиться от хвоста» и желать не надо.

— Речку перейдём выше по течению, за поворотом, — тихо вполголоса говорю я инструктору. — Я не удивлюсь, если бандиты сейчас ведут за нами скрытое наблюдение и поджидают, когда мы вступим на их бережок. Пусть у них сложится мнение, что их преследование прекращено.

Инструктор в знак согласия кивает, и мы отходим назад вглубь леса.

Перейдя на другой берег за излучиной реки, мы выжидаем некоторое время, и лишь затем принимаемся искать пропавший след. Вскоре Кай отыскивает выход бандитов на берег. Он значительно дальше от места их входа в речку. Бандиты, как мы и предположили, двигались вдоль противоположного берега, вниз по течению реки, чтобы не нести лишних физических затрат. Засаду на берегу реки они нам решили не устраивать.

Преследуем бандитов уже второй час, они по-прежнему движутся в направлении границы.

— У них кончается «горючка», — обращает моё внимание инструктор на помятую траву около дуба.

— Это очень хорошо. Мы скоро их настигнем, — говорю ему.

В небе слышится гул винтов вертолёта. Смотрю в небо — это наш пограничный вертолёт с белой полосой в хвостовой части. На связь с вертолётом не выхожу, потому как уверен, что экипаж нас видит.

— Он сейчас прижмёт бандитов к земле. Будь внимателен, — говорю инструктору.

Неожиданно для себя мы выскакиваем из леса на распаханное поле. Такие поля в тайге устраивают наркоманы для высадки мака или конопли. На окраине поля видим бегущего человека. Кричу ему:

— Стой! Стрелять буду!

И сразу же даю поверх его головы очередь из автомата.

Над нашими головами также свистят пули автоматной очереди. Стреляет бандит, который находится на опушке леса. Сомнений нет, это те, кого мы преследуем. Понимая, что преступник, бегущий по полю, через некоторое мгновение может скрыться в лесу, я открываю «огонь на поражение». Бандит, скошенный автоматной очередью, падает в нескольких метрах от лесной кромки. Мы быстро отступаем в лес и укрываемся за деревьями. Кай прилагает немалые усилия, чтобы вырваться из рук инструктора и броситься вперёд. Оставшийся в живых сообщник убитого выпускает ещё несколько очередей по тому месту, где только что находились мы.

— Лежим и не высовываемся, — говорю инструктору, иначе попадём под пули. — Дело сделано, второй никуда не уйдёт. Он или сдастся или застрелится.

Однако оба мои предположения оказываются ошибочными. Бандит встаёт во весь рост и идёт в атаку на нас. При этом вопит истошным голосом «За Сталина! За Родину-мать!» и беспорядочно поливает впереди себя длинными очередями. Каким бы ни был этот мерзавец, изначально он воспитывался в духе патриотизма, — думаю я.

— Приготовь Кая! — говорю инструктору. — Как только у бандита закончатся патроны, и он полезет за новым магазином, отпускай его.

— Фас! — командует инструктор Каю, увидев, что бандит лезет в карман куртки за новым магазином.

Я поднимаюсь с земли, и беру бандита на мушку — ему нельзя дать возможность перезарядить автомат. Однако моего вмешательства не требуется. Раздаётся душераздирающий крик — Кай успел. Мы выскакиваем из укрытия и принимаемся высвобождать несчастного из клыков Кая. После чего на бандита надеваем наручники, и я связываюсь по рации с вертолётом. Через несколько минут вертолёт с поисковой группой на борту приземляется на поле.  

Поисковая группа осматривает местность и производит необходимое фотографирование. Я же осматриваю вооружение преступников. У убитого мной бандита автомат Калашникова новой модификации, который только что поступил на вооружение частей Советской Армии, он должен был послужить им золотым ключом для входа в «маоистский рай».

Сергей

Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook






3
Мне нравится