8 Июня 2017

Солдаты-сладкоежки

Крытые тентом "Уралы" рычат моторами, режут фарами ночь. Приказ офицера бьёт по сонным мозгам:

— По машинам! Быстро, бойцы! Шевелись шустрей! Все в кузов, помогайте друг другу. Все сели? Вперёд! По ходу движения со скамеек не вставать. Узнаю, прибью! Курить можно, вставать нельзя!

Колонна двинулась. Минут сорок трясёмся в кузове. Снаружи ничего не видать. Хоть глаз коли. Глухая ночь. Ни фонарей, ни домов, ни людей. Только тёмная ухабистая дорога. Ветер, огоньки и искры от сигарет. Деревья по обочинам, как тени великанов. Молча курим, подпрыгивая на ямах. Ветрено, зябко.

Колонна тормозит. Слышен дружный хохот. Старослужащие нас уже заждались. Воинское КПП. Грузовики с нами медленно вползают на территорию части. Ворота звонко захлопывает солдат с повязкой на рукаве. Приказ офицера бьёт по замёрзшим ушам:

— Выгружаться из машин. Быстро! Шевелитесь, сынки. Не курить! Тут вам не мама. Построиться в шеренгу по четыре. За мной. Шагом марш! Не отставать!

Наше стадо юных баранов нестройной толпой вползает в темноту. Но там вдалеке свет. Фонарь горит над входом. Наверное, казарма.

Середина ноября. Западная Сибирь. Далеко не жарко. На земле корка льда. Скользко. Снега тут ещё нет. Или уже был и его сдуло.

Измотанные, замёрзшие, уставшие, отупевшие, хотим только тепла и спать.

В казарме не намного теплей. Изо рта пар, градусов пять в плюсе. Хоть ветра нет. Глаза постепенно привыкают к сумрачному свету. Похоже на спортзал. На полу матрасы. Нет, точно не казарма. Это карантин.

Садимся, кто куда. Охота курить. Без команды нельзя.

— Располагайтесь, утром получите обмундирование. После карантина определят в подразделения. Тишину не нарушать. Курить только в туалете. И по одному. Исполнять приказы сержантов. Из зала не выходить. А сейчас всем спать.

Офицер дал указания и ушёл. Сержанты остались.

Завтра нас побреют в солдаты. Оденут, обуют, накормят, расселят.

А сегодня мы ещё вполне мирные гражданские мальчики-одуванчики.

До утра осталось всего три часа.

Надо бы как-то уснуть. Сквозняки и холодно. Ворочаюсь с бока на бок. Неуютно. Одеяла тонкие. Не спится.

Кто-то пытается рассказать анекдот. Не прокатывает. Уже не смешно. Напряжение, тревога, неизвестность. Но слабеющий привкус романтики ещё остался.

Сидим на полу, на матрасах, спина к спине. Кто то пытается бренчать в темноте на гитаре. Сержант молча подходит, отбирает инструмент. И возвращается на свой матрас. Слышу вой ветра снаружи. Романтика.

Зима 1982 года была холодной. По уличному радио три дня подряд на всю территорию части вещают тоскливую музыку. В стране большой траур. Умер Леонид Ильич Брежнев. В Афгане война. Там жарко. А в Сибири лютые морозы.

В казарме, где жил наш учебный батальон, температура зимой не выше плюс пяти. Кочегарка маленькая, не может обогреть здание. Ошибка в проекте, наверное.

Одевались, как можно теплей. Три пары нижнего белья. К телу выданное свежее чистое, потом на него несвежее, несданное в стирку с прошлой бани, а на него уже совсем серое, тоже не сданное в стирку с позапрошлой помывки.

На белье гимнастёрка и галифе. Такая вот зимняя капуста.

Спали в трёх нижних кальсонах, потом простыня, над ней одеяло. На одеяле сначала шинель, на шинели ватный бушлат.

Голову надо прятать под одеяло. Иначе изо рта идёт пар, мёрзнут уши и нос.

Такое ощущение, что на первые полгода в армии для новобранцев отменили все ночи. Только крикнули отбой. Все легли. И сразу же кричат подъём. Ночь опять пролетела. Снов не видел. Вырубался сразу. Молниеносно и незаметно.

Однажды, в ясный морозный солнечный денёк чистим снег вокруг родной казармы. Мимо проходит румяный и бодрый хлеборез. Сержант Тарас.

— Салют, бойцы!!! Как настроение? Боевое? — жизнерадостно кричит нам дембель Тарас.

— Нормально, товарищ сержант, — радостно улыбаемся мы, ведь всем приятно доброе участие старослужащего.

В армии много плюсов. Которые не видны в обычной домашней обстановке.В советской армии служили все подряд. Без деления на национальности, места проживания и социальное положение. Это реально суровая школа жизни и выживания.

Вчерашние мальчики-подростки, безусые юноши на пару лет отрывались от родительской опеки и жили в казарме на общих условиях. На военном-морском флоте служили ещё дольше (три года) и жили в более стеснённых условиях матросской каюты.

Военная служба открыла мне глаза.

Только в армии узнал, что меня можно уважать. Не за силу, не за ум. А просто уважать, как доброго человека.

Ребята-сослуживцы часто просили помочь написать письма их девушкам. Сочинить стихи к юбилею родителей. Доверяли мне личные переживания. Рассказывали о своих надеждах и планах. Не знаю, откуда им было известно, что не проболтаюсь, не выставлю на посмешище, выслушаю всегда. Это показало, что меня можно ценить и уважать.

Во-вторых, очень благодарен своей солдатской службе за то, что именно она научила меня ценить простые, самые обычные вещи.

Еду, чистую и тёплую одежду. Баню, сон, дружбу. До армии я всегда был сытым, выспавшимся, одетым и обутым.

А здесь каждая приятная мелочь становится важной штукой. Начинаешь ценить тепло, время сна, редкие вкусности, которые присылали нам из дома. Мы угощали друг друга. Всегда делились по-братски. Радовались не только своим посылкам, но и посылкам товарищей-сослуживцев.

Товарищей появилось вдруг много. И все разные.

Товарищи полковники, товарищи капитаны, товарищи сержанты. Майоры и лейтенанты, всех нужно называть "товарищ"...

Не знаю, как сейчас положено обращаться к старшим по званию. Может господин офицер, или как-то ещё. Но, в мое время обращались только "товарищ".

Рацион питания в советской армии был рассчитан так, чтобы боец был крепок, здоров и сыт.

Не спорю. Голодными мы не были. Слабыми тоже не были. Да и болели в общем то редко.

Но нам явно не хватало сладенького. Сахар выдавали строго порциями. Два кусочка на завтрак, два кусочка в обед и два кусочка на ужин. Плюс редкие посылочки из дома.

Короче, сладкого хотелось почаще. Но молодые солдатские мозги устроены так, что найдут выход из любой ситуации.

Я нашёл такой вот интересный ход.

Писал статьи в газеты и журналы. Стихи, рассказы, заметки о нашей армейской жизни.

Дело в том, что в СССР было два самых известных военных издания. Одно центральное. Второе региональное.

Газета "Красная Звезда" издавалась в Москве при Министерстве Обороны страны. Газета "Советский воин" издавалась в Новосибирске при штабе Сибирской Дивизии. Вот чаще всего туда я и отправлял свою прозу и поэзию.

Представьте себе, денежное довольствие рядового солдата в моё время составляло ровно 3 рубля 80 копеек в месяц! На эти деньги нужно купить зубную пасту, конверты для писем домой, открытки для праздников, сигареты и всякую такую мелочь. Если вдруг оставались деньги с этой великой суммы, то мы покупали сладости и лимонад в складчину в солдатской чайной на территории военного городка. Но чаще всего денег на чайную уже не оставалось.

А шоколадку охота, сгущёнку, лимонад охота, прянички, булочки и пирожки, конфетки тоже хочется. Организму явно не доставало глюкозы.

Мне начали приходить гонорары за мои литературные работы. Из столичной газеты побольше. Из новосибирской поменьше. Зато регулярно. Это было гораздо больше моего солдатского жалования. Я собирал друзей-сослуживцев в чайной, и мы тратили гонорары на сладкое.

Спросите, о чём же я тогда писал? Ведь жизнь в армии однообразная, ничем не примечательная, обыденная.

Писал о нашей замечательной библиотеке военного городка, о библиотекарше, за которой увивались даже те, кто не был записан в библиотеку и книжек то отродясь не читал.

О Доме офицеров, где я и мои товарищи иногда выступали в составе эстрадного коллектива. О редких подвигах в мирное время. О надеждах и мечтах простых солдат, моих друзей-сослуживцев.

Писал стихи о изумительной сибирской природе. О боевых учениях. О настоящей мужской дружбе.

Писал обо всём. И отправлял то в Москву, то в Новосибирск.

Иногда, когда я долго ничего не сочинял, а ребятам-сослуживцам хотелось полакомиться в чайной, то они настойчиво требовали от меня новых публикаций. Им не терпелось покушать вкусненького на мой гонорар.

Мои занятия литературой не прошли даром. Однажды, стоял часовым в карауле на посту. Охранял танки и боксы с другой техникой. Прибежал зам.начальника караула и сказал, чтобы я срочно сдал пост и оружие. Затем немедленно прибыл в штаб полка. Мол, меня там ждёт какая-то важная "птица".

В штабе меня встретил наш командир полка, замполит и приезжий полковник. Он был из Москвы и первым пожал мне руку. Я пробубнил, "Служу Советскому Союзу!" и стал ждать разъяснений.

Оказалось, что полковник был из той самой газеты "Красная Звезда", возглавлял там работу военных корреспондентов. Мои труды заметили в редакции, были даже отзывы читателей. Поэтому полковник привёз мне такую очень красивую бумажку с красными гербовыми печатями. Рекомендацию и направление от Министерства Обороны СССР для поступления после службы в Университет по специальности "Журналистика".

Он благодарил меня за публикации, настоятельно рекомендовал не терять свой дар и поступать после службы учиться в Университет.

Видели бы вы довольную физиономию моего командира полка. Он весь то расплывался в понимающей и гордой улыбке. То вытягивался по струнке перед московским гостем. Хотя оба они были равны по званию.

Короче, мой комполка был горд, счастлив и весь светился. Строгий замполит тоже был доволен. Типа личный состав полка оказался на высоте.

После службы я поступил в Университет на "Журналистику" и этому поспособствовали мои публикации в военной прессе.

А тогда мы, простые солдатики, просто проедали гонорары в чайной. И все были довольны. Мы восполняли дефицит сахара в крови.

Спасибо Армии, она помогла понять, что жизнь штука простая. И не надо относиться к ней слишком серьёзно. Идёт солдат по улице и лопает мороженое. В глазах его мир, покой и пустота. Он отдаёт долг Родине. Он защитник и имеет право есть пломбир... И даже пить летом уличный бочковой квас.

Такая вот весёлая история со счастливым концом.

Андрей

Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook

Конкурс «Были 90-х»

Не забывайте размещать свои истории о 90-х годах в Facebook, помечая их хэштег #Были90х





58
Мне нравится