Я вырос на уроках литературы
Ангелы-хранители нашего детства



14 Сентября 2017

Храбрый спасатель

Школьники из Туапсинского района, как и взрослые, любили ходить в походы. Их село Молдавановка располагалось на юге от Краснодара, на границе между курортными местами – Горячий Ключ и Джубга, и как бы лежало между Кавказских гор, словно в яме. Места там красивые, природа щедро одарила людей: высокие горы и холмы, крутые скалы, смешанный лес, цветущие поляны, бурлящая перекатами речка и звенящие родники.

Зима редко бывала снежной, холодной, иногда в январе-феврале на горах уже можно было увидеть первоцветы под снежком – это появлялись из-под земли скромные розовато-сиреневые цикламены, а позже желтела нежная примула. В марте – настоящие белые подснежники появлялись на лесных полянках, в апреле – дикие бордовые пионы (бужоры). Лес к этому времени уже   шумел зелёной листвой, приглашая путников под свою сень. А летом поляны белели ромашками, и розовели клевером. Кое-где синели колокольчики и алели дикие маки. До самой осени цветущий мир южных гор и лугов привлекал туристов. Местные жители привыкли уже к своим горам и пригоркам, к полянкам и перелескам, к покрытым красной земляникой делянкам, и ничего необычного уже не ожидали.

И вот как-то в конце февраля группа детей из пяти человек решила вновь обследовать окрестности села, а вдруг там изменилось что-то после зимы?

Снег почти растаял (в феврале в тех местах уже весна наступает), но по краям речки держался ещё ледок. А вот в самой середине потока горная река не промерзала, потому что сильное течение и подземные родники.

Вылезли на свет белые подснежники, взмахивая на ветру своими колокольцами, вот за ними и отправилась детвора. Четверо были шестиклассниками, а младшему мальчику Валерию только восемь лет исполнилось. Он вошёл в эту группу по просьбе его старшей сестры Людмилы. Она сегодня впервые надела в поход свои новые резиновые сапожки, тёмно-синие и с красной полоской по краю. Ни у кого таких не было, мама из Краснодара привезла, вот и захотелось перед подружками похвалиться обновкой. Остальные тоже были в резиновой обуви, потому что слякоть вокруг ещё стояла. Девочки, а это были Вера, и Надежда, с завистью украдкой оглядывали Людины сапоги.

Та шла, намного обогнав остальных, обследуя бугорки и рытвины на полянке у леса, куда они вышли после того, как облазили все пригорки.

Прыгнув на очередную кочку, поросшую мхом, девочка стала почему-то проваливаться. Взмахнула руками, но сапоги потянули её вниз. Выбраться сама не смогла, а ноги всё проваливались так медленно и мягко, и конца ямы не было. Уже по колено стояла, подумав мельком, неужели болото? Об этом она читала в книгах, но не знала, что и в этих местах бывает такое. С трудом перебирала ногами, но опоры не было. От растерянности вначале онемела, а затем стала кричать, остальные дети подхватили крик, и стали бестолково бегать вокруг этого пространства. Валера кинулся в плачь, очень уж было ему жаль любимую сестрёнку, застрявшую в грязи и не собирающуюся почему-то оттуда вылезать. А Людмила уходила всё глубже и глубже. Грязь засосала её по пояс. Хватаясь за воздух и уже за мох руками, расширенными глазами она глядела на остальных детей, которые никак не могли понять, что же делать. И со страху ещё громче неё вопили.

Тут одноклассник, соседский мальчик Мишка ринулся к ней, но сам провалился. Его всё-таки смогли вытащить, он с краю оказался. Потом стал оглядываться и нашёл приличных размеров длинную толстую ветку от дерева, лёг на сырую землю, и пополз к девочке.

– Держись крепче за палку, – посоветовал он, – и не шевели ногами, а то совсем провалишься.

Люда ухватилась за конец ветки, мальчик потянул ту на себя. Дети кинулись на помощь ему. Мокрая страшная яма с трудом неохотно отпускала от себя девочку. Медленно освобождаясь от липкой грязи, выбралась она наружу, только без сапог. Как же она маме скажет об этом? Надо бы ей лучше утонуть, тогда бы никто не ругал за новые сапоги, думала расстроенная происшествием девочка. В холодном ручье они с Михаилом вымыли свои грязные руки и ноги (он не потерял сапоги, просто грязь налипла на них, а она и носок тёплых лишилась), и отправились все домой. Про подснежники, за которыми они и отправились, никто не вспоминал, не до них было, тут бы уж не заболеть после зимнего купания в ледяной воде.

Люда шла босиком по холодной, ещё зимней стылой земле. Было больше страшно, чем холодно. Потом Миша, глядя на неё, стянул свои сапоги и отдал «утопленнице». Сапоги хлопали у неё на ногах, ведь у мальчика был уже тридцать седьмой размер, а у неё – ещё тридцать второй. А сам потопал в носках. Никто из девочек уже не завидовал хозяйке новых сапожек.   Всей ватагой детвора зашла в Людин двор, чтобы оправдать её перед родственниками. Мать увидела такую картину, и, не разобравшись, стала кричать на дочь:

– Ты куда дела новые сапоги? Ничего нельзя тебе купить!

Братишка Валерка заплакал и обнял сестру. А Мишка зачем-то тоже стал кричать:

– Вы сначала посмотрите, в чём она пришла, а потом ругайтесь. Ей надо было вместе с сапогами провалиться в трясину, что ли?

– Где вы там трясину нашли, это вам не тайга, - отвечала женщина, растерявшись от напора соседского мальчишки.

Старая бабушка вышла из дома, посмотрела на внучку, и подтвердила:

– Да, было там за селом одно место топкое, даже как-то телёнок, отбившийся от стада, утонул. Иди в дом, сейчас горячей воды в таз налью, да чай заварю липовый, буду лечить, чтобы не заболела, – это уже относилось к Люде.

Друзья все разошлись по домам, признав, что Мишка – самый храбрый спасатель в мире.

Людмила Михайловна Николаева

Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook




1
Мне нравится